Архивоинствующий и архижестокий антихрист


Всемирной истории известно множество имён исторических личностей, чьи руки обагрены кровью священнослужителей и верующих людей разных конфессий. Однако, среди этих хладнокровных убийц самым жестоким, кровожадным и омерзительным за всю историю цивилизации был лишь один человек. По тяжести масштабности злодеяниям и изощрённости совершённых им преступлений против религиозных деятелей и простых верующих людей он далеко превзошёл всех своих именитых предшественников. Такого страшного зла и огромного вреда до него не причинял народам России ни один человек. Столь однозначной личности не было на многострадальной российской земле ни в одну историческую эпоху. Имя этого, с позволения сказать, человека, Владимир Ульянов (Ленин).

Признаться, я, достаточно хорошо зная биографию Ильи Николаевича Ульянова, впервые ознакомившись с преступными деяниями Ленина, крайне был удивлён, что в семье столь почтенного, широко образованного, культурного и уважаемого в России человека, отдавшего все свои интеллектуальные способности и богатый опыт педагога воспитанию и обучению подрастающего поколения, мог вырасти такой опасный и вредный для граждан России и всего мира человек. Однако в результате моих научных исследований личностной и политической биографии Владимира Ульянова, которым посвятил более 35 лет, я, опираясь на многочисленные документальные материалы, включая эпистолярные, обнаруженные в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), а так же свидетельства современников Ленина, пришёл к сенсационным выводам, не поддающимся опровержению.

Оказывается, в генеалогическом плане И. Н. Ульянов и В. И. Ульянов в родственных отношениях не состояли. Илья Николаевич действительно был женат на Марии Александровне Бланк. Однако отцом Владимира Ульянова он не являлся. Его биологическим отцом был Иван Сидорович Покровский – домашний врач Ульяновых, о чём в частности свидетельствует диплом Владимира Ульянова, который был выдан ему императорским С-Петербургским университетом 14 января 1892 года. После того, как он экстерном сдал экзамены по курсу юридического факультета университета. А в нём ясно указан владелец диплома — Владiмиръ Ивановъ Ульяновъ (подробно об этом см. Великая Эпоха №7/53 20 апреля 2007г.). Так что вины И.Н. Ульянова в том, что Владимир Ульянов вырос жестоким и человеконенавистным, государственным и международным террористом, наконец, архивоинствующим атеистом, не признающим свободу совести, абсолютно нет.

Очевидно, Ленин многие отрицательные черты характера унаследовал от прадеда по материнской линии Мойши Ициковича Бланка, который, судя по дошедшим до нас архивным документам, был жестокой личностью, не уживающейся с соплеменниками и даже с членами своей семьи.

Обратимся теперь к главному вопросу данной статьи. Владимир Иванович Ульянов (Ленин) несомненно, был жестоким человеком и террористом от природы. Он враждебно воспринимал чужие мнения и взгляды на общественно-политическую и духовную жизнь общества. Считал, что  политической борьбе вполне допустим террор. Ещё в 1901 году в статье «С чего начать?», опубликованной в 4 номере газеты «Искра», он со всей откровенностью писал: «Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказываться от террора».

Особую ненависть и неприязнь Ленин испытывал по отношению к религии и верующим людям, особенно к тем, кто выступал за свободу совести. В этой связи интересен один факт. В конце сентября 1901 года в Орле состоялся миссионерский съезд. На нём с речью выступил предводитель дворянства Орловской губернии Стахович М.А. Он, в частности, заявил: «Ни на ком в России не лежит более чем на миссионерском съезде, долг провозгласить необходимость свободы совести…» Ленин отреагировал на речь Стаховича. В журнале «Заря» (№1 1901г.) появилась статья «Случайные заметки». Ленин, прочитав её, согласился с автором статьи, в которой говорилось, что Стахович, сказав горячую речь в защиту свободы совести,  «дошёл в своей бестактности, чтобы не сказать цинизме, до того, что внёс такое предложение».

Ленин, будучи убеждённым антихристом, решительно вступает на путь борьбы с религией. В статье «Социализм и религия» (декабрь 1905г.) он требует «бороться с религиозным туманом», с присущим ему фанатизмом и настойчивостью воспитывал у большевиков чувство ненависти к религии вообще, к христианству в особенности. Разрабатывая антирелигиозную пропаганду, он направлял её, прежде всего, против Русской Православной Церкви и многомиллионной массы христиан России.

