Какой ты была, Россия!


Сергей Михайлович ПРОКУДИН-ГОРСКИЙ. Студийный портрет.Лондон. 1910-е или 1920-е годы. Из семейного архива. Фото: parnuexpress.eeСергей Михайлович ПРОКУДИН-ГОРСКИЙ. Студийный портрет.Лондон. 1910-е или 1920-е годы. Из семейного архива. Фото: parnuexpress.eeИстория о том, как рождалась уникальная фотовыставка сенсационных цветных снимков, сделанных в начале прошлого века талантливым русским изобретателем и фотографом С.М. Прокудиным-Горским

Из пепла истории

Несколько лет тому назад один мой приятель, в прошлом москвич, а ныне обитатель Сан-Франциско, прислал письмо. Являясь специалистом сферы международных финансов, будучи по характеру человеком любознательным, Влад часто информировал меня как журналиста о вещах необычных или сенсационных.

«В это трудно поверить, – сообщил он в своем письме, – но у нас в Америке смогли из пепла истории возродить образы дореволюционной императорской России. Загляни сюда…». К письму прилагался адрес в Интернете, где можно было посмотреть фотографии в электронном виде.

Честно признаюсь, когда я на них впервые взглянул, то испытал чувство, близкое к шоку. Прежде мне доводилось видеть только выцветшие, потускневшие от времени черно-белые фотографии дореволюционной России. Может быть, именно поэтому жизнь той эпохи тоже казалась серой, малоприглядной. А тут вдруг яркими красками вспыхнули, казалось бы, безвозвратно утерянные образы дореволюционной России. Причем в самых неожиданных ракурсах – быт, работа, природа, человеческие лица, этнические типажи и т.д.

Я живо стал интересоваться историей создания этой уникальной коллекции, а также феноменом ее второго явления нам с вами. В результате я открыл для себя удивительного русского человека, в судьбе которого, словно в магическом кристалле, отразились все радости и муки России ХХ века. Благодаря его самоотверженной подвижнической деятельности мы с вами сегодня можем зримо представить, какой была Россия 100 лет тому назад.

Некоторые из этих снимков сегодня напечатаны в нашей газете. Я же хочу вам хотя бы кратко рассказать о жизненном пути их автора.

Общий вид Николаевского собора с юго-запада Можайска. 1911 г. Фото: parnuexpress.eeОбщий вид Николаевского собора с юго-запада Можайска. 1911 г. Фото: parnuexpress.eeОтец русской цветной фотографии Отец русской цветной фотографии

Сергей Михайлович Прокудин-Горский, потомственный русский дворянин, родился 31 августа 1863 г. в старинном городе Муроме, Владимирской губернии. Он получил хорошее по тем временам образование, учился в Александровском лицее, познавал науки за границей – в Германии, Франции.

Именно во время зарубежных поездок Сергей Михайлович заинтересовался технологической стороной разработки цветного фото. Он установил контакт с доктором Адольфом Мите, который вел интенсивные исследования в области ортохроматики (т.е. техники цветопередачи) в Высшей технической школе Берлина. В Париже молодой русский дворянин продолжил занятия в лаборатории известного химика Эдме-Жюля Момене, исследователя проблем цветного фотографирования.

Вернувшись на родину, Прокудин-Горский в 27 лет женился на Анне Александровне Лавровой, дочери известного генерала, основателя российского сталепушечного производства Александра Степановича Лаврова. Вскоре он получил пост директора правления Гатчинских металлургических заводов. Эту должность наш герой занимал вплоть до Октябрьской революции. Однако фотография, в которую он буквально влюбился в молодые годы, осталась главным увлечением и неизменной страстью всей последующей жизни этого человека.

Прокудин-Горский жил в эпоху восторженной веры образованных русских людей в торжество технического прогресса. Он был ярким выразителем этой веры. Сергей Михайлович тесно сотрудничал с Императорским Русским Техническим Обществом (ИРТО), членами которого были такие известные инженеры и промышленники, как Д. Менделеев, А. Бутлеров, Д. Чернов, А. Попов, Л. Нобель. В 1998 г. Прокудин-Горский стал членом фотографического отдела ИРТО, созданного, между прочим, по инициативе Менделеева.

В 1901 году он открыл в Санкт-Петербурге «Фотоцинкографическую и фототехническую мастерскую С.М. Прокудина-Горского». С тех пор у него появилась возможность заняться экспериментами, направленными на создание новых технологий световоспроизведения. Также он стал издателем специализированного журнала «Фотограф-Любитель».

