Вольфганг Кубин: Необходимо возрождать китайские традиции


Профессор из Бонна, переводчик современной китайской литературы, удостоенный высшей литературной премии Китая. Фото: Матиас Кэрайн/Великая Эпоха Профессор из Бонна, переводчик современной китайской литературы, удостоенный высшей литературной премии Китая. Фото: Матиас Кэрайн/Великая Эпоха

«Современная литература не годится, однако, литература до 1949 года была великолепна, на уровне мирового класса», — это мнение боннского синолога и писателя Вольфганга Кубина о современной китайской литературе. Своей критикой современной литературы он породил оживленные дискуссии в Китае. За свой вклад в качестве ученого, переводчика и культурного посредника он был удостоен высшей литературной премии Китая размером в 8000 евро. «Китайские традиции были разрушены, необходимо их снова возродить», — считает Вольфганг Кубин. В интервью «Великой Эпохе» он рассказал  и о социальных предпосылках.

— Ваши критические заявления о положении китайской современной литературы за последний год стали причиной дискуссий. В чем состояла Ваша критика?

— О новелистах, не только новелистах, но также об эссеистах и драматургах я говорил различные вещи. В первую очередь, это то, что они не владеют китайским языком, или же владеют недостаточно хорошо, или неправильно его используют. Второй момент — это отсутствие у них гражданского мужества. Третий самый важный момент — нехватка серьезности, невозможности уйти с головой в литературу в качестве подлинного признания писателя. Многие литераторы воспринимают литературу как своего рода забаву. Когда находится что-нибудь интереснее, например, игра на бирже, они прекращают писать и идут заниматься спекуляциями. Подобное поведение немыслимо для нас: у нас либо пишут всегда, либо не занимаются писательской деятельностью вообще, но между этим нет места для другой деятельности. Многие новеллисты — это не касается поэтов, с ними дело обстоит несколько иначе, занимаются литературой какое-то определенное время в качестве своего хобби, а затем занимаются чем-нибудь другим. Независимо от того, насколько они могут затронуть читательскую аудиторию, какое у них имя, они просто исчезают из поля зрения.

— С чем связано подобное положение дел?

— Наверное, отчасти с капитализацией китайского общества с 1989 г., главным образом с 1992 г. До 1992 г. зарабатывание денег считалось предосудительным, об этом не говорили. Теперь же зарабатывание денег стало самым важным занятием, и литераторы, конечно же, задаются вопросом, хотят ли они влачить жалкое существование или отхватить большой кусок от общего пирога. Многие, к сожалению, склоняются ко второму варианту и именно так и говорят: я хочу хорошо жить и зарабатывать хорошие деньги.

— Это уже имеет мало связи с литературой?

— Разве что, если удастся стать тривиальным автором. Некоторым сделали это, другие были большими литераторами в 80-ые, а сегодня пишут в стиле, который мы в Германии называем «секс и преступления». Некоторые, которые посвящают себя стилю «секс и преступления» также касаются сомнительных тем, политически щекотливых тем, в результате чего имеют всемирный успех и зарабатывают очень много денег.

— Какое влияние имеют авторы на людей?

— Во время Интернет-опроса 90% всех читателей разделяют мою точку зрения относительно того, что современная китайская литература плохая. Иначе говоря, читательская аудитория по-прежнему имеет высокие ожидания от китайских авторов, и, по-видимому, ждет от них советов, как, каким образом, возможна хорошая жизнь в становящемся все более сложном обществе. В этом нет никакой неожиданности. Авторы не дают ответов, поскольку они сами их не знают.

— К чему это может привести?

— К тому, что традиционные ценности, которые в прошлом очень сильно критиковались и до сих пор еще частично подвергаются критике, становятся все более и более востребованными. Очевидно, что необходимо возрождать традиции.

— Какие традиции?

— Психологию (конфуцианство, даосизм, буддизм), живопись, классическую эстетику, классическую литературу.

— Каково Ваше отношение к традиционной китайской литературе?

