Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя. Глава 17



Цзян дует в свою дудку, рассказывая о «Трех представительствах»; постановочное самосожжение скрывает ужасный план (2000-2001 гг.).

1. «Три представительства»

В начале марта 2003 года государственная газета «Народный ежедневник» опубликовала статью, раскрывающую доктрину под названием «Три представительства», которая состояла из нескольких предложений. Впервые эта теория была представлена, как «Теория Цзян Цзэминя» – так ее называли в общенародном масштабе. Широкое распространение доктрины вызвало в народе большой сарказм.

Изобретение теории

Как вообще появился феномен «Трех представительств»? Вначале никто из посторонних не знал этого. Ситуация, однако, изменилась, когда в самый пик раскручивания доктрины, Ван Хуньин не смог более удерживать секрет, поскольку, на самом деле, именно он разработал доктрину. Понятно, что откровение стало шоком. Ранее, когда Цзян Цзэминь был секретарем партии в Шанхае, он цитировал статьи Вана параграф за параграфом.

Позднее, после того, как Цзян занял свой пост в Пекине, Цзэн Цинхун и Ву Бангуо постоянно упрашивали Вана помочь Цзяну и часто говорили об этому Цзяну. Таким образом, Ван был переведен в Чжунанхай. Впервые Цзян использовал доктрину Вана днем 25-го февраля 2000 года. Случилось это на встрече с лидерами провинции Гуанчжоу в гостинице Чжудао в Гуанчжоу. Цзян вынес свежесочинённые «Три представительства», заявив: «Коммунистическая партия должна всегда представлять требования к развитию продвинутых продуктивных сил Китая, ориентацию на развитие китайской продвинутой культуры и основные интересы преобладающего большинства людей в Китае».

Позднее Ван добавил еще несколько предложений за Цзяна. 14 мая на встрече в Шанхае по вопросу развития партии Цзян заявил, что: «Постоянное управление «Тремя представительствами» – основа существования партии, основа политической власти и источник нашей силы».

Просмотрите все официальные отчеты китайских СМИ, и вы все равно не обнаружите ни одного человека, включая самого Цзяна, который бы мог четко объяснить, что означает «три представительства». Конечно, никто из низшего эшелона власти и не собирался вникать в суть вопроса. Стадо коррумпированных чиновников вместо этого ежедневно заняты мыслями о еде, алкоголе, женщинах, азартных играх, взятках, удовольствиях и собственности. Когда им говорят продвинуть что-то, все они следуют этому, мало заботясь о том, что они продвигают.

