За и против законопроекта «О биомедицинских исследованиях». «Жареные» факты и объективные мнения


Фото: FETHI BELAID/AFP/Getty Images Фото: FETHI BELAID/AFP/Getty Images Недавно Организация Объединенных наций осудила фашизм и «обеление» фашизма, которое происходит в последнее время различных странах. Безусловно, это весьма своевременная резолюция…

В 2007 году несколько депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ предложили законопроект «О биомедицинских исследованиях». Появились публикации, что он обсуждается также и в министерстве здравоохранения РФ. Ну, так что же? — скажете вы. Дело в том, что этот законопроект предусматривает расширение категории граждан, на которых можно проводить биомедицинские исследования. Это, в том числе, и дети, а так же дети — сироты. Сейчас, в соответствии с действующим Законом РФ «О лекарственных средствах», проведение испытаний лекарственных средств на детях — сиротах запрещено в России. Но законопроект  «О биомедицинских исследованиях» планирует этот запрет отменить.

Помню, когда в середине 90-х годов международная организация «Хьюман райтс вотч» опубликовала доклад о положении с правами человека в детских домах для детей с задержкой психического развития и умственно отсталых в России «Под опекой государства дети страдают от жестокости» — все, кто читал его, были потрясены. Волосы вставали дыбом от перечисления жестокостей, которые совершались в отношении беззащитных детей-сирот! Впоследствии и Московская Хельсинкская группа, и Санкт-Петербургская Гражданская комиссия по правам человека неоднократно поднимали вопрос о несоблюдении прав человека в специализированных детских домах России.   Можно представить, сколько детей из сиротских учреждений станет объектами для опытов, когда будет принят новый закон о биомедицинских исследованиях. При том-то уровне коррупции, который существует в России! Скорее всего, широкомасштабные опыты на детях будут хорошо оплачиваться и привлекут многих сотрудников сиротских учреждений, врачей, и  компании, проводящие исследования. Но как быть с интересами детей-сирот?

Попытаемся проанализировать ситуацию, исследуя прошлое. Известно, что в гитлеровской Германии с 1939 года по август 1941 года официально проводилась эфтаназия (Содействие в смерти тем людям, которые «не представляли ценности для общества»: умственно-отсталым, душевнобольным и др. Утверждалось, что немецкое общество избавлялось от балласта, на который тратились его деньги). Эти варварские опыты уничтожили более 70 000 человек. Инициаторами эфтаназии были психиатры. Они говорили, что она производится в интересах науки. Именно тогда и была опробована впервые газовая камера в Бранденбурге в январе 1940 года. Даже А. Гитлер счёл планы немецких психиатров и врачей-сторонников расовой гигиены чрезмерными и отказался от юридического регулирования вопроса об эфтаназии по политическим причинам, — писал Клее в своей научной работе «Euthanasie» im NS-Staat (Франкфурт-на-Майне, 1989 год, стр. 101). Но официальное окончание программы эфтаназии не закончило этих варварских опытов над людьми. Убийство в газовых камерах были заменены другими, не  менее душегубными способами: пациентам психбольниц, свезенным в специальные учреждения, отравляли пищу, вводили смертельные инъекции и морили голодом. Официальное окончание программы эфтаназии не защитило детей.

В педиатрическом (!) отделении института в Бранденбурге, которое возглавлял профессор Ганс Гейнце, в других крупных институтах в Идштейне и Мюнхене психиатры-нацисты свирепствовали вовсю. Так, очевидец, посетивший мюнхенский институт (им руководил печально известный психиатр Герман Пфанмюллер), писал: «Я помню общий смысл замечаний Пфанмюллера: «Этих тварей (он имел в виду детей), естественно, я как национал-социалист, считаю бременем, которое несёт на себе здоровое тело нашего народа. Мы не убиваем с помощью яда, инъекций и т. д. — у иностранной прессы и некоторых джентльменов в Швейцарии появился бы материал, слишком возбуждающий страсти» (от доктора Иоганнеса Шоттки от 26.02.1971 г., процитировано Клее в его работе «Euthanasie» im NS-Staat, Франкфурт-на-Майне, 1985 г., стр. 62). Д-р Пфанмюллер предпочитал морить людей голодом, а не убивать каким-то «быстрым» способом.

