Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Китай » Политика Китая » Бойня на площади Тяньаньмэнь: реабилитация жертв

Бойня на площади Тяньаньмэнь: реабилитация жертв


Ло Юй, полковник и глава Управления авиационной техники Генштаба Народно-освободительной армии Китая (НОАК), проснулся ночью 3 июня 1989 года от странного шума. Прерывистые и резкие звуки «та! та! та!», доносящиеся со стороны площади Тяньаньмэнь в Пекине, не дали ему уснуть. /epochtimes.ru/

На завтраке официант сказал Ло Юю и его матери, что военные машины горели на улицах. Ло понял, что ночью была перестрелка.

Позже в тот же день, перед посадкой на рейс в Париж, где он должен был участвовать в военной выставке, сообщения СМИ подтвердили подозрения Ло: вызванные властями войска НОАК открыли огонь по китайским студентам, которые занимали площадь Тяньаньмэнь в течение семи недель.

Ло Юй

Ло Юй, сын генерала НОАК Ло Жуйцина, в Харрисбурге, штат Пенсильвания, 12 декабря 2015 года. Фото: NTD Television

Семья Ло Юя, которому сейчас 71 год, пострадала от разрушительной политики компартии во время «культурной революции» (1966-1976 гг.). Позже Ло с тревогой наблюдал за развитием экономики за счёт неправомерных действий правительства, разрушения окружающей среды и морального упадка китайского народа.

Он потерял всякую надежду на партию, когда она устроила кровавую бойню на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года.

Учитывая его революционную родословную, Ло мог стать высшим военным начальником и лично обогатиться. Вместо этого он ушёл из армии, вышел из партии и уехал из Китая в 1990 году.

Тяньаньмэнь

Студенты университетов в Пекине продолжают голодовку на площади Тяньаньмэнь 18 мая 1989 года. Они призывают китайские власти провести демократические реформы и положить конец коррупции. Фото: Catherine Henriette/AFP/Getty Images

Почти два десятилетия спустя Ло опубликовал мемуары, где рассказал о своих отношениях с представителями высших эшелонов руководства партии. Недавно он написал несколько открытых писем лидеру коммунистической партии КНР Си Цзиньпину, в которых дал ему некоторые политические советы.

Обращаясь к Си как к товарищу, пережившему безумные кампании компартии, Ло призывает его начать процесс перехода Китая к демократии и положить конец коммунистической партии. Ло поддерживает усилия Си в получении реальной власти, которая необходима для любого истинного реформатора, чтобы вызвать устойчивые изменения в коммунистическом Китае, и надеется, что Си исправит трагическую ситуацию в области прав человека в Китае.

Семена сомнений

Политические и экономические кампании коммунистической партии не затрагивали семью Ло до 1966 года, когда маршал НОАК Линь Бяо убедил председателя Мао, что отец Ло Юя, генерал НОАК Ло Жуйцин и три других высших партийных чиновника компартии хотели организовать переворот и должны подвергнуться чистке.

Ло Жуйцин

Генерал НОАК Ло Жуйцин, отец Ло Юя, 1955 г. Фото: PD-USGov

Трудно недооценить заслуги Ло Жуйцина в создании КНР: он принимал участие в главных военных операциях и помог Мао избавиться от соперников в армии. После захвата коммунистами власти Мао доверил Ло Жуйцину организацию системы безопасности режима, Ло занимал высшие посты в вооружённых силах. Мао якобы однажды сказал: «Если небо упадёт, Ло поддержит его».

В качестве первого руководителя министерства общественной безопасности режима Ло Жуйцин курировал строительство системы трудовых лагерей и подписал миллионы смертных приговоров, чтобы устранить так называемых контрреволюционеров, реальных или воображаемых политических врагов компартии.

Он был повышен до самого высокого ранга НОАК за участие в Корейской войне, возглавлял отдел Генерального штаба НОАК, а затем стал генеральным секретарём Центрального военного совета, мощного военного органа компартии.

Однако позиция и заслуги Ло Жуйцина ничего не значили для красных охранников хунвейбинов, членов революционной молодёжной организации, которая ревностно исполняла волю Мао с 1966 по 1968 гг. Не выдержав мучений, жестокого обращения и насмешек, Ло Жуйцин и его жена пытались покончить самоубийством. Ло спрыгнул с крыши трёхэтажного здания и сломал обе ноги, в то время как Сяо Чжипин приняла повышенную дозу снотворного.

Их сын Ло Юй тоже был признан виновным и должным образом наказан. В январе 1968 года центральные власти заключили его в тюрьму, а затем перевели в трудовой лагерь.

Ло Юй был освобождён в день его рождения, 18 ноября 1972 г. Три года спустя его отец инвалид был «реабилитирован» Мао, что означало новый поворот в судьбе семьи Ло.

Бюрократический капитализм

Китай вышел из «культурной революции» Мао с незаживающими шрамами, китайский народ больше не смотрел на компартию через розовые очки.