Теория «Трех представительств» сводится не более чем к нескольким пустым словам. Человек с хорошим суждением не осмелится хвастаться такой вещью. Но теория слишком важна для Цзяна, поскольку Цзян знает, что для продления власти необходима доктрина. Цзян долго беспокоился о том, чтобы увековечить свои достижения и принимал во внимание каждую возможность сравняться по значимости со своими предшественниками Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином.
Ему необходимо было утвердить свой образ, как «власть третьего поколения коммунистической теории». Поэтому по наставлению Цзяна та пустая доктрина была раздута государственными СМИ. Цзян сломал себе голову, пытаясь найти путь, как бы представить эту доктрину в Конституции партии и нации. Последствия этих усилий имеют место и по сей день. Ху Цзиньтао, настоящий Генеральный Секретарь, глава страны и главнокомандующий вооруженными силами, обязан придерживаться «Трех представительств». Таким же образом практически каждая речь чиновника должна отражать и эту доктрину.
Смешанные реакции на «Изучение
» Несмотря на противоречивые распоряжения Цзяна, несмотря на пропаганду СМИ, и, несмотря на бесчисленные встречи для изучения и осуществления, теория «Трех представительств» не была чем-то, к чему люди относились серьезно.С целью возрастания влияния в стране доктрины «Трех представительств» [1] CCTV в своих ежедневных программах транслировала постановочные интервью с горожанами по поводу теории. Один престарелый фермер заявил: «Наша деревня построила мост благодаря «Трем представительствам». Женщина сказала: «Моя невестка благодаря «Трем представительствам» родила пухленького сыночка». Некоторые просили, чтобы были построены первоклассные публичные туалеты в честь «Трех представительств». На стенде в провинциальной деревне было вывешено объявление: «Используйте «Три представительства» для руководства трудом скотовода».
Выражение «Три представительства» можно было увидеть в самых неожиданных местах.Ван Бинь, пекинский репортер газеты The Epoch Times, который провел три тяжелых года в тюрьме за смелый репортаж, рассказал следующую историю. В то время как он находился в тюрьме, власти устроили все так, что заключенные должны были помогать им получать доход. Некоторым заключенным было поручено собирать и делать порнографическую литературу, которую потом продавали. В то время «Три представительства» стали модным выражением в политически чувствительной юридической системе, и всем было необходимо как-то связывать свою работу с этой теорией. Когда заключенные собрали непристойные материалы в количестве, даже превышающем квоту, они сказали, что «руководство «Трех представительств» было причиной их усердия.
Один провинциальный секретарь партии заметил: «Мы запланировали время для изучения [доктрины]. Мы все должны организовать хороший показ и выполнить обязанности перед вышестоящими партийными организациями. Если мы это завалим, как же мне удастся сохранить мой пост секретаря партии? Все должны скооперироваться».Кто-то задал острый саркастический вопрос в ответ на это: «Но может ли понятие «Трех представительств» создать передовую технологию и науку, разрешить проблемы безработицы и решить вопрос избытка рабочих в деревнях?» Ответ был ясен, поскольку теория имела мало отношения к практическим, срочным и настоящим проблемам, с которыми сталкивались люди.Лидер одной провинциальной партийной школы спросил: «Если мы достигнем чего-то благодаря теории «Трех представительств», как мы объясним проблемы и неудачи в нашей работе? Тогда, в свою очередь, проблемы появлялись тоже благодаря ей?» Другие продолжили задавать вопросы: «Почему бы нам не организовать так, чтобы те, кто преуспел в изучении «Трех представительств» приняли участие в спортивных мероприятиях? Они бы тогда должны были получить золотые медали, не так ли?».Отказ
Несмотря на широкую пропаганду, теория «Трех представительств» получила широкую критику как со стороны партии, так и извне. Идеологическое отделение журнала Циуши (Qiushi Journal), официальное периодическое издание ЦК КПК, и Теоретический исследовательский институт Центрального комитета партийной школы выразили недоумение относительно происхождения «Трех представительств». Некоторые обменялись мнениями на форуме, что доктрина служила всего лишь для повышения имиджа Цзяна и его престижа.Другие прокомментировали так, что шумиха вокруг «изучения» и «внедрения» теории внутри партии было всего лишь никчемной тратой времени.
Это просто было похоже на выполнение дел «для галочки».Бывший директор Исследовательского института реформ политических систем ЦК КПК, Бао Тун прокомментировал, что «Три представительства» отразили недальновидность и негодность тех, кто продвигал ее, поскольку «всегда представлять все народы в Китае» – пустой разговор, «всегда представлять продвинутую культуру» – ложь, а «всегда представлять продвинутую производительность» – значит приравнивать чиновников к владельцам частного бизнеса.Учёные из Академии общественных наук доказывали, что теория «Трех представительств» – устаревшая и догматичная.
Они также заметили, что местные комитеты партии и правительства лишь бегло просмотрели эту теорию, но, тем не менее, продвигали эту идеологию. Они спросили: «Сколько проблем решила эта доктрина по прошествии трех лет своего «действия»? Догматизм вреден стране и пагубен для людей».Некоторые говорили, что «продвинутая культура» и «продвинутое производство» по этой теории относились к так называемой культуре элит – разнородному собранию учёных, которые распродали свое единство. Сторонники диктатуры, чиновники, которые получили доход от противозаконной коммерческой деятельности и беспринципные предприниматели – те же самые капиталисты, которых ранее теория КПК пыталась задавить.Что касается «основных интересов преобладающего большинства населения Китая – «это откровенный обман».
Многие китайские фермеры выживают на последние средства, продавая кровь и органы и занимаясь проституцией. После того, как много людей было заражено ВИЧ, никто не поддержал их»[2]. Что касается рабочего класса, «старших братьев» – как КПК часто называет их – по меньшей мере, 30 миллионов из них потеряли работу в последние годы, но Цзян никогда не предпринимал попытки поддержать их.План опубликовать том сомнительных «писаний» Цзяна – «Избранные труды Цзян Цзэминя о военной мысли» – перед Четвертым пленарным заседанием, натолкнулось на трудности. Десяток или даже больше генералов, среди которых Чжан Чжэн, Хун Сюэчжи, Ян Байбин – написали письмо, противостоя этому плану, объясняя это тем, что Цзян неверно себя позиционирует. Ян даже публично заявил, что «Три представительства» – это мусор.
В 2002 году проведение XVI национального съезда КПК было отложено. Согласно внутренним источникам, одной из ключевых причин задержки было значительное расхождение во взглядах внутри партии и правительства относительно того, что сделать из тройного представительства и как, если это вообще возможно, привести его в действие.
Уколоть шуткой
Саркастическое отношение к тройному представительству широко распространилось в Китае. До недавнего времени был популярен анекдот по поводу войны, развязанной США в Афганистане. В Китае шутили, как Буш пригласил Путина и Цзяна обсудить, как устранить Усаму Бен Ладена. Буш выразил пожелание использовать оружие; Путин сказал, что он бы предпочел использовать женскую красоту, чтобы соблазнить Бен Ладена; Цзян же сказал, что он бы использовал «тройное представительство», чтобы наскучить ему до смерти.В другом анекдоте Мао Цзэдун видит из преисподней, что Цзян начал создавать свой собственный культ личности, поэтому Мао немного приревновал.
Мао спросил своих соратников-привидений, как много томов в коллекции теорий Цзяна, на что последовал ответ: «Материала не хватает даже на один том – у него только три речи». Тогда Мао спросил: «Как много представителей из народа находятся на стороне Цзяна?» На что последовал ответ: «Мы считали и пересчитывали, но смогли найти только три представителя» [3]. Очевидно, что «тройное представительство» стало неприятным посмешищем, которое народ так и не принял.
Стремительная рекламная атака, которая должна была поддержать поверхностную теорию, не справилась с задачей прославления Цзяна, в создании имиджа «великого, выдающегося прорицателя», чего он добивался. Каждому на ум приходили слова ушедшего китайского поэта: «Хотя многие могут вырезать свои имена на камне, надеясь на бессмертность, их имена разлагаются быстрее, чем их тела». Слабая теория Цзяна, повсеместная мишень для шуток, в конце концов, была по настоянию Цзяна добавлена в Конституцию и устав партии. Это стало еще одной комичной главой в истории КПК и, возможно, это и было единственным вкладом «тройного представительства».
2. «Самосожжение» на площади Тяньаньмэнь
С того времени, как Цзян начал преследование Фалуньгун, прошел почти год. Однако все шло не так, как представлял себе Цзян (т.е., в основной массе люди не презирали Фалуньгун). Было распространено очень много лжи, было написано много едкой критики и были организованы бесконечные «сессии изучения», но люди все еще не покупались на это. Они уже видели множество политических движений ранее; они знали, на что был способен Цзян. Многие люди полагали: «Если Цзяну не нравился Фалуньгун, так пусть сам его и запрещает – только не впутывайте нас в это».
За исключением нескольких регионов, которые строго выполняли политику партии, лидеры многих регионов, даже включая персонал 610-го офиса, относились к этому без особого энтузиазма. Один бывший работник 610-го офиса, который отвечал за район Хану в городе Тяньцзинь, описал эту ситуацию следующим образом: «Честно говоря, людям, стоящим у власти на региональном уровне, не нравилось осуществлять это [преследования], так как милиция жила очень близко с обычными людьми. Например, ты, может быть, живешь в соседнем доме, и мы часто видимся. Как же я тогда могу тебя арестовать? Таким и был Хану – маленький городок у моря, где было всего четыре милицейских участка.Кого бы ты ни арестовывал, скорее всего, он был твоим знакомым. Например, жена милиционера могла работать в том же подразделении, где работает и жена арестованного. Участковый милиционер может жить на улице, за которую он отвечает, а человек, которого они арестовывают, может быть, живет этажом ниже. Мы все соседи и знакомые. Если такие люди не делают ничего преступного, не нарушают закон, как же ты можешь их арестовать?» [4]Обычные люди наблюдали за тем, как члены Постоянной комиссии Политбюро отвечали на подавление Цзяном Фалуньгун и они могли видеть, что никто из этой группы не поддерживал Цзяна. Чжу Жунцзи и Ли Жуэйхуань особо отличились тем, что молчали по поводу этого дела.Так в мире устроено, что когда есть те, кто пассивен, есть и те, кто активен. Один человек усмотрел в преследовании шанс угодить Цзяну – то был Ло Гань. И с самого начала Ло прилагал много усилий. Изначально в обязанности Ло, как протеже Ли Пена, входило отвечать за политику и законодательство. В течение некоторого времени он пытался использовать подавление Фалуньгун как средство угодить Цзяну, тем самым добывая себе билет для членства в элите, в труднодостижимом Политбюро.Отделы общественной безопасности вступают в действие

С тех пор, как Цзян начал преследования, Ло проявил большую прыть и активность, чтобы преуспеть в этом деле. Он приказал своим подчиненным в Отделе общественной безопасности (ООБ) и всем в правовой системе посвятить все время и энергию «проблеме Фалуньгун», в первую очередь, сконцентрировавшись на подделке свидетельств.

На встрече руководства на провинциальном уровне в системе общественной безопасности чиновник из ООБ Пекина поделился следующей информацией о том, как нарабатываются ложные свидетельства: «В начале 1999 года система общественной безопасности решила «модифицировать» существующие еретическую и суеверную деятельность в «свидетельства» против Фалуньгун. Много работы было сделано для продвижения этой идеи, несправедливо называя все виды еретических и суеверных действий, как «деятельность Фалуньгун» … но, поскольку не было достаточно времени, чтобы сфабриковать свидетельства, персонал отдела безопасности не знает, когда появились сомнения на счет их работы, тем самым их работа была затруднена в определенной степени».

