Все новости » Культура и искусство » Новости культуры » Большой разговор о театре: коробки, читки и больное общество

Большой разговор о театре: коробки, читки и больное общество



Одним из центральных событий второго дня Московского культурного форума стала дискуссия о будущем и, неизбежно, о настоящем и прошлом российского театра. Режиссёры, руководители театров и театральные критики обсудили, каким может быть идеальное пространство, к какой форме стремится театр и какие опасности поджидают его на пути.

Почему вообще возникла необходимость такой беседы, пояснила ведущая встречи, театровед Марина Давыдова: «Мне кажется, что здоровое общество помнит о прошлом, живёт настоящим и думает о будущем. А больное общество помнит о прошлом, живёт прошлым и думает о прошлом. Мы сейчас представляем как раз больное общество».

В разговоре, который состоялся в Большом зале «Манежа», приняли участие режиссёры Константин Богомолов, Кама Гинкас, Дмитрий Волкострелов, Юрий Квятковский, худрук Театра им. Пушкина Евгений Писарев, худрук Электротеатра «Станиславский» Борис Юхананов, руководитель фестиваля «Реальный театр» Олег Лоевский, заместитель председателя СТД России Дмитрий Мозговой, директор Театра.doc Елена Гремина и польский театровед Катажина Осиньска.

О пространстве будущего

Марина Давыдова: «Театру всё сложнее существовать внутри сцены-коробки, обычного театрального помещения. Мне кажется, что театр будущего будет мигрировать в сторону современного искусства».

Олег Лоевский: «Есть два направления: есть театр коробки, есть театр хорошего развлечения. Театр должен выйти из своего здания, должен искать новый сегмент».

Борис Юхананов: «Театру предстоит стать местом сборки, где смогут встретиться все виды искусства».

Кама Гинкас: «Можно выбрать любое пространство, даже бассейн. Это зависит от того, на каком языке говорит театр со зрителем».

О режиссуре будущего

Борис Юхананов: «В 90-е годы был нанесён ущерб профессии режиссёра, а сейчас выяснилось, что без режиссёра театр существовать не может. Режиссура рождается заново, это искусство, которое не может встретиться с рутиной. Ближайшее будущее театра зависит от режиссёров».

Константин Богомолов: «Режиссёр определяет всё. Он приходит в коробку и взрывает её, это вопрос энергии и личностного воздействия».

Дмитрий Волкострелов: «В нашей стране есть замечательные труппы, которые могут существовать без художественного руководителя».

Кама Гинкас: «Необходимо учить режиссёров — жёстко учить ремеслу. Когда научишь, можно говорить об искусстве. Потому что искусство — от слова искусно, то есть ловко».

О будущем театра

Елена Гремина: «Театр.doc — не государственный театр, не коммерческая организация. Мы арендуем наш подвал уже 12 лет. Всё это время мы платили каждый месяц деньги, а вчера узнали, что договор расторгнут, и мы не можем его продлить».

По словам Греминой, есть две версии, почему это случилось. Первая связана с перепланировкой: пожарная служба потребовала от руководства сделать дополнительный выход, а потом коммунальные службы обвинили театр в незаконной перепланировке. При этом директор не исключает и вторую, конспирологическую версию — кому-то просто не угодил сам Театр.doc

«Даже если придётся покинуть помещение, нас это не убьёт ни в коем случае, даже если придётся снять какой-то гараж», — резюмировала Гремина.

«В России произошло сращение идеи театра с помещением театра, — продолжила мысль Греминой Марина Давыдова. — Так что, несмотря на эту печальную историю, если выяснится, что Театр.doc сможет существовать где-то ещё, то это будет важным шагом».

Польский взгляд

Катажина Осиньска: «С точки зрения польских зрителей, русский театр сейчас переживает очень интересный период. Но когда происходит так много интересного, необходимо строго оценивать ситуацию. Так было во времена Станиславского и Мейерхольда, когда многие говорили о том, что всё плохо».

Кама Гинкас о будущем театра и опасных театральных тенденциях: «Странно мне говорить о театре будущего, до которого я не доживу. Но у меня есть опасения: в советское время все считали нужным укусить советскую власть. Высказывания на злобу дня присущи любому театру. Но если он занимается только этим, то это неинтересно.
Читка пьес — само это словосочетание вызывает аллергию. Наша цель — спектакль поставить, а не прочесть текст.

Не люблю определение «интеллектуальный театр «. Театр должен излагать не просто мысли, а больные мысли, от которых у зрителя мороз по коже. Философия рождается от необходимости объяснить, почему общество болеет, для этого нужно, чтобы оно болело.

Если у зрителей в зале нет никаких эмоций, то такой театр не нужен. Мне не интересен визуальный театр: например, спектакли Роберта Уилсона — это двигающиеся картинки, которые не несут эмоционального смысла.
Неправильно, когда театр пытается занять чужое место (скажем, психотерапевта) и начинает лечить людей».

Информация предоставлена организаторами Московского культурного форума





Top