Читатель, прочтя о зверствах опытов и эфтаназии нацистских психиатров, может запротестовать: то, что было в нацисткой Германии, не может повториться в современной России. Хотелось бы, чтобы это так и было. Но опыт других стран показывает, что эксперименты на людях, нарушающие права тех, на ком они проводятся, могут проводиться в любой «цивилизованной стране». М. Рёдер, В. Кубилус и А. Бурвелл в своей книге «Люди за спиной Гитлера» пишут: «Мы также рассказывали о том, что наркоманы и заключенные тюрем (в основном чернокожие), использовались в качестве подопытных кроликов в ходе проведения ЦРУ экспериментов, осуществлявшихся под руководством доктора Гарриса Исбелла в Консуккском центре исследования наркологической зависимости. Разве это не напоминает жестокие эксперименты нацистского доктора Менгеле в Освенциме?». Авторитетная работа Т. Рёдера, В. Кубиллуса и А. Бурвелле «Люди за спиной Гитлера» была впервые опубликована в 1994 г., Pi-Verlag für Politik und Gesellschaft. Название на немецком языке «Die Manner Hinter Hitler…»

В 1950-х годах в США психиатр Роберт Хил из Университета Тулэйн (Новый Орлеан, Луизиана) и австралийский психиатр Гарри Бейли проводили бесчеловечные экспериментальные операции на мозге. Они вживляли электроды в мозг чернокожих заключённых. Двадцать лет спустя Бейли внушал студентам университета Тулэйна, что «дешевле было использовать негров, чем котов, потому что котов мало, а негров много, и они являются дешёвыми животными для проведения экспериментов» («Harry Bailly: A Sadist Dressed Up as a Doctor, or Just Insane?», The Sidney Morning Herald, 6 августа 1988 г.)

Роберт Хит проводил финансировавшиеся ЦРУ эксперименты с наркотическими препаратами на заключенных тюрьмы штата Луизиана, США. ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты) и другие сильные галлюциногены (вещества, вызывающие галлюцинации) использовались для того, (как говорилось в служебной записке) «чтобы проверить, могут ли они вызывать утрату речи, утрату чувствительности к боли, потерю памяти, обезволивание и увеличение восприимчивости к отравлениям у людей со «слабым типом центральной нервной системы» (Alan W Sheftin и Edward M. Opton, Ir., The Mind Manipulations, New York and London: Paddigton Press Ltd., 1978, стр. 150).

Так же, как сейчас в России, в догитлеровской Германии (Веймарской республике) проведение эфтаназии и других массовых опытов на людях было запрещено. В то время, в 1920 году, два деятеля науки – один – психиатр, а другой – юрист и философ, опубликовали краткий доклад, в котором доказывали, что в определенных случаях приход смерти следует ускорять. Тема доклада была «Право уничтожать жизни, не достойные жизни». Авторами доклада были: Альфред Э. Хохе, немецкий психиатр и Карл Биндинг, достигший поста министра юстиции рейха. Вот основные положения 62-страничного доклада Хохе-Биндинга.

  1. Страдания смертельно больного или раненного человека можно сократить с помощью медицинского препарата.
  2. Такое ускорение смерти – не убийство, а, «в сущности, лишь лечебная процедура».
  3. Врач должен иметь право применять эфтаназию к любому (!) человеку, находящемуся без сознания, не страшась каких-либо судебных санкций.
  4. Существуют люди, бесполезные для общества, прежде всего – пациенты «учреждений для идиотов».
  5. Неизлечимых идиотов, не способных дать согласие ни на продолжение жизни, ни на смерть, следует убивать. «Их смерть никого не опечалит, кроме, может быть, их матерей или опекунов… Когда мы достигнем большего прогресса, мы, вероятно, будем спасать этих бедных людей от самих себя»

(Источник: Alfred E. Hoche: Jahresringe. Innenansicht eines Menschenlebens. Мюнхен и Берлин, 1937 год).

Кстати, в 90-е годы в России тоже была популярна эта тема.

В Германии идеи Хохе и Биндинга были в полном объеме восприняты и претворены в жизнь Гитлером через 20 лет после публикации знаменитого доклада. Не произойдет ли тоже самое в России, если законопроект «О биомедицинских исследованиях» будет принят обеими палатами парламента России и подписан Президентом?

Во всяком случае, с нуля начинать не придется. В конце 90-х – начале 2000-х годов операции на мозге для «лечения» наркозависимости и тяжёлых неврозов проводились в крупных психохирургических центрах Санкт-Петербурга и Новокузнецка (Кемеровская область). Эти операции были разрешены Минздравом РФ, как эксперименты, но пациентов об этом не информировали. Более того, в нарушение действующего законодательства РФ с пациентов взимали немалую плату за участие в экспериментах.