Этот чиновник также объяснил, что возникали неприятные моменты в ожидании достижения целей. Например, людей, которые были полностью вылечены самим основателем Фалуньгун или тех, кто испытал положительное влияние Фалуньгун, было трудно «перевоспитать». Поэтому ООБ должны были использовать метод заключения и ограничения свободы таких людей, чтобы предотвратить распространение правды о Фалуньгун. Один из таких людей – Цзин Чжаньи, бывший сторонник Фалуньгун, которого заставили дать ложные показания.

5 ноября 2003 года программа CCTV «Интервью в центре» показала особый эпизод под названием «За правом», где Цзин Чжаньи – главный инженер Сталелитейной компании Ханьдань, отрицал положительный эффект, полученный им от практики Фалуньгун [5]. Этот эпизод был показан во многих областях по разным каналам, контролируемым государством. КПК обернуло заявление Цзина, как «свидетельство» псевдо научности Фалуньгун.

Бежавший в Австралию чиновник 610-го офиса, старший офицер Хао Фэнцзюнь, рассказал СМИ подробности подготовки этой программы CCTV. В 2003 году Отдел общественной безопасности и отдел национальной безопасности в Тяньцзине получили особое задание для расследования. Начальник первой команды 610-го офиса вместе с четырьмя или пятью милиционерами отправились в город Щицзячжуан провинции Хэбей для сбора информации. Когда группа вернулась, Хао увидел в комнате допросов седоволосого мужчину в кандалах. Хао позднее узнал, что тот мужчина и был Цзин. Позднее в Национальный отдел безопасности пришел репортер CCTV.

У него было задание снять на телевидение «интервью» с Цзином, пожилым руководителем, который «раскаялся» в практике Фалуньгун; эти кадры планировали показать по всему миру. То интервью было под пристальным наблюдением и особой заботой Национального отдела безопасности. Хао находился прямо рядом с комнатой, где проходило интервью. Он слышал, как заместитель главы Национального отдела безопасности Чжао Юэцзен говорил Цзину, что если тот будет следовать сценарию, то его срок будет уменьшен.

Если Цзин сделал бы по-другому, его бы приговорили к пожизненному заключению в камере или к секретной казни. Действуя под давлением, бедный пожилой Цзин подчинился требованиям. Вскоре можно было увидеть его по телевизору, отрицающего явление чуда полного выздоровления, которое он испытал, практикуя учение Фалуньгун; его даже заставили потом критиковать практику. Позднее Цзина приговорили к восьмилетнему тюремному заключению.

Хао Фэнцзюнь был свидетелем этого. Он не сдержался и выпалил вслух: «Разве все это не ложь?» Хао не понял, что рядом с ним в тот момент стоял репортер CCTV. Несколько дней спустя Хао вызвал начальник. Хао знал, что теперь у него будут проблемы, но поскольку его совесть была чиста, прямо спросил, почему они запугивали Цзина. Его начальник, заместитель главы Национального отдела безопасности, разозлился, и, ударив по столу, сказал: «Что все это значит? Ты что, наговариваешь на нас?» После этого Хао более чем на двадцать дней посадили в одиночную камеру, где температура была ниже нуля.

Цзян заболевает

На пятом пленарном заседании XV-го Национального съезда КПК, который проводился с 9 по 11 октября 2000 года в Пекине, несколько членов ЦК КПК подняли вопрос о преследовании Фалуньгун. Они попросили дать объяснения этой кампании.

Среди семи членов постоянного комитета Политбюро, четыре члена – Чжу Жунцзи, Ху Цзиньтао, Ли Жуйхуань и Вэй Цзянсин — более половины, противостояли продолжению преследования Фалуньгун. В то время бывший глава Народного конгресса Цяо Ши высказался, что он был обеспокоен убийством ни в чем неповинных последователей Фалуньгун. Он вернулся в Пекин и отправился на площадь Тяньаньмэнь, чтобы лично увидеть избиение и арест последователей, о которых он раньше слышал. Глава Госсовета Чжу Жунцзи лично ходил в пятый Отдел общественной безопасности Пекина и посоветовал чиновникам, отвечающим за безопасность: «Не утяжеляйте ситуацию с последователями Фалуньгун!»

Говорят, Цзян стал волноваться, у него стала проявляться депрессия, когда он увидел, что ситуация к нему не благосклонна. В последний день 2000 года Цзян Мяньхэн, старший сын Цзяна, находясь в Шеньчжене, получил срочную записку от центрального офиса КПК срочно вернуться в Пекин. Так случилось, что в 9 вечера того же самого дня у Цзяна был сердечный приступ, и после обследования его отправили в больницу №301.

Проблемы со здоровьем Цзяна, казалось, дали некую маленькую возможность для его оппозиции. Сразу после отправки Цзяна в больницу Политбюро собрало совещание. 2 января члены Политбюро собрались, чтобы обсудить реформу политической системы и вопрос Фалуньгун. На встрече началась напряженная беседа между реформаторами и консерваторами, что в результате загнало их в тупик. Эта маленькая возможность была упущена. Следовательно, программа Цзяна по подавлению Фалуньгун продолжилась.
Тайный сговор Цзяна и Ло
Даже в больнице Цзян размышлял об одном вопросе: как обратить народ против так называемого «злого культа» Фалуньгун и спровоцировать широкое распространение ненависти.Цзян ломал голову, обдумывая, как убедить людей, что Фалуньгун – это «злобный культ». 25 октября 1999 года в своем интервью французской газете «Фигаро» Цзян впервые сослался на Фалуньгун как на «злобный культ» (сьецзяо).В том же году на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Окленде, Новая Зеландия, Цзян лично передал президенту Соединенных Штатов и другим лидерам буклеты, пытающиеся дискредитировать Фалуньгун. Он даже воспользовался случаем оклеветать Фалуньгун в интервью, которое он давал Майку Уоллесу на CBS, лживо заявив: «Тысячи сторонников Фалуньгун совершили самоубийства».
СМИ на материковом Китае даже не осмелились сообщить эту часть интервью, опасаясь, что Цзяна разоблачат после таких слов и высмеют. Потом Цзян секретно встречался с Ло Ганем, придумывая, как вызвать публичную ненависть к популярной, несмотря ни на что, практике Фалуньгун.Возвращаясь назад, в маe 1999 года, когда преследование Фалуньгун находилось ещё в процессе разработки, Цзян и Ло спланировали ужасающее «специальное действо». Сначала Главный офис Центрального Комитета издал документ, заявляющий, что десять тысяч сторонников Фалуньгун намереваются совершить «групповое самоубийство» в Сяншане, окраине Пекина.Документ тогда целенаправленно просочился в зарубежные СМИ для распространения. Затем местная милиция, милиция в гражданском и лазутчики распространили слух между последователями Фалуньгун, что в Сяншане будет большое «собрание».
Вместе с этим в Сяншань были направлены войска, также там расположилась в укрытии военная милиция. Все было тщательно спланировано.Последователи Фалуньгун должны были быть заманены туда, в Сяншань, где бы их убили. Тогда эта сцена в государственных пропагандистских СМИ была бы отражена, как трагическое «коллективное самоубийство» или «неудачная попытка самоубийства». Тогда бы у Цзяна были основания обозвать Фалуньгун «злобным культом», а усилия подавить эту группу увенчались бы успехом. Но так получилось, что никто из сторонников Фалуньгун не поехал в Сяншань. Три раза с 1 мая по 9 сентября полиция в гражданском меняла «дату встречи», передавала ее сторонникам Фалуньгун, надеясь на лучший результат. В конечном итоге, ничего из этого не вышло.Конечно, всем известны коллективные самоубийства в культах. Но учение Фалуньгун совершенно однозначно запрещает любые убийства в любом виде, включая и самоубийство. Последователи Фалуньгун в Китае ясно понимали этот принцип, несмотря на то, что режим Цзяна запрещал все книги и материалы, относящиеся к практике (производились даже конфискации и уничтожение миллионов книг) и блокировал все вебсайты, относящиеся к Фалуньгун. Завлечение последователей Фалуньгун для участия в коллективном самоубийстве просто не могло сработать.После повторяющихся неудач заманить последователей Фалуньгун, Цзян несколько раз вызывал Ло Ганя для секретного обсуждения способов создать сенсацию, которая бы очернила Фалуньгун. Ло на этот раз дал гарантию, что все сработает.Ло начал с того, что подкинул в СМИ лживую информацию. 9 декабря 2000 года государственное агентство новостей Синьхуа, действующее по приказу Центрального комитета Офиса 610, выпустило в эфир историю, которая рассказала о «несостоявшемся групповом самоубийстве» сторонников учения Фалуньгун. Расплывчатый отчет не смог раскрыть имена хоть каких-нибудь людей, якобы вовлеченных, не сообщал никаких деталей, даже о месте происшествия не сообщалось. В сообщении говорилось, что последователи «спровоцировали» и спланировали коллективное самоубийство примерно во время Нового года. Отчет должен был подготовить читателей к тому, что еще предстояло им услышать.Странное «самосожжение»