Чтобы вернуть поддержку народа и позволить Китаю восстановиться экономически, лидеры партии осторожно начали экономические реформы, вместе с ними появилась коррупция и моральный упадок.

В 1977 году Ло Юй возобновил военную карьеру и, следуя по стопам отца, работал в течение десяти лет в Главном штабе НОАК, был назначен руководителем Управления авиационной техники и имел звание полковника.

Но Ло не мог принять «бюрократический капитализм», когда партийные чиновники обогащались, в частности, в вооружённых силах. Военным разрешили заниматься бизнесом, деньги от которого пополняли бюджет режима, находящийся в руках высшего лидера Дэн Сяопина и контролирующийся его заместителем Ян Шанкунем.

Ло считает, что политика Дэна ослабила боевую силу НОАК и вызвала широкое распространение коррупции. Он видел, что большинство его коллег стремились только к обогащению и регулярно предавались проституции и другим порокам.

«С приходом политики реформ и открытости Дэна Китай производил больше товаров, чем раньше, но многие из них были контрафактной продукцией», — сказал Ло.

«Партия не имеет морали или убеждений, это плохой пример для граждан, — говорит он. — Так как коммунистическая партия не придерживается Конституции, граждане также не будут ей следовать. Когда чиновники коррумпированы, граждане будут искать пути, чтобы стать хуже, чем те должностные лица».

Бюрократический капитализм Дэна стал источником официальных должностных преступлений, слепая погоня за материальными благами за счёт коррупции закрепилась и распространялась во всём китайском обществе во время правления Цзян Цзэминя.

«Если вы не коррумпированы, что вы можете сделать?» — так считали многие.

Ло был воодушевлён, когда узнал, что студенты заняли историческую площадь Тяньаньмэнь 17 апреля, устроив митинг в память Ху Яобана, бывшего лидера компартии и реформатора. Они требовали прозрачного управления и демократии.

4 июня

плакат

Студенты читают плакаты о демократическом движении в Пекине в мае 1989 г. Фото: 64memo.com

В мае Михаил Горбачёв приехал в Пекин с государственным визитом. Там были все мировые СМИ, готовые осветить студенческие протесты.

Китайский премьер Ли Пэн встречался с представителями студентов. Некоторые студенты начали голодовку на площади Тяньаньмэнь. Было объявлено военное положение. Глава компартии Чжао Цзыян последний раз призвал студентов покинуть площадь во имя их безопасности.

Ло Юй утратил веру в компартию, когда узнал, что танки и бронетранспортёры раздавили демонстрантов в буквальном смысле слова. «Огонь по студентам ― это не то, что я мог стерпеть», ― заявил Ло в интервью NTD.

Тяньаньмэнь

Раненая во время столкновения с солдатами девушка. 4 июня 1989 г. близ площади Тяньаньмэнь. Фото: MANUEL CENETA/AFP/Getty Images

Тяньаньмэнь

Горящий бронетранспортёр. 4 июня 1998 года недалеко от площади Тяньаньмэнь в Пекине. Фото: TOMMY CHENG/AFP/Getty Images

«До 4 июня у меня просто были некоторые противоречия с Дэном и Яном, ― пишет Ло в мемуарах, ― после 4 июня я понял, что у меня нет ничего общего с ними».

Тяньаньмэнь

Фото: MANUEL CENETA/AFP/Getty Images

Вернувшись из Парижа, Ло обсудил события с коллегами и решил уйти в отставку. Ему понадобилось три месяца, чтобы убедить вышестоящих чиновников подписать заявление об отставке, и ещё шесть месяцев, чтобы его исключили из компартии за невыплату партийных взносов.

Следующие 20 лет Ло Юй вёл незаметную частную жизнь. В 1990 г. он женился на Тине Леун Квок-хин, знаменитой гонконгской актрисе и предпринимательнице. Пара жила в Гонконге, Португалии, США и много путешествовала.

В 2010 г. Леун умерла от рака. Ло переехал в США. Сегодня он живёт в скромной съёмной квартире на окраине Харрисбурга, Пенсильвания.

В 2015 г. издатель Цзинь Чжун вернул Ло к общественной жизни.

Мемуары как прецедент

мемуары

Мемуары Ло Юя, сына китайского революционера Ло Жуйцина, в книжном магазине в Гонконге 30 декабря 2015 г. Фото: Yu Gang/Epoch Times

Цзинь Чжун, основатель Open Magazine, узнал через общих друзей, что Ло Юй работает над мемуарами.

«Когда мы встретились, я подумал, что Ло очень искренний человек, ― рассказал Цзинь в телефонном интервью. ― Он солдат, а не писатель, но то, что он пишет, даёт людям ощущение подлинности. Я думаю, это самая ценная вещь в его мемуарах.  Никто из первого поколения партийных руководителей не писал мемуары. Он создал прецедент, это интригует».