Можно только поражаться способностям этого человека. Всего за несколько лет Прокудин-Горский изобрел новый способ цветной фотосъемки, а также красочные вещества сложного состава, опередив в разработках одного из своих учителей — изобретателя цветной фотографии из Германии профессора А. Мита. Его цветные снимки оказались очень приличного качества – вполне пригодными как для проекции, так и для полиграфического воспроизведения.

Страстное увлечение фотографией заставляло его много ездить. В годы русско-японской войны он отправился в Корею, откуда привез обширную коллекцию черно-белых снимков. Побывав в том же 1904 году в экзотическом Туркестане, Сергей Михайлович решил реализовать грандиозный, как сейчас говорят, проект – запечатлеть в цвете с помощью собственной технологии фотосъемки разные земли и народы, населяющие землю российскую.

Идея была настолько дерзкой, что без поддержки влиятельных лиц нельзя было и мечтать об ее осуществлении. Помог случай. Молва о чудесных цветных фотографиях, которые Прокудин-Горский демонстрировал в петербургском просвещенном обществе, достигла двора. Его пригласил в гости император Николай II .

Для сеанса высочайшей демонстрации работ были отобраны наиболее красивые снимки – русская природа, белокаменные храмы, живописные группы крестьян… Царь, который тоже увлекался фотографией, был в восторге. С изобретением русской цветной фотографии Прокудина-Горского поздравила императрица и царские дети. Итогом высочайшей аудиенции стало распоряжение министру путей сообщения С. Рухлову – организовать специальную экспедицию для проведения цветных фотосъемок Российской империи в любых ее районах. Царь хотел оставить для потомков образы страны, которой правил, во всем ее великолепии.

Сергею Михайловичу выдали официальные подорожные документы. В одном из них, в соответствии с волей Его Императорского Величества, ему высочайше дозволялось пребывать в любых местах государства российского, независимо от существующих режимов секретности. При себе он также носил указ министра путей сообщения, где объявлялось, что Император считает миссию, возложенную на Прокудина-Горского, настолько важной, что все официальные лица должны ему содействовать – “в любом месте и в любое время”.

Дороги, которые мы выбираем

Начиная свои экспедиции по России, Прокудин-Горский и представить себе не мог, что, в конечном счете, его миссия обернется трагедией – вынужденным бегством из родной страны, за которым последует унизительная иммиграция. Впрочем, тогда, в 1909 году, он был баловнем судьбы. Условия, которые ему были созданы для работы, без всякого преувеличения можно назвать царскими.

В его распоряжении оказался комфортный пульмановский вагон (где имелась горячая и холодная вода, ледник для сохранности продуктов) с прекрасно оснащенной лабораторией. Проявление фотопластинок можно было осуществлять прямо в дороге. Фотографу выделили в полное распоряжение помощника по организационным вопросам. Также в составе его команды находилось несколько ассистентов, в число которых входил и 22-летний сын Дмитрий.

По рекомендации царя первая экспедиция состоялась в район Мариинской системы каналов – там сохранялись инженерные объекты еще со времен Петра Первого. Потом последовали поездки на Урал, по просторам Сибири, в Туркестан, по приволжским губерниям, в район Бородино…

Фактически он стал придворным фотографом, много раз встречался с Николаем II – рассказывал императору о своих поездках по стране, беседовал о пользе фотографии для народного просвещения. Однажды царь заказал у Прокудина-Горского специальный альбом для царевича Алексея, чтобы наследник престола лучше знал страну, которой должен был впоследствии управлять.

Объективности ради надо признать, что, будучи придворным фотографом, Сергей Михайлович отнюдь не занимался лакировкой действительности. Его объектив выхватывал картинки жизни тогдашней России в объективном, реалистичном ракурсе. В чудом сохранившихся снимках из его коллекции не осталось фотографий царских сановников или членов августейшего семейства. Зато есть фотографии закованных в цепи узников, есть виды отнюдь не «потемкинских» деревень в средней полосе России, есть группы крестьян и рабочих в каждодневном одеянии.  …

Достижения, сделанные в области цветной фотографии, очень скоро принесли Прокудину-Горскому широкую известность не только в России, но и далеко за ее пределами. В 1913 г. он провел большой показ своих слайдов в одном из крупнейших парижских кинотеатров. Успех был столь огромен, что крупные зарубежные фирмы стали наперебой предлагать занять тот или иной выгодный пост. Однако покинуть Россию он не мог – это была страна, во благо которой он хотел работать всю свою жизнь. Увы, не получилось. С началом мировой войны фотографические экспедиции пришлось прервать. В 1914 г. он успел заснять австрийских военнопленных перед бараками под Петрозаводском. После чего Прокудин-Горский передал свой знаменитый пульмановский вагон в распоряжение армии. Самого его призвали в качестве эксперта в специальный комитет, изучающий фото- и киноматериалы, поступавшие из-за рубежа, в том числе материалы технического характера.