23 января 2001 года по традиционному китайскому лунному календарю было празднование кануна Нового года. Тысячи семей занимались развешиванием фонариков и написанием приветствий первой весне нового века. Но на площадь Тяньаньмэнь, символическом сердце нации, в тот день вдруг обрушились клубы дыма. Что-то горело. Или кто-то. То, что происходило, было, на самом деле, странной трагедией, похожей на что-то уже происходившее: несколько людей на площади были в огне. Мужчина и четыре женщины, по сообщению, из провинции Хэнань, облились бензином и подожгли себя.

Через минуту одна женщина, как сообщалось, умерла; пламя поглотило и другие четыре фигуры, которых, как говорили, потушили через «полторы минуты». Можно было увидеть милицейские грузовики, «молниеносно стремящиеся к месту происшествия» и забирающие четыре обуглившиеся фигуры для срочной помощи. Менее чем через два часа «Синьхуа» сообщило на весь мир, и, что примечательно – на английском, что все пятеро были последователями Фалуньгун. Будто группа устроила сцену самосожжения на площади.

Сразу после этого CCTV показало несколько сцен этого происшествия. На первых же кадрах – глядящая оцепенело девочка двенадцати лет и девятнадцатилетняя девушка, которая, по предположениям, слушала «демонические наставления» – «глупо сожгли себя в демоническом огне», как рассказали об этом СМИ Китая. Маленькая девочка, тяжело обожженная, видимо, хотела «подняться в небеса», по объяснениям в новостях, показала свое лицо, покрытое волдырями. Сцена изобразила девочку, когда она в агонии звала «маму». Даже лежа в больничной койке, она протягивала свою маленькую ручку, пальчики, обожженные огнем, и говорила, что хочет «отправиться на небо».

Разовый показ волнующих, трагических сцен вызвал невероятную злость в Китае. В отношении Фалуньгун вспыхнула сильная враждебность, а многие люди быстро забыли все то хорошее, что они видели в практике и в людях, живущих по принципам Фалуньгун. Люди забыли, что они видели собственными глазами и сами же испытали, как будто заявления коммунистического правительства были более надежными. Таково было эмоциональное воздействие образов CCTV. Пропаганда государственного аппарата теперь выползла из затишья с местью. Различного рода личности появлялись на государственных каналах телевидения, чтобы осудить Фалуньгун. Во время их выступления CCTV периодически вставляло для большего эффекта сцены «самосожжения».

Видя все это, Цзян мог, наконец, вздохнуть с облегчением. Но он не собирался терять бдительность, он хотел абсолютной победы. Цзян приказал СМИ продолжать пропагандистскую атаку, поддерживая интерес к теме.

Множество подозрительных моментов
С того дня, когда в эфир вышли новости о самосожжении, заграничные СМИ и веб-сайты Фалуньгун подвергли сомнению истинность этого инцидента и правдивость китайских СМИ.В эфир вышла передача с разоблачением сцен из фильма. В нем был показан повтор замедленной съемки самосожжения, на котором был ясно видно, как милиционер ударяет по голове Лю Чуньлин (Liu Chunling) – женщины, скончавшейся на месте; в руке офицера был тяжелый предмет.В широко распространившемся видеофильме под названием «Самосожжение или обман?» были использованы съемки этого инцидента CCTV и проведен их анализ с помощью замедленной съемки.
Вышедший впоследствии документальный фильм «Лживый огонь» производства телекомпании «Новая Династия Тан» (январь 2002 года), получил почетную награду на 51-м Международном Кинофестивале в Колумбии.Сторонники Фалуньгун в Китае использовали эти разоблачающие расследования и смогли прорваться в телевизионный эфир Китая, чтобы открыто показать правду. Цзян пришел в ужас от этих программ и приказал предпринять все возможное, чтобы в Китае больше такого не повторилось. Вечером 5 марта 2002 года сторонники Фалуньгун города Чанчунь перехватили сигналы восьми телевизионных каналов и пустили в эфир сорока пятиминутную трансляцию.
Цзян отреагировал быстро и с яростно, даже Кун упоминает об этом в его биографии; к этой теме мы вернемся в Главе 19.По наставлению Цзяна, все выпуски СМИ в Китае, большие и маленькие, запустили новую кампанию критики, направленную на Фалуньгун. Главный офис ЦК КПК выпустил заметку, заявляющую, что должно начаться общенациональное политическое движение, чтобы «далее разоблачать настоящее лицо злобного культа Фалуньгун». Через четыре дня после 23 января (дня самосожжения), Синьхуа и агентство Китайских новостей опубликовали соответственно 107 и 64 онлайн статьи, критикующие и осуждающие Фалуньгун.Государственные СМИ заявили, что «общественность», по крайней мере, в четырнадцати провинциях, автономиях и областях выступили толпами, чтобы обличить Фалуньгун. Лидеры партии, правительство, военные наряду с гражданскими просили поддержать «мудрое решение» Центрального комитета.Организации местного уровня попросили тем временем организовать «разоблачающие встречи», маленькие и большие, чтобы осудить «непередаваемые преступления злобного культа». Дневное вещание CCTV транслировало интервью с людьми разного общественного положения, которые выражали поддержку, снова и снова повторяя отрывки, так часто, что уже не могло пропустить ни одно ухо, ни одни глаза. Целью была — заставить всех ненавидеть Фалуньгун.В документальном фильме «Самосожжение или обман?» проведено исследование следующих моментов. Мы приводим их здесь полностью, ввиду их важности.1. Если проанализировать видеозапись государственного канала CCTV в замедленном виде, то мы обнаружим, что жертва самосожжения Лю Чуньлин фактически была не сожжена заживо, а убита на месте.2. В новостях Синьхуа говорилось, что Лю Чуньлин сгорела заживо. Но с помощью замедленной съемки видно, что, в то время как Лю билась, охваченная огнем, кто-то ударил ее по голове неким предметом. Лю сразу же упала на землю, и этот предмет отскочил от задней части ее головы; он пролетел несколько метров и с тяжестью приземлился. Что же тогда было причиной смерти Лю? Если мы остановим запись, то увидим, что рука, промелькнувшая около головы Лю – это рука мужчины в толстом милицейском пальто. Именно он ударил ее этим предметом, и после удара все еще видно его руку.