Интересно, что точка зрения экспериментаторов и сторонников эфтаназии о допустимости проведения эфтаназии либо экспериментов на людях без информированного согласия человека может меняться.

Так, Альфред Э. Хохе, будучи молодым ассистентом психиатрии в клинике Университета Гейдельберга, в Германии, был приглашен к смертному ложу умирающей 9-летней девочки. Годы спустя Хохе так описал свои ощущения: «Нам, учёным, было чрезвычайно интересно произвести вскрытие, чтобы проследить, как прогрессировала болезнь. Если бы по возвращении отца она была бы еще жива, я обязан был передать ее отцу; однако, если бы она умерла не дождавшись его, — то мы смогли бы произвести вскрытие. Я … играл с мыслью о том, чтобы полностью погасить мерцающий огонек ее жизни с помощью небольшой инъекции морфина. Когда медсестра ужинала, я сидел на кроватке со шприцем, наполненным морфином, в руке и колебался: должен ли я сделать это или не должен? Я описал этот случай потом … в докладе, вызвавшем много споров; я не разделял точку зрения, согласно которой долг врача состоит в том, чтобы при любых обстоятельствах продлевать жизнь». (Alfred E. Hoche: Jahresringe. Innenansicht eines Menschenlebens. Мюнхен и Берлин, 1937 год). Т. Рёдер, В. Кубиллус и Аю Бурвелл писали в книге «Люди за спиной Гитлера», что в 1940 году отношение А. Хохе к эфтаназии стало критическим. Эта метаморфоза объяснялась просто. Он получил урну с прахом одного своего родственника, убитого в концлагере. Таким образом, Хохе пал жертвой применения его собственных воззрений.

Законопроект «О биомедицинских исследованиях» предусматривает возможность проведения медицинских исследований на беременных женщинах, пусть даже с их согласия. Но вопрос в том, будет ли это согласие полностью информированным? Увы, сегодня мало кто обращает внимание на исследования известного американского учёного, писателя и философа Л. Рона Хаббарда, жившего в 20-м веке. Его исследования, в частности, касались памяти зародыша, эмбриона, плода. Своими исследованиями, проведёнными, кстати, с соблюдением всех моральных норм, мистер Хаббард доказал, что зародыш, эмбрион и плод сохраняют «записи» всей боли и бессознательности, возникающей иногда и в результате использования психотропных препаратов, снотворных и т. п., происходивших с ними. Эти «записи» боли и бессознательности часто являются причиной тяжёлых психосоматических заболеваний в будущем. Но кто будет сообщать беременным женщинам об этих рисках для  их будущих детей, когда речь будет идти о серьёзных выгодах для врачей-экспериментаторов и компаний, которые будут проводить медицинские исследования?

Позвольте, уважаемый читатель, вновь вернуться к негативному опыту нацисткой Германии.

Как пишет Рёдер, Кубиллус и Бурвелл в книге «Люди за спиной Гитлера»: «Чиновники программы по проведению эфтаназии углядели в массовых казнях ещё одну неплохую возможность для собственного обогащения… Между днём, когда  пациенту проводилась эфтаназия, и датой, когда родственникам посылалось известие о смерти, существовал значительный временной промежуток. Можно было выставлять счета и получать деньги за предоставление места в учреждении пациенту, якобы ещё живому… Ганс Иоахим Беккер (прозванный «миллионер Беккер) сумел положить таким образом на личный счёт 14 000 000 марок… Коррумпированы были и многие другие психиатры и сотрудники программы… Людей убеждали в том, что программы [эфтаназии] экономически выгодны».

Может ли подобное произойти в России? Думаю, что да. Алчных людей среди российских психиатров более чем достаточно. Это подтверждается тем, что в российских психбольницах существует «эпидемия» манипуляций с жильём пациентов «психушек».

Резюмируя, можно сказать, что принятие законопроекта «О биомедицинских исследованиях» в Российской Федерации с большой долей вероятности может привести к серьёзнейшим нарушениям прав человека, гарантированных российской Конституцией и Нюрнбергским кодексом, документом, принятым после II мировой войны и подписанным СССР. Именно поэтому все люди доброй воли должны объединиться с тем, чтобы не допустить принятия циничного и жестокого законопроекта «О биомедицинских исследованиях».

Роман Чорный,

врач, прошедший специализацию по детской и подростковой психотерапии,

президент СПб Гражданской комиссии по правам человека


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Будущее Пакистана висит на волоске
  • Не забывайте об ответственности!
  • Размышления у парадного подъезда: век XXI
  • Споры о Мазепе
  • Сектовед из России поведал украинцам, во что верить


  • Top