Чутьё не подвело издателя. В Гонконге мемуары стали бестселлером среди «запрещённых в Китае книг». В настоящее время издан уже шестой тираж книги, говорит Цзинь. Мемуары привлекли внимание к автору. Журналисты стали связываться с ним, чтобы узнать его мнение о теперешней ситуации в Китае.

Письма во имя будущего Китая

Гонконгская газета Apple Daily опубликовала восемь открытых писем Ло к Си Цзиньпину.

«Есть большая вероятность, что Си Цзиньпин прочтёт их, ― заявил Ло в интервью «Великой Эпохе», ― если это не повлияет на него, возможно, он не обратил на них внимания».

Тяньаньмэнь

Сотни тысяч протестующих собрались у статуи богини демократии на площади Тяньаньмэнь в Пекине 2 июня 1989 г. Фото: Catherine Henriette/AFP/Getty Images

Ло считает, что Си прислушается к его совету, учитывая отношения их семей и схожую историю.

Отец главы КНР Си Жунсюнь был уважаемым революционером и преданным сторонником Мао. Но он стал жертвой партийной чистки. Его заключили в тюрьму во время «культурной революции». Юного Си Цзиньпина отправили в деревню в Шааньси. Там он работал в поле и жил в пещере.

«Когда отец Си Цзиньпина вышел из тюрьмы, он стал «классическим членом просвещённого крыла компартии или демократической фракции», ― говорит Ло.

Большие надежды

Си

Генсек компартии Си Цзиньпин (слева) говорит со своим предшественником Цзян Цзэминем во время военного парада на площади Тяньаньмэнь в Пекине 3 сентября 2015 г. Фото: STR/AFP/Getty Images

По иронии Цзян Цзэминь выбрал Си Цзиньпина в качестве преемника, потому что Си, с его точки зрения, не представлял угрозу. Цзян считал, что его будет легко контролировать. По мнению Ло, этот удивительный «инцидент» принесёт исторические перемены.

«В Китае официальный пост не определяет уровень власти», ― говорит Ло. Со времён Мао партийные руководители и их преемники не чувствовали себя в безопасности, пока не умрёт предшественник и не устранят всех конкурентов.

В прошлом умеренно либеральные лидеры вроде Чжао Цзыяна и Ху Яобана не смогли провести реформы, потому что был жив Дэн Сяопин, который имел много сторонников. Но Си за последние три года ослабил фракцию Цзян Цзэминя. Если в Китае не станет серых кардиналов, «возможен прогресс», ― считает Ло.

Ло надеется, что Си последует примеру Цзян Цзинго, сына лидера партии Гоминьдана Чан Кайши. Цзян Цзинго в 80-х годах устранил однопартийную диктатуру на Тайване.

книги

Книжный магазин в Гонконге. На полке книги, запрещённые в материковом Китае, включая книгу о падении Чжоу Юнкана и извлечении органов в Китае. Фото: Yu Gang/Epoch Times

«Поэтому мне бы хотелось поговорить с Си Цзиньпином, он человек моего поколения, ― говорит Ло. ― Я хочу высказать ему свои мысли. Вопрос в том, насколько он сможет их принять. Я просто хочу поделиться с ним».

Ло Юй

Ло Юй, сын китайского революционера Ло Жуйцина, посещает представление Shen Yun в оперном центре Кеннеди в Вашингтоне 16 февраля 2016 г. Фото: Li Sha/Epoch Times

«Я и представить не мог, что Си Цзиньпин возьмёт власть в руки, поэтому я верю в него, ― заявил Го NTD. ― Однопартийное правление не может продолжаться. У него есть сила, чтобы демократизировать Китай».

У Си Цзиньпина есть выбор: спасти компартию или спасти Китай, говорит Ло: «Сегодня в Китае экологический кризис, кризис веры, кризис морали, финансовый кризис… В каждой сфере ― кризис. Нельзя спасти обоих. Я хочу сказать ему, что это единственный путь. Не так, что можно сделать всё, что хочешь. Демократия ― единственный путь».

Наследие Тяньаньмэнь

акция со свечами

Акция со свечами в память жертв про-демократического движения на Тяньаньмэнь в Пекине 1989 г. Фото: Anthony Kwan/Getty Images

История осудит коммунистическую партию и её руководителей за бойню на Тяньаньмэнь 4 июня, считает Ло.

«Феодальный бюрократический капиталистический режим Дэн Сяопина сорвал маску заботы о людях и открыто показал, что он и народ стоят по разные стороны, ― заявил Ло в телефонном интервью. ― Они направили пулемёты и танки на собственный народ… Режим Дэна был противоположен гуманности. Но если Китай демократизируется, 4 июня войдёт в историю как «трагичная, но славная дата ― день прозрения народа. 4 июня 1989 г. китайский народ выступил против бюрократического капитализма. Они пошли на большие жертвы».

Версия на английском

 

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (9 голосов, среднее: 4,44из 5)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


1
Top