Все новости » Мнение » Интервью » Александр Журбин: Музыка — это вся моя жизнь

Александр Журбин: Музыка — это вся моя жизнь


Композитора Александра Журбина знает, наверное, каждый культурный человек в нашей стране. Именно он является создателем первой российской рок-оперы «Орфей и Эвридика», которая была поставлена в 70-х годах ансамблем «Поющие гитары» в Ленинграде. Александр Борисович написал более двухсот различных песен, множество произведений камерной музыки, несколько симфоний и ряд музыкальных произведений для кино и мультфильмов. Он является создателем первого русско-американского театра «Блуждающие звёзды» в США.

— Скажите, пожалуйста, кем Вы мечтали стать?

А.Ж.: Как ни странно, я с детства, лет с шести, мечтал стать музыкантом, а лет с девяти — композитором. Даже не знаю, почему. В семье музыкантов не было. Но вот как-то тянуло…

— Как Вы впервые осознали, что хотели бы связать свою жизнь с музыкой?

А.Ж.: Как только что-то стало получаться. Как только стал играть на концертах (на виолончели), а потом, когда моя музыка стала исполняться, и многим нравилось…

— Начало Вашего творческого пути?

А.Ж.: Поначалу мне повезло. Я жил в Ташкенте, и оркестр местной филармонии сыграл мою симфонию, когда мне было всего 16 лет. Ну, а потом были годы ученья и упорного труда. Успех пришёл после оперы «Орфей и Эвридика».

Но я уже тогда понял, что нельзя почивать на лаврах. И после успеха принялся за работу с утроенной силой. Не для успеха, а для исполнения некоего смутного плана. И сегодня, через 40 лет, могу сказать, что поработал я неплохо и план даже перевыполнил. В смысле количества я написал очень много, а о качестве не мне судить.

Но некоторыми работами я горжусь.

— Что означает для Вас музыка?

А.Ж.: Музыка — это вся моя жизнь. Я пишу музыку, слушаю музыку, пишу о музыке (сейчас выходит моя книга о музыке «Музыкальные перекрёстки»). Без музыки себя не мыслю.

— Какие музыкальные произведения в большей степени вдохновляли Вас?

А.Ж.: В детстве я слушал много музыки. Спасибо родителям, они не скупились и покупали много грампластинок. Практически я прослушал всю классику, симфоническую, камерную. Особенно любил оперы, до сих пор знаю многие оперы наизусть. «Кармен», «Пиковая дама», «Травиата», «Севильский цирюльник» — до сих пор обожаю их.

— Расскажите, как Вы увлеклись рок-музыкой? С каких коллективов началось подобное увлечение?

А.Ж.: Сначала, конечно, был джаз. Я даже играл немного джаз и выступал на фестивалях.
Ну, а потом пришли Beatles, а позже Pink Floyd, Yes, Led zeppelin и много другого. Одно время я слушал только рок-музыку.

— Какие именно моменты привлекали в рок-музыке?

А.Ж.: Конечно, как и всех молодых, меня увлекала стихия ритма, энергии, фантастического драйва. Потом стал интересоваться более тонкими вещами, узнал про King Crimson, Gentle Giant, Emerson Lake and Palmer. Конечно, основной интерес был всегда на стыке классики и рока, так называемый «арт-рок».

— Расскажите немного о Ваших произведениях в академических жанрах?

А.Ж.: Я много работал и продолжаю работать в академических жанрах. Список моих сочинений в этой области довольно велик (можно посмотреть в Википедии). Однако исполняются они редко, от случая к случаю. Я тешу себя надеждой, что когда-нибудь кто-нибудь откопает мои рукописи в каких-нибудь пыльных сундуках и удивится. Но мне это уже всё равно, я делаю это потому, что мне это нужно.

— Период жизни в Соединённых Штатах. Вы ощутили разницу культур, менталитета?

А.Ж.: В Штатах я частично живу до сих пор, уже 25 лет. Очень люблю американскую культуру, она очень богатая и разнообразная. У нас известна лишь малая часть, так называемая коммерческая культура. А там есть много совсем другой культуры, глубокой, тонкой и абсолютно некоммерческой.

— Самые запоминающиеся моменты в период проживания в Америке? Выступления?

А.Ж.: Мы регулярно устраиваем семейные концерты в популярном нью-йоркском клубе Joe’s Pub. В них участвую я, моя жена Ирина Гинзбург-Журбина, мой сын — композитор Лев Журбин, его жена Инна Бармаш. Надеюсь, скоро начнут участвовать два наших внука, они талантливые ребята.

— Вы долгое время жили в Петербурге? Какой из городов Вам ближе: Москва или Петербург?

А.Ж.: Я очень люблю Питер. Там много важных для меня мест, связанных и с моей жизнью, и с историей российской культуры. Однако жить в Питере, на мой взгляд, сегодня невозможно. Не хочу никого обижать, поэтому не буду углубляться в эту тему. В России есть только один город, в котором можно жить. Это — Москва.
Это мой город.

— Какие места, исторические улицы, районы нравятся Вам в Москве?

А.Ж.: Я жил в разных местах Москвы, но всегда близко к центру. Сегодня я живу в районе Маяковки, и всё, что меня окружает, мне очень нравится. А гулять я хожу в «Сад Эрмитаж», где я являюсь председателем Общественного совета. Здесь каждый дом, каждый камень — это история…

— Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

А.Ж.: Здоровья, счастья, материальной независимости. И любви. Банально, конечно. Но иногда банальные вещи — самые правильные.

— Большое спасибо за увлекательное интервью, Александр Борисович!





Top