Ультрареакционная сущность ленинского воинствующего атеизма со всей злобностью выражена в следующей фразе: «Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимая мерзость, … самая опасная мерзость, самая гнусная зараза».

Следует отметить, что Ленин, разрабатывая антирелигиозную «доктрину», многое брал на вооружение из опыта вождей «великой» французской революции. Он ревностно изучал документы, разработанные Маратом, Робеспьером и другими руководителями тех кровавых событий. В одном из них читаем: «Надо уничтожить монахов, иезуитов и попов…». Ленину уж больно приходились по душе призывы вождей французской революции к террору и насилию. В этой связи небезынтересно привести слова известного русского историка и мыслителя В.С.Соловьёва, который в XIX столетии писал, что: «Революция, основанная на насилии, лишена будущего». Но разве Ленин был способен слушать предостерегающие слова учёного-историка?

Разумеется, у Ленина до октябрьского (1917г.) контрреволюционного переворота возможности активной физической борьбы против  религии, духовенства и верующих граждан России были ограничены; например, он, конечно, не мог применить против них террор и насилие. И, тем не менее, в многочисленных публичных высказываниях и в десятках печатных работ он всю свою желчь выплёскивал на священнослужителей, которые, якобы, вносили в души людей, «религиозную заразу». Но, узурпировав власть в России, Ленин немедленно приступил к открытому террору против Церкви, духовенства и верующих людей. Следует особо подчеркнуть, что так называемый марксист, Ленин, не внял советам даже Энгельса, который требовал от рабочей партии «уменья терпеливо работать над делом организации и просвещения пролетариата, делом, ведущим к отмиранию религии, а не бросаться в авантюры политической войны с религией».

Ленин хорошо был знаком и с одним из главных трудов Энгельса, который был целиком опубликован в Лейпциге в 1878 году под названием «Переворот в науке, произведённый господином Евгением Дюрингом» («Анти-Дюринг»). В ней Энгельс, критикуя немецкого философа-эклектика Е. Дюринга за его нападки на марксизм, защищая и развивая учение Маркса, делая его понятным и доступным вместе с тем подвергает критике реакционные взгляды своего оппонента, относящиеся к религии. Он пишет, что «г-н Дюринг не расположен ждать, пока религия умрёт своей естественной смертью. Он поступает основательнее. Он перебисмаркивает самого Бисмарка: он декретирует ещё более строгие майские законы* не только против католицизма, но и против всякой религии вообще…».

(* под таким названием вошли в историю принятые в мае 1873 года 4 закона, которые устанавливали строгий контроль государства за деятельностью католической церкви).

Но поскольку позиция Дюринга целиком совпадала с позицией Ленина, то книга Энгельса не стала для него настольной. Новоиспечённый глава Временного Рабоче-Крестьянского правительства с первых же дней своего пребывания у власти направил большевистских ультра против религии на всей территории России.

Первый чувствительный удар по Церкви был нанесён декретом II Всероссийского съезда Советом о земле от 26 октября 1917 года, когда церковные и монастырские земли были конфискованы государством. Право частной собственности на землю в Советской России отменялось навсегда, оно заменялось пресловутой всенародной (?!) государственной собственностью. По инициативе Ленина была подвергнута ликвидации деятельность Поместного Собора — самого представительного съезда духовенства и мирян Православной Церкви.

С конца октября 1917 года большевистское правительство приступило к физическому истреблению священнослужителей, разрушению церквей, включая домовых, монастырей, закрытию церковно-благотворительных и просветительных учреждений, духовных академий и училищ.

Первой жертвой кровожадных большевиков стал протоиерей Иоанн (Кочуров) он зверски был расстрелян в Царском Селе 31 октября 1917 года. Спустя несколько дней в Севастополе матросами был убит священник Михаил (Чефранов). Примерно в эти же дни недалеко от Симферополя солдаты расстреляли священника Иоанна (Углянского). 11 декабря в Белогородской мужской пустыни был расстрелян иеромонах Серафим. Начало красному террору и актам вандализма большевистского правительства было положено. За пять лет существования советской власти её жертвами стали многие видные деятели Православной Церкви, настоятели церквей и монастырей.

