Все новости » Мнение » Точка зрения » Что в имени тебе моём…

Что в имени тебе моём…


100 лет назад Санкт-Петербург стал Петроградом. Случилось это 18 августа 1914 года во время Первой мировой войны, когда император подписал указ, переложивший немецкое имя столицы на русский лад. Однако уже в 1924 году появился Ленинград, названный так в честь вождя пролетариата после его смерти. В августе 1991 года Ленсовет, посоветовавшись с жителями, вернул северной столице первое имя.

Возвращаясь к пушкинской строке в заголовке, напомним, что у всех народов и государств во все времена придавалось большое значение имянаречению и его сохранению.

Историк Е. М. Поспелов в книге «Имена городов: вчера и сегодня» анализирует мировую и российскую традицию. «Названия городов и сёл, гор, рек и других географических объектов непосредственно отражают социальные условия жизни человеческого общества, специализацию и уровень развития хозяйства, природные условия, характерные для тех или иных мест проживания людей. Именно поэтому географические названия во всём мире считаются ценнейшими памятниками истории и культуры народа.

Наше Отечество — единственная страна в мире, где в течение семи десятилетий происходили массовые переименования городов, сел, улиц, безжалостно истреблялась историческая память народа, уничтожались национальные черты местной топонимии. Эта деятельность, приводившая к разрушению исторической памяти народа, осуществлялась отнюдь не стихийно, и постоянно регламентировалась высшими органами советской власти.

Всего к 1941 г. было переименовано двадцать четыре крупных города страны».

Историки и эксперты в топонимике в ИТАР ТАСС Петербурга высказали свои мнения о событиях 1914 года, реакции общества и особенностях советской истории. Также прозвучала оценка некоторым предложениям, в частности, петербургских коммунистов, вернуть городу к 70-летию Победы имя Ленинград.

Член Военно-исторического общества Кирилл Королёв напомнил, что переименования в мировой истории происходили всегда. Правда, в отличие от идеологического характера при советской власти, которая изменила более 400 тысяч топонимов по стране, в других странах это связано с освоением новых территорий, возвращением исторических владений и т. д. «В советские времена царила топонимическая вакханалия», — замечает историк.

Профессор истории Анатолий Смолин подчёркивал, цитируя документы эпохи, что в 1914 году переименование произошло, когда возникла потребность в росте патриотизма. Экстренный выпуск популярной газеты «Санкт-Петербургские ведомости» патетически провозглашал: «С карты должны исчезнуть всякие “бурги”!» Учёный напомнил, что обрусевшие немцы, жившие в столице со времён Петра, составляли в это время более 10% её населения, многие занимали высокие посты в науке, промышленности и армии и честно служили России. Однако на волне военного поражения, что совпало с переименованием, в обществе резко активизировались антинемецкие настроения. По мнению историка, было знаковым, в честь кого назван город: «Важно, что Санкт-Петербург получил своё историческое название в честь Святого Петра. А название Петроград больше относится к городу, построенному Петром Первым».

Директор Музея Александра Блока Лидия Пушкарская отметила, что литераторы, поэты, интеллигенция Петербурга «довольно спокойно и индифферентно» встретили переименование, но почувствовали в этом глубинный смысл «знака смены эпох», как говорила Анна Ахматова. Директор музея выразила и своё убеждение: «Всегда переименование — начало другой эпохи, катастрофы».

О факте смены эпох с новым наименованием говорил и председатель Ленсовета 1991/93 годов, востоковед Александр Беляев. Название влияет на судьбу, полагает экс-председатель. Например, название Петроград продержалось 10 лет. С этим именем связаны самые тяжёлые годы нашего города: «10 лет Петрограда — это катастрофа в истории города: война, революция, голод, разрушение храмов и памятников». Что касается возвращения родового имени, Беляев напоминает: «Мы тогда [решение о возвращении имени Санкт-Петербург] мечтали о блеске города и его историческом значении». При этом он заметил, что «нам в нынешних условиях такие затраты не нужны. Хотелось бы предостеречь от всяких переименований в угоду политической конъюнктуре».

Такого же мнения придерживается член Санкт-Петербургской топонимической комиссии Алексей Ерофеев: «Ничего не надо трогать, наш город носит имя, которое он должен носить». Что же касается исторической памяти о войне и блокаде, то краевед подчеркнул, что в настоящее время «и Ленинград живёт в Петербурге, и Петроград». Об этом напоминают названия улиц, районов и площадей, сохранившиеся с прошлых времён.

Кинодокументалист, публицист Виктор Правдюк говорит, что Первая мировая война была очень важной для России, но «она её идеологически проиграла». Он завершает дискуссию так: «Сейчас мы обсуждаем историю, которая нами проиграна. Будь она выиграна, никто бы не думал, зачем переименовывать Санкт-Петербург… Надеюсь, мы одумаемся, и наш город больше переименовывать не будем».

Однако сегодня, как и во всей 300-летней истории, об этом свидетельствуют документы и литература, люди при общении часто называют бывшую блистательную столицу империи просто — Питер. Так проще не только для произношения. Сегодня, возможно, это невыраженное внутренняя потребность постоянства, стабильности, на фоне ещё не забытой советской истории, когда невиданными в мире масштабами перекраивали карту страны по идеологическим соображениям без учёта традиции и человеческой памяти.





Top