3. Что касается предмета, который отлетел от затылка Лю, то некоторые сказали, что это было смертоносное оружие, другие – что это были ее волосы, а кто-то – что это одежда можно только предполагать, насколько тяжелым был удар в голову Лю и насколько сильной была атака нападающего. Лю. Но как бы там ни было, этот предмет не сменил траекторию от напора струи огнетушителя; на самом деле он летел по направлению к милиционеру, который держал этот огнетушитель. Это указывает на то, что этот предмет не имел отношения к огнетушителю, а являлся чем-то, что отрикошетило от головы Лю после того, как был нанесен удар.

Мы действительно можем наблюдать изогнутый предмет во время полета, и можно даже разглядеть, как в тот момент, когда она падает на землю, левая рука Лю инстинктивно тянется к голове, к тому месту, куда был нанесен удар.

Спустя двенадцать дней после инцидента на первой полосе «Вашингтон Пост» вышла статья «Люди, охваченные огнем, раскрывают тайну Китая: цель публичного сожжения – усилить борьбу с Фалуньгун». В статье детально описывались находки репортера «Вашингтон Пост» Филлипа Пана, который побывал в Кайфэне, в родном городе убитой жертвы Лю Чаньлин. Пан с удивлением обнаружил, что «никто никогда не видел, чтобы она занималась практикой Фалуньгун».

Тогда кто же на самом деле участвовал в самосожжении? Во-первых, сначала стоит отметить, что запись кабельного телевидения о самосожжении пронизана противоречиями. Помимо того, что Лю, несомненно, ударил милиционер, было выявлено следующее.

1. На тот момент на площади Тяньаньмэнь не было никаких огнетушителей, и милиция, как показывает практика, при патрулировании не возит огнетушители с собой. Как тогда за несколько минут там вдруг появилось больше десяти огнетушителей и противопожарных одеял? То есть, к тому, что произойдет, подготовились заранее …

2. Слова, которые выкрикивал Ван Цззидун (Wang Jindong) во время самосожжения и которые показало кабельное телевидение Китая, были записаны настолько ясно, что расстояние при записи должно было быть в пределах десяти метров. Если бы камеры не были установлены и готовы к записи до начала инцидента, то звуки и детали не были бы переданы так хорошо, поскольку весь эпизод с начала до конца продолжался не больше минуты, согласно официальным сообщениям.

3. Сильно обгоревшей молодой девушке Лю Сиин (Liu Siying), как сообщают, в результате повреждений дыхательного тракта должны были делать трахеотомию. Но после предполагаемой операции репортер CCTV брал у нее интервью для программы «Фокус-Интервью», и Лю чудесным образом могла нормально говорить и даже пела для камеры. С медицинской точки зрения, после трахеотомии такое было бы невозможно.

4. В программе кабельного телевидения ясно видно, что в ногах у Ван Цзиньдуна (Wang Jindong) – того человека, который, сидя на площади Тяньаньмэнь, выкрикивал странные высказывания, стояла пластиковая бутылка из-под «Спрайта». Этот кадр был снят после того, как поглотивший его огонь был погашен. На плёнке одежда Вана была сожжена с головы до ног, а пластмассовая бутылка в ногах, заполненная предположительно бензином – не была даже искажена или повреждена высокой температурой бушующего огня, полыхавшего всего мгновение назад.

Эти и другие противоречия дают повод подозревать, что на самом деле весь этот инцидент был подстроен китайскими властями.

Вскоре после этого происшествия, в то время, когда женщина-репортер для программы CCTV «Фокус интервью» брала интервью о самосожжении у заключенных в трудовом лагере Туаньхэ (Tuanhe), один узник совести, последователь Фалуньгун Чжао Мин (Zhao Ming), поднял вопрос о бутылке из-под «Спрайт».

Репортёр, которую звали Ли Юйцян (Li Yuqiang), ответила на вопрос откровенно: «Мы отсняли эту сцену после самого инцидента. Если она выглядит подозрительно, то тогда мы больше не будем показывать ее». Чего добивалось кабельное телевидение, снимая эти сцены «после инцидента»? И почему Ван Цзиндун – человек, который, якобы, был настолько сумасшедшим и помешанным, чтобы поджечь себя в знак неповиновения – вдруг полностью пошел на сотрудничество с CCTV и переснялся в этой сцене? Это вновь указывает на то, что все было подстроено.

14 августа 2001 года на собрании Организации Объединенных Наций неправительственная организация «Развитие международного образования» сделала официальное заявление: «Режим Китая ссылается на инцидент предполагаемого самосожжения на площади Тяньаньмэнь 23 января 2001 года с целью опорочить Фалуньгун. Однако мы получили видео этого инцидента, которое, по нашему мнению, доказывает то, что этот случай был организован правительством. Здесь у нас есть копии этого видео, и все, кого это заинтересует, могут тоже снять копию».

Достаточно любопытно то, что вскоре после инцидента самосожжения популярный роман, который был издан за десять лет до того периода – «Желтое Бедствие» (Huang Huo) – был запрещен по всему Китаю. Могло показаться, что предполагаемое самосожжение на площади Тяньаньмэнь имело удивительное сходство с эпизодом в «Жёлтом Бедствии». Во второй главе романа кто-то подкупает неизлечимо больных людей, чтобы они сожгли себя, и затем использует этот инцидент, чтобы ложно обвинить своих противников в рамках преследования по политическим мотивам. Возможно, Цзян и компания вдохновились этим инцидентом из «Желтого Бедствия»? Почему вдруг вышел внезапный запрет?

К жертвам «самосожжения на Тяньаньмэнь» можно причислить миллионы граждан Китая, поскольку бесчисленное количество людей было обмануто этим тайным заговором Цзяна. Цзян разжигал в их сердцах ненависть к Фалуньгун, и проложил дорогу к убийствам сторонников Фалуньгун. Используя современные технологии и методы пропаганды, Цзян вводил в заблуждение и разжигал ненависть в сердцах миллионов людей. Возможно, подобных позорных действий никогда еще не было в истории.