Судя по фактам массовых расстрелов, большевистское правительство во главе с Лениным взяло курс на обезглавливание Православной Церкви. Жесточайшим пыткам и страданиям был подвергнут Пермский архиепископ Андроник: большевистские палачи вырезали у него щёки, обрезали уши и нос, выкололи глаза и в таком изуродованном виде водили его по улицам города, а затем расстреляли. Приехавший в Пермь в связи с этим трагическим событием Черниговский архиепископ тут же был схвачен большевистскими головорезами и расстрелян. В страшных страданиях ушёл из жизни епископ Тобольский и Сибирский Гермоген. Изуверы от рождения привязали его к колесу парохода и включили ход. Митрополит Киевский и Галицкий Владимир так же был изувечен, а затем расстрелян. Такая участь постигла и митрополита петроградского Вениамина, Уфимского епископа Симона (Шлеева) и других.

В рассматриваемое время жертвами палачей из ЧК стали 11 известных представителей Католической Церкви, некоторые священнослужители других конфессий.

4 (17) января 1918года на заседании Совнаркома, проходившем под представительством Ленина, было принято решение реквизировать помещение Александро-Невской Лавры. На этом же заседании было принято постановление об упразднении придворного духовенства и реквизиции всего имущества придворных церквей, а так же церквей Московского Кремля.

После печально известного разгона Учредительного Собрания, который был устроен матросами Дыбенко во главе с анархистом железняковым в ночь с 5 на 6 января 1918года, Ленин перешёл к более решительным, жестоким и бесчеловечным действиям против Православной Церкви. Он призвал к «бескомпромиссному наступлению на реакционную поповщину», советовал не отрекаться «от задачи партийной против религиозного опиума, оглупляющего народ». 20 января (2 февраля) 1918 года. Ленин подписал «Декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви». В этом документе подчёркивалось: «никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют». В декрете так же говорилось: « Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием», иными словами, конфискуются. А 23 января (5 февраля) 1918года советское правительство издало «Инструкцию по проведению в жизнь декрета от 20 января 1918 года «Об отделении церкви от государства»». ( Здесь уместно отметить, что издание декретов не входило в полномочия СНК — это являлось функцией ВЦИК).

25 января (7 февраля) Поместный Собор Русской Православной Церкви высказал своё отношение к декрету СНК. В постановлении в этой связи подчёркивалось: «Изданный Советом Народных Комисаров декрет об отделении Церкви от государства представляет собой, под видом закона о свободе совести, злостное покушение на весь строй жизни Православной Церкви и акт открытого против неё гонения».

В целях расширения и оперативного выполнения декрета, Ленин 22 января (4 февраля) 1918года подписал радиограмму «Всем, Всем», в которой сообщалось, что «опубликован декрет о полном отделении церкви от государства и о конфискации всех церковных имуществ». Радиограмма Ленина, по сути, являлась директивой местным органам большевистской власти немедленно приступить к грабежу церковного имущества и ценностей. Используя эту директиву, красные якобинцы стали громить церкви и храмы, жестоко обращаться со священнослужителями, препятствующими грабителям.

Не упустили возможность воспользоваться радиограммой СНК криминальные элементы. Их безнаказанные грабежи церквей по всей России достигали неслыханных размеров.

Следует отметить, что большевистская печать подливала масло в огонь. На её страницах помещалась самая чудовищная клевета на Православную Церковь и её служителей, высказывались злобные богохульства, поносили религию самыми неприличными словами.

На страницах советских периодических изданий, таких, как «Правда», «Известия», «Беднота», публиковались пошлые сочинения примитивных поэтов-самоучек. Вот одно из многочисленных вульгарных сочинений такого рода:

Долой, долой монахов, Долой, долой попов! Мы на небо залезем, Разгоним всех богов.

Как видим, антирелигиозная пропаганда была возведена в ранг государственной политики, во главе которой стоял Ленин. В стране организовались судебные процессы над духовенством — «пособниками врагов революции» — оно подвергалось непрерывной травле и террору.

В этой чудовищной и омерзительной политической акции принимали активное участие ближайшие соратники и единомышленники Ленина: Свердлов, Сталин, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Дзержинский, Володарский, Луначарский, Ярославский, Петровский и другие мизантропы ленинского пошиба.