— Она выдающаяся, мирового класса. До 1949 г. китайская литература ценилась во всем мире. Даже литература периода Китайской Республики, то есть с 1912 по 1949 г. относится к шедеврам мировой литературы. Не нужно забывать о том, что китайцы в 30-40 гг. могли работать в направлении «модерн», которое было полностью недоступно немцам во время Третьего Рейха. Немцы смогли соприкоснуться с модерном после 1945 г., когда он уже вышел из моды, в то время как китайцы могли наблюдать этот стиль во время его расцвета. Поэтому произведения китайской литературы 30-40 гг. намного интереснее, чем те, что были написаны в Германии в этот же период.

— Вы говорили о том, что у поэтов было особенно острое осознание политических и общественных явлений. Насколько проблематичным является его открытое выражение?

— Устно можно говорить то, что хочешь. Поэты общаются между собой свободно, открыто и без страха. Конечно, это не всегда может быть издано в печатном виде, существуют еще проблемы.

— Вы критиковали, что в работах совсем не затрагиваются определенные темы, в частности ответы на жизненные вопросы. Какие вопросы, например?

— Традиция была разрушена, и китайские новеллисты часто не имеют понятия о китайских традициях. Они не могут читать произведения, написанные на классическим китайском, поскольку они не владеют им. Проще говоря, если хотите читать китайского новеллиста, то больше не требуется знаний классического словаря. Часто даже нет надобности в словаре. Если же вы попробуете почитать какого-нибудь немецкого современного автора, например Дурса Грюнбайна, у вас должно быть знание латыни, вам нужно будет постоянно заглядывать в словарь. Для того, чтобы читать современных немецких писателей, необходимы большие знания. Для чтения китайских авторов этого всего не нужно. До 1949 г. все было по-другому. До 1949 г. существовала целая плеяда авторов, которые еще следовали традиции, не зная которой, сегодня очень трудно понять их произведения.

— О чем писали традиционные авторы?

— О том, как правильно жить. Как справляться с ударами судьбы, что есть жизнь и что есть смерть, как мы живем и как мы выживаем. Кроме того, нравится это или нет, традиционные писатели обладатели очень высокими моральными нормами, этика играла огромную роль, в то время как сегодня для многих литераторов вопросы морали отошли на задний план.

— Вы говорите, что 1949 г. китайская литература была выдающейся. Какой период нравится вам больше всего?

— Китайское средневековье, когда были создана классическая поэзия, к уровню которой немецкие поэты, по моему мнению, смогли приблизиться лишь с появлением Рильке. Если вообще смогли приблизиться стилистически и по содержанию.

Это период династии Тан, которая была основана в 618 г. и пала в 907 г. Эти поэты оказали большое влияние на Европу, в особенности на современную поэзию 20 века.

— Каким образом?

— Посредством переводов на немецкий и, прежде всего, на английский. Эти переводы появились перед и после Первой мировой войны.

— Я слышал, что Вы много занимаетесь спортом. Пробовали ли Вы заниматься видами спорта, распространенными в Китае, например, цигун?

— И да, и нет. Когда я изучал китайский язык в Китае в течение года в период Культурной революции, я также попробовал поучаствовать в курсах цигун, но цигун — это не мое. Я футболист и боец по натуре, а в цигун не нужно так много двигаться, как в футболе и он лишен духа борьбы. Я бы сказал, что он полностью противоположен ему. Цигун вообще не подходит мне как вид спорта. Мне нравится быстро двигаться, иногда неистовствовать, бороться с противником, ощущать противника, ощущать на физическом уровне. Все это отсутствует в цигун.

— Это своего рода противовес Вашей работе?

— Можно сказать и так. Это моя немецкая или европейская сторона, если посмотреть с этой точки зрения.

Большое спасибо за беседу!

Источник: Версия на немецком


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Великолепие традиционной китайской культуры
  • Фотообзор: Блюда китайской кухни
  • Член городского совета: «Китайская культура - это великолепная находка для Детройта»
  • Гала-концерт, посвященный китайскому Новому году, восхищает канадскую публику
  • Париж, Франция. Митинг азиатских групп, осудивших злодеяния коммунистического режима Китая


  • Top