Однако всё то, чего добивался Цзян, было достигнуто ложью и обманом. И по этой же причине «самосожжение» может, в конечном счете, приблизить конец самого Цзяна. То есть, когда бурные эмоции, вызванные пропагандой «самосожжения» спадут, люди будут способны отделить правду от лжи, и, возможно, понадобится всего один флаер от сторонника Фалуньгун, чтобы кто-то прозрел.

Цзян полностью осознавал, что стоит только правде выйти на свет, то его предательство, жестокость и хитрость будут разоблачены. Ничто не пугало Цзяна больше, чем это, поэтому он всеми способами старался скрыть правду. Таким образом, «самосожжение на Тяньаньмэнь» стало его ахиллесовой пятой. Его тщательно спланированное «смертельное оружие» теперь стало для него бомбой замедленного действия. Как говорится в древней пословице: «Человек предполагает, а Бог располагает».

3. Небольшой переполох вокруг сибирской язвы

После терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке контртеррористические мероприятия на Западе стали приоритетными. Цзян надеялся использовать это в своих интересах. Однако последние несколько лет Цзяна называют «врагом прессы», а организации по правам человека, такие как «Международная Амнистия» и «Репортеры без границ» – прозвали его «мерзавцем в делах по правам человека». Похоже, что все, что бы Цзян ни делал – подвергалось критике, и куда бы он ни поехал – везде за границей его встречали акции протеста. Увидев, что Запад начал усиленную борьбу с терроризмом, Цзян решил, что, если бы он смог заклеймить неугодные ему группы типа Фалуньгун как «террористические» организации, то их подавление совпало бы с желанием Запада. Кто тогда смог бы выступить против него?

Вскоре после паники в США, возникшей из-за сибирской язвы 9-11 октября, когда порошок, содержащий смертельный вирус, рассылали по почте, Цзян решил не упускать возможность. В то время последователи Фалуньгун рассылали почтой большое количество информационных материалов по всему Китаю, в которых разоблачались действия Цзяна и проводимые им незаконные преследования (включая инцидент самосожжения). Возможно, это было самой большой головной болью Цзяна, поэтому он надеялся, что, связав Фалуньгун с понятием «террорист», он был бы способен остановить эту почтовую рассылку.

Таким образом, 18 октября того же года (2001) спикер Министерства иностранных дел Китая, Сунь Юйси (Sun Yuxi), заявил на пресс-конференции, что два дня назад в Китай по почте были отправлены два конверта, в которых, как подозревалось, содержалась сибирская язва. Хотя Сунь не сообщал о деталях, он обронил фразу о том, что одно из предположительных содержаний конверта: информационные материалы Фалуньгун.
Рупор Цзяна «Минпао»
Гонконгская газета «Минпао» (Mingpao) первой осветила предполагаемую рассылку по почте сибирской язвы. 17 октября «Минпао» сообщила, что за день до этого спикер Министерства иностранных дел Сунь на очередной пресс-конференции заявил, что Китай предпринимает активные меры, чтобы предотвратить проникновение в страну сибирской язвы. Согласно сообщению «Минпао», Сунь заявил с полной уверенностью: «Что касается сибирской язвы, мы произвели проверку и не нашли никаких ее следов. В случае инцидента местные ведомства усилят уже действующие профилактические меры».
У КПК были свои причины того, чтобы «Минпао» подняла этот вопрос. «Минпао» издается в Гонконге почти пятьдесят лет, она установила рынок сбыта в Канаде и на восточном и западном побережьях США. Также эта газета обычно не связывалась в сознании людей с контролем КПК. Но, в действительности, у «Минпао» давние близкие отношения с КПК. Стоит только вернуться к событиям годовалой давности, и это станет очевидным. 28 апреля 2004 года, когда было запущено издание «Минпао» на западном побережье США, Генеральный консул Консульства Китая в Сан-Франциско Пэн Юйкэ (Peng Yuke), посетил эту церемонию и выступил с поздравительной речью.
Как только сообщение «Минпао» было опубликовано, многие, живущие вне Китая, стали задаваться вопросом, что же имел в виду Сунь. Сунь имел в виду то, что, если бы сибирская язва появилась в Китае, то она, должно быть, прибыла из-за границы? Догадка была правильная. Как раз на следующий день Сунь заявил, что Китай нашел сибирскую язву «заграничного происхождения». «Минпао» немедленно сообщила об этом.На следующий день, 18 октября, «Минпао» выпустила статью под заголовком «Китай подтверждает, что были найдены два подозрительных письма. Один конверт послан китайцу, работающему в компании, расположенной в США». Сунь не упоминал название или местоположение этой компании, однако, при этом он и не объяснил, откуда появился этот конверт.
Эти новости были странными во многих аспектах, не последним из них был недостаток основных элементов. По сообщениям источников, причиной этому было то, что Цзян Цзэминь, Цзэн Цинхун и Ло Гань, стоявшие за всей этой аферой, не уяснили многих деталей, например, какую же страну можно было обвинить в распространении сибирской язвы, чтобы при этом было меньше всего неприятностей; о какой американской компании безопаснее всего сказать; кто должен быть объявлен как предполагаемый получатель почты, чтобы наименее вероятным было разоблачение обмана. Прошло время, но никакой информации об этом все еще нет.
Цель –  Фалуньгун 
В сообщении «Минпао», в действительности, говорилось: «Спикер Министерства иностранных дел Сунь Юйси сообщил, что подозрительное вещество, отправленное в американскую компанию, было найдено в буклете Фалуньгун; китайское правительство обращает на это большое внимание, и приняло меры по очистке и карантину. Министерство здравоохранения также начало расследование».Настоящий мотив, стоящий за этими новостями, был ясен: через панику вокруг сибирской язвы еще больше очернить Фалуньгун и заменить клеймо на последователях Фалуньгун с самоубийц на убийц. Они надеялись на то, что общественность будет не только презирать Фалуньгун, но, кроме того, еще и бояться его и не брать информационные материалы Фалуньгун из соображений безопасности.
Мало найдется людей более недалеких, чем советники Цзяна. В заграничных СМИ сразу же появились статьи, задававшиеся риторическим вопросом: если сибирскую язву отправили в буклете Фалуньгун, то разве не очевидно то, что это было дело рук того, кто хочет очернить Фалуньгун – а кто еще, кроме КПК, способен на такой глупый и позорный поступок?
Ложь, последствия которой невозможно исправить
Поскольку выступление Сунь Юйси от 16 октября не возымело того эффекта, на который надеялся Ло Гань, то все, что касалось этого вопроса, сразу же стало очень нелогичным. На очередном брифинге 18 октября Сунь пытался вновь наладить контакты: «Соответствующие структуры обнаружили 16 октября два письма с подозрительным порошком, одно из них было послано служащему американской компании. 18 октября Государственное почтовое бюро Китая отправило срочное заявление, чтобы никаких материалов, содержащих белый порошок, не было отправлено в ближайшем будущем, чтобы воспрепятствовать проникновению сибирской язвы в почтовый оборот».
Рупоры КПК в Китае отреагировали мгновенно и взялись за дело. 18 октября на сайте Синьхуа появилась статья под заголовком «Чтобы не дать сибирской язве проникнуть в Китай, почтовая система запрещает отправку по почте белого порошка», и «По заявлению Государственного почтового бюро, в ближайшем будущем нельзя отправлять по почте никакой белый порошок». Затем подобные статьи опубликовали все ведущие газеты по всему Китаю. Сунь Юйси заявил, что «Китайское правительство обращает серьезное внимание на этот вопрос, и службы, ответственные за здоровье народа и профилактику болезней, изолировали и обработали тех людей и те области, которые входили в контакт с подозрительным порошком».
Любопытен тот факт, что предполагаемая сибирская язва была обнаружена 16-го, а почтовое бюро было столь небрежно, что выпустило срочное уведомление только 18-го; то есть, только два дня спустя спикер Министерства иностранных дел открыл это для СМИ и своего близкого друга за границей «Минпао». И только 19-го в китайских СМИ появилась информация об этом. Честно говоря, если бы это было правдой, то могло бы иметь разрушительные последствия, но КПК отреагировала не сразу, что было совсем не в ее стиле. Например, новости о предполагаемом самосожжении были разглашены за пару часов. По информации внутри КПК, Ло Гань чувствовал, что продолжать попытки использовать сибирскую язву с целью опорочить Фалуньгун, было бессмысленно.Если бы заявление спикера Министерства иностранных дел касательно сибирской язвы было правдой, то сразу же возникают несколько вопросов. Например:1. Поскольку этот инцидент имеет связь с терроризмом, то им должна заниматься система общественной безопасности. Почему тогда этим занималось почтовое бюро?2. Если сибирская язва была обнаружена, когда почта была открыта, то кто бы ни открыл конверт, то он был бы заражен. В США вирус был обнаружен и идентифицирован только после того, как симптомы болезни проявились у людей, но Китай не признал никаких случаев инфекции. Или они пытались заявить, что это был другой вид сибирской язвы, бессимптомный?3. Зараженные люди должны были быть госпитализированы, и больница должна была сообщить об этом системе общественной безопасности. Почему тогда мы видели, что эту тему обсуждало только почтовое бюро?4. В СМИ сообщалось, что сибирской язвой в США было заражено никак не меньше 36 человек, в то время как весь остальной мир жил под страхом заражения этой страшной болезнью. Столкнувшись со столь ужасным вирусом, любая страна при его обнаружении немедленно примет чрезвычайные меры, и тотчас же сообщит об этом через СМИ. Как КПК могла не сделать этого?5. Почему КПК упомянула только о том, что кто-то обнаружил «письмо, подозреваемое в содержании вируса сибирской язвы», которая находилась в «информационных материалах Фалуньгун», и не объяснила наиболее важные факты, например, из какой страны его послали, какой служащий его вскрыл, и в какой компании?