Большевистская революция 1917-го года для Прокудина-Горского оказалась трагедией. Имея репутацию придворного фотографа, будучи обласканным царем, он в любой момент мог быть объявлен врагом режима. В 1918 году, после казни в Екатеринбурге императорской семьи, Прокудин-Горский уехал из России вместе со всеми своими близкими. С собой он сумел увезти чемодан пластинок из своей обширной коллекции, большая часть которой, вероятно, безвозвратно утеряна.

Сначала Сергей Михайлович оказался в Норвегии, через два года перебрался в Англию. А в 1922-м году осел во Франции, в Ницце, где вместе с братьями Люмьер открыл фотолабораторию. Вместе с ним работали его сыновья.

Во Франции прошла вся последующая жизнь Прокудина-Горского, вплоть до смерти в 1944-м году. Его похоронили на русском кладбище в Сент-Жевьев-де-Буа.

Второе рождение шедевров

Как знать, что сталось бы с творческим наследием Прокудина-Горского, если бы в сюжет нашей истории несколько раз не вмешался Его Величество случай.

В 1940-е годы в Америке решили издать на английском языке «Историю русского искусства» Игоря Грабаря. Инициаторы проекта столкнулись со сложностями в подборе интересных иллюстраций. И тогда княгиня Мария Путятина, которая занималась переводами многотомного труда, вспомнила про русского самородка Прокудина-Горского, чьими снимками восхищалась дореволюционная Россия.

Стали искать его наследников, обнаружили во Франции, в Париже. В результате через парижского представителя Рокфеллеровского фонда Джона Маршалла российская коллекция, включавшая в себя 14 экспедиционных альбомов и 1902 стеклянных негатива, в 1948-м году была приобретена для Библиотеки Конгресса США. После этого наследие Прокудина-Горского многие годы хранилось в Вашингтоне в качестве мало известных широкой общественности архивных единиц.

Но на рубеже веков возникло еще одно благоприятное обстоятельство – в мире появились цифровые компьютерные технологии. Американские исследователи решили их использовать для обработки библиотечных архивов. Когда в 2000-м году старые фотопластинки Прокудина-Горского просканировали и совместили три цветовых слоя, произошло чудо: на экране компьютера во всем свое великолепии возникли виды России начала XX века.

Конечно, время не пощадило старые негативы. На многих их них были дефекты – трещины, потертости. Американцы, надо отдать им должное, решили сделать наследие Прокудина-Горского общедоступным. Они разместили файлы отсканированных фотографий в Интернете, чтобы всякий заинтересованный специалист мог заняться их реставрацией.

Весьма большая реставрационная работа сразу же была проделана в США. Ей занимался профессиональный фотограф Уолтер Франкхаузен, благодаря усилиям которого были восстановлены первые 122 работы Прокудина-Горского. Эти работы составили основу выставки «Чудеса фотографии», которую Библиотека Конгресса США уже демонстрировала в Москве, Санкт-Петербурге, а также в некоторых других российских городах.

Одновременно за дело взялись российские энтузиасты. Возник большой народный проект, в который включились отечественные реставраторы из разных городов России и зарубежья. Среди них активную роль сыграл москвич Олег Поляков – потомственный фотограф, программист и компьютерный дизайнер. Он не только занимался восстановлением фотографий, но и координировал деятельность своих коллег, в числе которых оказались Леонид Иванов, Наталья Пекова, Андрей Гайдукевич, а также много других людей, увлеченных идеей восстановления творческого наследия Прокудина-Горского.  …

«Для меня большая честь быть полезным в благородном деле популяризации уникального творческого наследия Сергея Михайловича Прокудина-Горского» – сообщил в своем письме Олег Поляков, который является знатоком творчества мастера и добровольным реставратором более 70 его работ.  …

Остается добавить, что исследование творчества Сергея Михайловича Прокудина-Горского продолжается. Сегодня им занимается много людей в разных уголках света, есть интересные открытия.

Статья приведена в сокращении


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top