Весной 1918 года типография Рябушинских выпустила книжку Н. Зенина «Трилогия. Христос и Антихрист».  В ответ на указанную публикацию большевистское правительство ужесточило репрессивные меры против Православной Церкви и всех христиан. Особенно это наблюдалось после покушения на Ленина. В этих звериных проявлениях особо отличилось ведомство Дзержинского, которого известный исследователь большевистского террора Роман Гуль прозвал «октябрьским Фукье-Тенвилем». По российской земле в те трагические годы потекли реки крови. Немыслимым террору, жестокостям, насилию и вандализму большевиков не было предела. Глубоко озабоченный судьбами миллионов россиян, Патриарх Московский и Всея Руси Тихон 13 (26 октября) 1918 года направил в СНК очередное послание. В нём Патриарх методично, на конкретных фактах, жесточайше разоблачил большевистское правительств в совершении тягчайших преступлений против российского государства, и его народа, разграблении состоятельных людей, и трудолюбивых крестьян, совершении террористических актов против Православной Церкви и её служителей, разорением и распаде некогда великой и могучей России, лишение российских граждан свободы.

«Мы знаем, писал Патриарх,  — что наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь  повода для обвинения Нас в противлении власти, но чем выше будет подниматься «Столб злобы» вашей, тем вернейшим будет оно свидетельством справедливости Наших обличений…». Патриарх Тихон пророчески предупреждал вождей большевиков, сказав, что: « взыщется от вас всякая праведная кровь, вами пролитая (Лук XI, 51) и от меча погибнете вы, взявшие меч (Мф.ХХVI, 52)…».

Патриарх предвидел реакцию Ленина на своё послание, направленное в СНК. После подписания сепаратного (предательского) мирного договора между Советской Россией и Германией, слома государственного аппарата Временного правительства и замены его аппаратом, пришедших к власти узурпаторов, Ленин вернулся к посланию Патриарха Тихона. О принятом им решении предельно ясно говорит, приведённое ниже его указание от 1 мая 1919г., адресованное председателю ВЧК Ф.Э.Дзержинскому:

СТРОГО СЕКРЕТНО

Председателю ВЧК тов. Дзержинскому Ф.Э.

УКАЗАНИЕ

В соответствии с решением В.Ц.И.К. и Сов. Нар. Комиссаров, необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше.  Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады.

Председатель В.Ц.И.К.                                    М.Калинин Председатель Сов.Нар. Комиссаров                  В.Ульянов (Ленин)

Документ предоставлен авторомДокумент предоставлен автором

Не думаю, что данное указание, подписанное М.И. Калининым и В.И. Лениным, нуждается в комментариях, это может сделать уважаемый читатель.

Головореза Дзержинского вряд ли следовало учить, как нужно расправляться со священнослужителями, а заодно и грабить Церкви и монастыри.

Священнослужителей расстреливали без суда и следствия, подвергали аресту, зверским пыткам, топили в прорубях, прудах, колодцах, реках. Бросали в огонь, отравляли, заживо погребали, оскорбляли матерными словами, обзывали словами: «трутни», «подлые людишки», «отцы лжи», «мракобесы», «обманщики», «бездельники», «перевертни», «лисы в рясе», «черносотенцы», «лисья морда», «рабовладельцы», «святые постники», «паразиты», «заклятые враги советской власти», «сволочи», «оглупители народных масс» …

С весны 1922г. началась очередная, наиболее массовая и особо жестокая за всю историю России, кампания против Русской Православной Церкви, священнослужителей, и верующих христиан. Организатором и вдохновителем этой зловещей террористической акции был Ленин. Его руководящие указания и требования нашли отражение в строго секретном письме, направленном членам Политбюро 19 марта 1922 года. Ближайшим «поводом» для написания этого письма для Ленина стали события в Шуе, где местное духовенство при поддержке верующих горожан оказало сопротивление властям, пытающимся насильственно изъять в храмах города церковные ценности. Касаясь в частности этих событий, Ленин даст следующие указания: «В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК или других представителей центральной власти (лучше одного, чем нескольких), причём дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро.

Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал как можно больше, не меньше, чем несколько десятков, представителей духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрету ВЦИК (от 16 февраля 1922г. – А.А.) об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членам Политбюро. На основании этого доклада, Политбюро даст деятельную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев города Шуи, а по возможности также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров… Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать…»

ГПУ, НКЮ и Ревтрибунал незамедлительно приступили к выполнению строгих указаний Ленина. Уже 28 марта 1922году в «Известиях» появился список «врагов народа». В нём первым был указан Патриарх Тихон. На следующий день после публикации большевистские палачи арестовали митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина, архимандрита Сергия, епископа Бенедикта, протоиерея Н.Ф. Огнева, председателя правления православных приходов Петрограда, профессора уголовного права Петроградского государственного университета Ю.П. Новицкого, присяжного поверенного и юрист-консультанта Лавры И.М. Ковшарова, настоятеля Казанского собора Н.К. Чукова, ректора Богословского института Л.К. Богоявленского, настоятеля Исаакиевского собора А.П. Чельцова, служителя Церкви Н.А. Глагина. В ночь с 12 на 13 августа без всяких доказательств виновности в совершении преступлений митрополит Вениамин, архимандрит Сергий, Ю.П. Новицкий и И.М. Ковшаров решением Ревтрибунала были расстреляны. Остальным расстрел был заменён различными годами тюремного заключения.

При участии Ленина 4 мая 1922 года Политбюро постановило «за антисоветскую деятельность привлечь Патриарха Тихона к судебной ответственности». 6 мая он был взят под стражу. А когда Ленин из-за болезни был вынужден отойти от всяких дел, в июне 1923 года ВЦИК принял постановление «о прекращении дела по обвинению Патриарха Тихона в антисоветских преступлениях».

Следует особо отметить, что во время насильственных изъятий церковных ценностей православие понесло огромные человеческие потери. По неполным данным, властями и бандами грабителей было убито более 8 тысяч священников и монахов; число арестованных и сосланных насчитывало около 12 тысяч человек.

Кроме этого, с 1917 года по 1940 год (исключая 1937 год) «пропали безвести» 146 православных архиереев. Многие священнослужители вынуждены были выехать за пределы страны, большей частью в государства со славянским населением.

В 1937 году. в ходе массовых сталинских репрессий «пропали безвести» ещё 59 православных и 37 обновленческих архиереев.

Одновременно с грабежами Церквей и монастырей шёл процесс варварского разрушения церквей, храмов и монастырей — неповторимых памятников архитектуры.

До прихода к власти антихристов в Российской империи было около 78 тысяч Православных храмов, 1253 монастыря и скита. В одной лишь Москве насчитывалось 568 храмов и 42 часовни. Из них за годы власти коммунистов было разрушено 426; многие были закрыты и обезображены. Число разрушенных Церквей по всей стране превысило 70000. Среди них храм Христа-Спасителя, взорванный на Волхонке (Москва) в 1932 году.

От большевистского вандализма пострадали и другие христианские Церкви. Например, Армянская Апостольская Церковь на территории Российской империи имела 19 епархий, 1478 Церквей и приходов. После октября 1917 года все епархии, большинство Церквей и приходов под страхом репрессий вынуждены были прекратить свою деятельность.

До начала Первой мировой войны в России  насчитывалось свыше 200 католических костелов. К началу Второй мировой войны их осталось всего два.

Ленин не оставил без внимания и религию мусульман. Так, в замечаниях на проект решения ЦК «О задачах РКП(Б) в Туркестане» он 13 июня 1920 года рекомендовал разработать «способы борьбы с духовенством и панисламизмом».

Ленин буквально бредил идеей полного уничтожения  религии на российской земле. Он разрабатывал всё новые, более изощрённые способы и формы борьбы с религией и захвата церковных ценностей.  На фоне патологической ненависти к церкви, у Ленина рождается идея, не совместимая с общечеловеческой моралью. Во время разграбления церковного имущества в Александро-Свирском монастыре в Олонецкой губернии по его указанию впервые в истории православия в России были вскрыты мощи святых. Эксперимент «вождя» принёс успех: было реквизировано 40 пудов чистого серебра.

В порыве эйфории, вызванной такой неожиданно большой добычей, Ленин даёт указание продолжать вскрытие  мощей наиболее известных святых. С 1 февраля 1919 года  по 28 сентября 1920 года в Архангельской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Московской, Новгородской, Олонецкой, Псковской, Тамбовской, Тверской, Саратовской и Ярославской губерниях было совершено 63 вскрытия раки святых. Эти грабительские и бесчеловечные акции дали большевистскому  правительству огромное количество золота, бриллиантов, алмазов, рубинов, изумрудов, жемчуга и других ценностей, вырученные средства от которых Ленин направлял в другие государства Европы, Ближнего и Дальнего Востока для организации в них вооружённых коммунистических переворотов.