Запутанный конец

23 октября Бюро общественной безопасности вынуждено было объявить, что расследование показало, что в двух подозреваемых конвертах на самом деле не содержалось сибирской язвы.

В воскресенье 24 октября Юйси заявил: «Что касается подозрительных писем, изначально найденный в конвертах белый порошок подозревался в содержании вируса сибирской язвы. Но тщательная проверка показала, что в письмах нет вируса сибирской язвы. Компания, которую это затронуло, потребовала, чтобы мы больше не упоминали о ней. Мы уважаем ее требование. Мы можем с ответственностью заявить, что в Китае не обнаружено зараженных сибирской язвой».

Заграничные печатные и онлайн СМИ тут же обвинили КПК в использовании предполагаемых «зараженных сибирской язвой писем», чтобы опорочить Фалуньгун. Согласно источникам в КПК, Сунь Юйси получил строгий выговор от Министерства иностранных дел, поскольку он «высказался неправильно и не смог вовремя это исправить, что имело отрицательные последствия в сфере международных отношений». Позднее Суня в качестве посла сослали в Афганистан – вскоре после того, как война там закончилась, но все еще продолжались сильные волнения. Было ясно, что бюрократический аппарат в результате его выступлений потерпел крах.

4. Заграничные последователи Фалуньгун выходят на площадь Тяньаньмэнь

Хотя в фарсе самосожжения Ло Гань во многом просчитался и в этой подделке было много зияющих белых пятен, тем не менее, Цзян был весьма доволен. В конце концов, когда целевая аудитория находится внутри Китая, то довольно легко скрыть и не дать обнаружить какие-либо проблемы и несоответствия.

Граждане Китая много десятилетий подряд смотрели CCTV и с детства привыкли доверять всему, что оно говорит. Наряду с этим фактом, во время самосожжения на CCTV вышел ряд популярных программ «разоблачающего» типа. Мало кто мог предположить, что с целью опорочить Фалуньгун власти могут использовать метод столь публичный, презренный и жестокий, как подстроить самосожжение. До самосожжения обычные граждане не знали о глубокой ненависти Цзяна к Фалуньгун, и, возможно, и не предполагали, что оно являлось хитрым кровавым заговором с целью отомстить.

Поэтому, когда инцидент «самосожжения» был показан впервые, трагические сцены глубоко затронули добрую сторону обычного человека, а пропаганда СМИ раздувала это еще больше. «Негодование» правительства и «осуждение» того, что на самом деле было подстроено им самим, вызвало симпатию у народа. Вся страна, казалось, игнорировала реальные факты этого случая, и многие пассивно признали то, что Цзян заклеймил Фалуньгун «злым культом». Люди, которые не знали правду о произошедшем, со злостью присоединились к растущей толпе голосов, осуждающих Фалуньгун. Но такое положение дел, так удовлетворяющее Цзяна, длилось недолго.

В 14:00 20 ноября 2001 года, как будто спустившись с небес, тридцать шесть человек из двенадцати различных стран Америки и Европы собрались на площади Тяньаньмэнь, в тридцати метрах к югу от флагштока площади. Они спокойно в два ряда сели на землю, скрестили ноги и стали выполнять медитацию Фалуньгун. Затем те, кто был во втором ряду, развернули большой плакат, на котором были три слова на английском и китайском языках: «Истина, Доброта, Терпение» (Чжэнь, Шань, Жэнь). Цель их поездки состояла в том, чтобы «обратиться к лидерам Китая и попытаться положить конец насилию и террору, направленному на Фалуньгун со стороны китайских властей».

«Это было самое мощное и самое торжественное событие, которое мне когда-либо приходилось видеть в моей жизни, – вспоминает участник этого события Джоэл Чипкар (Joel Chipkar). — Я видел более тридцати человек, которые просто пытались выразить свое мнение».

Другой участник, Алехандро Центурион (Alejandro Centurion), позже описал: «Не прошло и минуты, как раздался рёв милицейских автомобилей, которые окружили нас. Участников, которые возражали – избили, арестовали и забрали в участок».

