Все новости » Мнение » Взгляд на Китай » Бамбуковый занавес между ЕС и Китаем

Бамбуковый занавес между ЕС и Китаем


На протяжении всей истории, возможно, никто не путешествовал по Шёлковому пути и не пробыл в Китае дольше, чем великий венецианский торговец и исследователь Марко Поло, чья легендарная история перечитывается до сих пор. Однако он предупредил: «Я не рассказал и половины того, что видел». Хотя современные технологии сделали мир более доступным, мистический разрыв между Европой и Китаем остаётся.

Недавно лидер Китая Си Цзиньпин отправился в тур «дружбы» по некоторым ключевым странам ЕС в окружении более двухсот бизнесменов. Они подписали несколько многомиллиардных контрактов на покупку самолётов и автомобилей. Хотя государственное китайское СМИ «Синьхуа» приветствовало поездку и укрепление сотрудничества между ЕС и Китаем, Европа выглядит не очень выгодно рядом с Китаем по многим вопросам. Она не в состоянии в полной мере осознать, что стоит за «бамбуковым занавесом».

Внутри страны Пекин сталкивается с двумя серьёзными проблемами одновременно. Во-первых, с экономической стороны в 2014 году в Китае наблюдался рост государственного долга муниципалитетов. Он уже достиг почти $3 трлн. Это на 67% выше, чем в 2010 году. Такой всплеск привёл к росту общего государственного долга Китая до 58%, от доходов всей экономики. Быстрое расширение кредитования привело к созданию $15,26 трлн долгов. Данные, опубликованные в феврале, показали, что плохие кредиты побили все рекорды.

Что ещё хуже, в последнее время наблюдалось снижение производственного индекса менеджеров по закупкам (PMI в феврале равнялся 48,5) и экспорта, что очень беспокоит Пекин, потому что такие показатели означают потерю рабочей силы и доходов от иностранной валюты. Пока что китайская экономика опирается на экспорт. Официальный Коэффициент Джини равнялся 0,473, но обычно власти сильно занижают его. Тревожный разрыв в доходах остаётся серьёзной проблемой для социальной стабильности Китая. В частности, цены на жильё в крупных городах, таких как Шанхай и Пекин, являются одними из самых высоких в мире, в то время как ВВП на душу населения в Китае занимает мрачное 91 место.

Во-вторых, продолжается борьба за власть в компартии. Поступают многочисленные сообщения о коррупции и оффшорных банковских счетах, принадлежащих высокопоставленным коммунистическим чиновникам. Новое руководство во главе с Си Цзиньпином пытается укрепить свою власть, в то время как коммунистические старожилы продолжают контролировать некоторые важнейшие секторы, такие как пропаганда, вооружённая полиция и судебная система. Каждый год в стране происходит более 100 000 массовых протестов. Социальной справедливости просто нет из-за отсутствия верховенства закона. Замедление роста ВВП в сочетании с жёстким контролем государства приведёт к дальнейшему нарастанию социальной напряжённости и поляризации в Китае.

Нуждается и опасается

На данном этапе Китай нуждается в помощи со стороны ЕС для различных целей. В 2013 году двусторонняя торговля достигла оборота в $559 млрд. ЕС является крупнейшим торговым партнёром Китая, а Китай является вторым для ЕС после США. Европа поставляет в Китай автомобили, самолёты, химикаты и предметы роскоши, а импортирует текстиль, электронику и другие товары на сумму $385 млрд.

Несмотря на растущую торговлю, вторая по величине китайская экономика стала опасаться ЕС по ряду направлений.

Прежде всего, в течение многих лет ЕС до сих пор не признал Китай полноценной рыночной экономикой и не снял эмбарго на поставку оружия Пекину, введённое в связи с кровавой бойней студентов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Кроме того, Китай надеется расширить свой экспорт в ЕС, а также:
1) поддерживать статус мирового производителя;
2) поддерживать экспорт для получения валюты;
3) сохранить уровень занятости;
4) приобретать технологии и ноу-хау через прямые иностранные инвестиции (ПИИ);
5) использовать торговлю в качестве рычага, чтобы продвигать национальные интересы, привлекая отдельные страны ЕС (в том числе глушить критику ЕС в отношении нарушений прав человека, таких как резолюция Европарламента по проблеме извлечения органов у живых последователей Фалуньгун и других узников совести в Китае).