Небезынтересно отметить, что операция по изъятию церковных ценностей уже к маю 1922 года дала казне правительства Ленина  астрономическую сумму— 8 триллионов рублей в денежных знаках  того времени! Для сравнения отметим, что годовой бюджет советской России  на 1922 финансовый год был определён правительством в 76449669882 рубля.

Но для Ленина всё это было мало. Ради бредовой идеи «мировой революции» он готов был предать разграблению всю страну, принести в жертву десятки миллионов жизней российских граждан, вскрыть могилы исторических личностей, чтобы извлечь из них ценности. Именно этими кощунственными мыслями он руководствовался, когда давал указание осквернить могилу легендарного преподобного Сергия Радонежского (1321-1391), основателя и игумена Троице-Сергиевой Лавры, благословившего князя Дмитрия Донского перед решающим сражением с татарами на Куликовом поле в 1380 году…

21 января 1924 года Ленин в страшных мучениях от продолжительных и невыносимых головных болей скончался. Он ушёл из жизни, но оставил своим единомышленникам и последователям сатанинское знамя борьбы с религией. В годы сталинизма целых полтора десятилетия в стране продолжались репрессии против священнослужителей, не прекращался процесс разрушения Церквей и монастырей. Коммунистические идеологи искали любой предлог, чтобы ужесточить меры борьбы с религией. В поисках стрелочников в хозяйственных  неурядицах власти обвиняли Церковь. В этих измышлениях  активное участие принимала периодическая печать. В чёрных и грязных делах особо отличались такие газеты как «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Безбожник», журналы «Революция и церковь», «Наука и религия», «Безбожник». Например, «Комсомольская правда» за 22 сентября 1922 года на первой странице крупным и жирным шрифтом набрала текст: «Религия – тормоз пятилетки». А в статье в «Известиях»  от 17 февраля 1924 года  говорилось: «Тихон – большое поповское чучело, набитое  магизмом…».

Лишь в годы Отечественной войны и несколько послевоенных лет, когда все силы были брошены на разгром врага, а затем на восстановление разрушенных городов, сёл и народного хозяйства, преследования властями служителей алтаря и разрушения Церквей были приостановлены.

Но с приходом к власти Хрущёва  борьба с религией возобновилась. При его бездумном правлении 1960 – 1964 годах в стране было закрыто 20 тысяч храмов  и 69 монастырей, в которых несли службу около 30 тысяч архиереев и священников.

В годы, когда в результате «дворцового»  переворота власть перешла в руки Брежнева, были закрыты ещё 8 тысяч храмов и 18 монастырей, выдворены из них около 10 тысяч священнослужителей…

Думается, не ошибусь, сказав, что с середины 80-х годов отношение властей к религии  стало меняться. Во всяком случае, священников не расстреливали, не арестовывали и не преследовали. Но бесспорно и то, что они не собирались ни восстанавливать разрушенные Церкви, монастыри, мечети, костелы, ни освобождать те, которые были заняты под театры, кинотеатры, музеи, предприятия, конструкторские бюро, производственные мастерские, различные склады, коровники, свинарники, и даже общественные уборные (например, в помещении часовни на Таганке в Москве)…

Отношение религии всех конфессий в корне и бесповоротно изменилось в России после того, как в конце августа 1991 года рухнуло коммунистическое владычество и развалилось как карточный домик  и тоталитарное государство. С одобрения большинства граждан Россия стала  на путь демократического развития, в котором права и свободы человека и гражданина, независимо от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного  положения, места жительства, отношения к религии, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права признаются и гарантируются Конституцией российской Федерации.

7 ноября 2007 года исполняется 90-летие октябрьского государственного переворота, трагические последствия которого хорошо известны российским гражданам. Несомненно, последователи «вождя мирового пролетариата» будут отмечать этот день, как праздник – им это никто не может запретить. Но если они считают себя цивилизованными, культурными и образованными людьми, то в этот «праздничный день»  на их лицах, хотя бы на одну минуту,  должна появиться  краска стыда за преступления, совершённые обманутыми «вождём» рабочими, солдатами и матросами в октябре 1917 года.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top