Хотя акция протеста продолжалась всего одну минуту до прибытия милиции, это происшествие взбудоражило людей всего мира. Ведущие СМИ быстро опубликовали серию интервью и репортажей с участниками этой группы. Многие из этих тридцати шести, которых многие теперь считали героями за их храбрость, даже не знали друг друга. Они организовали все это очень просто. Было сообщение: «Ровно в 14:00 20 ноября, мы будем вместе медитировать к югу от флагштока на площади Тяньаньмэнь. Все желающие могут присоединиться».

«Я знал только несколько человек в этой группе», – сказал участник из Израиля. «Мы действительно не знали, сколько людей на самом деле выйдет. Когда мы приехали туда, мы начали искать остальных».

«Мы хотели, чтобы китайцы знали, что Фалуньгун занимаются по всему миру, и что его не должны преследовать. Мы хотели, чтобы китайцы знали, что приехали последователи Фалуньгун со всех континентов, чтобы помочь им и объяснить, что правительство Цзяна лжет им».

Акция на Тяньаньмэнь, организованная группой с Запада, была огромным ударом для Цзяна. Хотя ее масштаб нельзя сравнить с тем, когда 10 000 человек собралось 25 апреля 1999 года, но налицо было то, что сейчас граждане двенадцати стран Запада выразили свой протест в символическом сердце Китая – это был первый и единственный случай за всю историю правления КПК, когда произошло нечто подобное. Цзян видел, что это выходит из-под контроля.

В то время Цзян надеялся распространить свое преследование Фалуньгун по всему миру. Говорят, что на встрече на высшем уровне стран ОПЕК в 1999 году он лично раздавал лидерам других стран буклеты, порочащие Фалуньгун. После выхода фильма о самосожжении Цзян надеялся, что еще шире сможет распространить инкриминирующий ярлык «злого культа».

Но западное общество с его свободой слова полностью отличается от деспотичного Китая, где есть только один голос КПК. Группа из тридцати шести человек, собравшихся на Тяньаньмэнь, быстро оказалась в центре внимания СМИ во множестве стран, но в отличие от жертв самосожжения, они не действовали под контролем КПК. Если бы они остались в Китае дольше, международные СМИ сфокусировались бы на Китае и этой акции протеста. Если бы это затянулось, то народ Китая тоже бы услышал об этом – а как раз этого Цзян и пытался не допустить, держа СМИ в неведении об этом событии. Если бы китайцы смогли проанализировать и осудить это преследование – а эта акция протеста, возможно, помогла бы им это сделать – то эффект от самосожжения, так тщательно спланированного Цзяном, был бы сведен на нет. Это даже могло обернуться против него самого.

Например, китайцы могли бы задаться множеством вопросов. «Правительство говорит, что Фалуньгун не приветствуется за пределами Китая или даже запрещен там, тогда каким образом эти иностранцы могли практиковать учение Фалуньгун?»; «Правительство говорит, что Фалуньгун «подвергает опасности общество», и «вредит людям», тогда почему западные страны не обеспокоены этой угрозой?»; «Почему Фалуньгун привлекает людей других рас и культур»?

Чем больше Цзян думал обо всем этом, тем больше его это пугало. Поэтому он приказал быстро выслать западную группу из Китая, не теряя ни минуты. Когда-то, во время собрания 25 апреля 1999 года, последователи Фалуньгун показали высокий уровень самодисциплины – именно это Цзян использовал как свидетельство того, что случай был «хорошо организован» и тщательно спланирован. Как и тогда в апреле, в этот раз сбор на Тяньаньмэнь застал Отдел национальной безопасности врасплох. Однако на сей раз у Цзяна не было никакого желания исследовать этот вопрос. После двадцати с лишним часов допроса группу со всего света выслали и предупредили, что им запрещен въезд в Китай в течение пяти лет. Государственная пресса выпустила только одну, очень сдержанную статью о протесте, в которой говорилось, что несколько людей с Запада «создали волнения» на площади Тяньаньмэнь, были «своевременно обезврежены» и высланы.

На сей раз опасения Цзяна не были беспочвенными. То, что эти люди собрались на Тяньаньмэнь, повлекло за собой цикл интервью и статей, подробно рассматривающих подавление Фалуньгун со стороны КПК. Мечта Цзяна о всемирной демонизации Фалуньгун была разрушена.

Демонстрация на Тяньаньмэнь вновь вызвала на Западе беспокойство относительно прав человека в Китае. Под страхом такого развития событий Цзян решил сменить тактику: впредь преследовать Фалуньгун тайно, не открыто. Государственные сообщения с клеветой на Фалуньгун уменьшились, но за кулисами жестокое преследование усилилось еще больше. Со временем преследование стало полностью скрытым.

Протест на Тяньаньмэнь был зафиксирован на фото. Фотографию с помощью скрытой камеры сделал канадский последователь Фалуньгун Джоэл Чипкар. Он сумел благополучно покинуть площадь после того, как сделал снимок. На фотографии видна группа из тридцати шести человек, с развернутым плакатом, непосредственно перед приездом милиции.

Позднее Джон Наниа, другой участник этой акции, сказал: «Эта фотография очень интересна. Я был удивлен, когда переводчик сказал мне, что в центре фотографии, позади 36 практикующих, рожденных и живущих в разных странах, позади нашего плаката «Истина, Доброта, Терпение», находился лозунг, написанный в восточной части Тяньаньмэнь, который гласил «Великое единство людей всего мира». Это не было случайностью».

Действительно, это не может быть простым совпадением. Многие почувствовали, что недолго осталось ждать того времени, когда люди всего мира объединятся, чтобы выступить против преследования. На самом деле, возможно, это и было началом этого процесса.

«« Предыдущая         Следующая »»

Перейти на главную страницу: Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя

__________________________

[1] Встречи были устроены должностными лицами КПК на различных уровнях – и посещаемость их в некоторых случаях была даже в приказном порядке — с явной целью «изучать» доктрину и так называемую «Теорию Цзян Цзэминя».

[2] То есть, продавая кровь в банк крови для операций, при проведении которых не соблюдались гигиенические нормы, заразили фермеров. Во многих случаях правительство не отдавало виновных под суд и не выплачивало компенсацию жертвами.

[3] В китайском языке слово «представительства» (как в «Трех представительствах») – имеет то же значение, что и «представитель».

[4] Ли Хуа (Li Hua), «Zhuanfang Hao Fengjun: 6-10 Ban Heimu Da Jiedi» (Эксклюзивное интервью с Хао Фэнцзюнем: разоблачение «Офиса 610»). Da Ji Yuan (Великая Эпоха), 14 июня 2005 года.

[5] Цзин (Jing), например, во время медитации однажды вгляделся в молекулярную структуру некоторых веществ, и впоследствии, зарисовав увиденное, запатентовал это.

Copyright © 2005 Великая Эпоха (The Epoch Times)


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Смешная причина. Вячеслав Козлов
  • Как аукнулось, так и откликнулось или бумеранг доброты. Генриетта Молдавская
  • Бывший член коммунистической партии Китая призывает военных к выходу из её рядов
  • Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя. Глава 16
  • 18 000 рабочих бастуют в Шенчжене

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top