Помимо экономических средств, Китай активно наращивает «мягкую силу» в Европе, через создание так называемых Институтов Конфуция в европейских университетских кампусах. Эти учреждения используются для продвижения коммунистической пропаганды за рубежом.

Опасения ЕС

ЕС, с другой стороны, не рад дефициту торгового баланса ($180 млрд в 2013 году) с Китаем, особенно учитывая импортные ограничения, наложенные Китаем, крупнейшим рынком в Азии. ЕС вложил чуть более 2% своих инвестиций в Китай. Как и американские инвесторы, страны ЕС не могут финансово участвовать в китайских стратегических секторах, таких как транспорт, телекоммуникации и здравоохранение.

Другие серьёзные шаги включают антидемпинговые меры против Китая за нарушение прав интеллектуальной собственности, а также за практику политизации коммерческих сделок. Например, китайские покупки самолётов Airbus или Boeing, часто зависят от того, президент какой страны только что встретился с тибетским лидером.

Недавно ВТО приняла решение против Китая касательно редкоземельных элементов и других металлов. Профессор Марк Ву из Гарвардской школы права, сказал: «Хотя ВТО вынесла решение против Китая, она не требует от него платить компенсацию… ВТО, по сути, разрешает странам временно нарушать правила. Пока страна будет в разумный период исправляться, ей не нужно беспокоиться о наказании».

В авторитарном государстве, где независимая судебная система и свободная пресса не существуют, иностранные инвесторы вряд ли получат благоприятную или справедливую оценку в судах. Когда стали возникать споры, многие иностранные компании запоздало узнали о таком положении дел. Например, в 2009 году французская Groupe Danone была вынуждена оставить предприятия, продав 51% акций Wahaha Group, одному из крупнейших китайских производителей напитков.

Однако у ЕС есть конкурентное преимущество, так как он производит одни из самых качественных товаров в мире, которые пользуются спросом в Китае. И этим надо пользоваться.

Китайская специфика

Несмотря на проводимые экономические реформы, Китай сегодня по-прежнему остаётся коммунистической диктатурой с так называемой китайской спецификой. В эпоху цифровых технологий там до сих пор нельзя получить доступ к Facebook, Google, YouTube или Twitter.

Там даже могут бросить в тюрьму и убить за то, что ты являешься приверженцем духовной практики Фалуньгун или демократическим активистом. Экономический прогресс в течение последних 30 лет не превратил Китай в гражданское общество, где правит верховенство закона. Наоборот, он доукомплектовал драконовский режим, который не уважает международные порядки и нормы. Кроме того, есть огромные принципиальные различия в ценностях между демократической Европой и коммунистическим Китаем.

Страны-члены ЕС надеялись, что экономическое сотрудничество с Китаем приведёт к улучшению демократии в стране. Европа и человечество в целом хотели, чтобы Китай стал демократичным, а не злобной собакой, которая будет позже кусать кормящую руку. Китай так и не сделал шага вперёд к европейским принципам ни политически, ни экономически. Чёткое понимание того, что Китай пока не убрал свой «бамбуковый занавес», имеет важное значение для успеха в торговле и дипломатии.

Сунь-цзы (544–496 до н. э.), известный китайский военный стратег, написал в «Искусстве войны»: «Познай себя и своего врага, и выиграешь сто сражений». Будет ли Китай в один прекрасный день интегрирован в сообщество демократических государств? Мы все надеемся, что так и будет. Но до тех пор лучше не забывать про общечеловеческие принципы и в первую очередь думать о них, как советовал римский философ Луций Анней Сенека (ок. 4–65 до н. э.): «Так пусть же предшествует добродетель: тогда все наши шаги будут безопасны».

Эрпин Чжан является директором Ассоциации азиатских исследований (Association for Asian Research).

Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и не обязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

 

Версия на английском





Top