Владимир Путин не только говорил об экологии, но и многое сделал


Главный конструктор Д.И.Кофман. Фото: «Общество и Экология» Главный конструктор Д.И.Кофман. Фото: «Общество и Экология» Юбилейное интервью генерального директора ЗАО «Турмалин» Михаила Михайловича Вострикова.

— Уважаемый Михаил Михайлович, наша газета в течение уже многих лет внимательно следит за деятельностью Вашей необычной фирмы, создающей инновационные технологии и оборудование для экологически безопасного термического уничтожения и обезвреживания особо опасных отходов – инсинераторы серии ИН-50, и у которой в этом году юбилей — 15 лет, с чем Вас и поздравляю. По слухам, фирма была учреждена Владимиром Владимировичем Путиным, это правда?

— Правда в том, что 15 лет назад, 16 июня 1993 года, именно В.В.Путин лично подписал Свидетельство о регистрации «Турмалина». Правда и в том, что в это время он ещё не был президентом России, а, как известно, возглавлял Комитет по внешним связям Мэрии Санкт-Петербурга и подписал наше Свидетельство исключительно по должности. Но мы всё равно очень рады такому стечению обстоятельств, потому что Путин наш кумир и по работе и по жизни.

— И что, за 15 лет больше не пересекались?

Ещё как пересекались, да и сейчас частенько пересекаемся, правда, не в том смысле, в котором Вы могли подумать. Именно решительные действия Президента России по наведению элементарного экологического порядка в стране, привели к ажиотажному спросу на нашу основную продукцию. Чего стоит, например, только одно его заявление на прошлогоднем  Президиуме Госсовета в Астрахани, цитирую дословно: «Не надо. Не надо таких песен. Я знаю. Во всём мире, всё что конфисковано, нужно уничтожать. И промышленные товары, а тем более продукты питания!».

Это он так отреагировал на сообщение одного Губернатора об организованной им продаже, якобы в интересах государства, икры, конфискованной у браконьеров. И после этого, как в сказке, наш вялотекущий контракт на поставку огромного Комплекса для термического уничтожения биоорганических отходов во Владивостоке получил «зелёный свет» на всех чиновных уровнях. В итоге, запустили и согласовали этот Комплекс с космической скоростью. Это ли не пример пересечения?!

— Здорово! А ещё такие примеры можете привести?

— Да сколько угодно. Вот, например, в прошлом году, в рамках ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы», мы получили фантастическое по нашим меркам государственное финансирование на «Создание технологии и универсального высокопроизводительного комплекса для термического уничтожения твердых и жидких опасных химических и медицинских отходов». Нам сейчас говорят, это вам государство деньги дало, а мы говорим, нет, это Путин дал. До него государство в экологические инновации, может быть, и вкладывалось, но только почему-то без нас.

— Тогда позвольте жёсткий вопрос в стиле Путина. Да, средства на свою науку Вы получили, а государство что получит взамен? Очередной толстый фолиант с формулами и картинками?

— Вообще-то это законный вопрос. И, поверьте, его в гораздо более жёстких формах нам  задавали ведущие эксперты Конкурсной комиссии РосНауки, когда решалось, кому поручить эту работу. При том, что в конкурсе участвовал целый ряд старейших и крупнейших НИИ и НПО страны.

Во-первых, если пользоваться Вашей терминологией, государство получит не один, а много толстых фолиантов с полной научной разработкой и патентованием новейшей технологии гарантированного экологически безопасного термического уничтожения и обезвреживания такой химической гадости, от которой могут рождаться дети-уроды в России ещё во многих поколениях, если с ней что-то не сделать прямо сейчас, и по большому счёту. В первую очередь, это неопознанные хлорсодержащие пестициды и другие сельскохозяйственные ядохимикаты, в великом множестве валяющиеся на полях страны, и медицинские отходы, которые, как известно, страшнее ядерного взрыва. На создание научного концепта такой технологии мы привлекли профильных соисполнителей, по нашему мнению, лучших в стране, а именно: ГОУ ВПО «Московский энергетический институт (ТУ)»; ФГУП «Исследовательский центр имени М.В.Келдыша»; ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный политехнический университет»; «Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина)» и др.

Во-вторых, всё это мы обязаны предъявить государству в виде реально работающего Комплекса, и только тогда, когда его «пощупают» со всех сторон, государство поверит нам до конца и не заберёт свои деньги назад. В итоге повезло городу Кирову, именно там уже в конце года встанет этот Комплекс с суммарной производительностью 2000 кг отходов в час, без ложной скромности, лучший в Европе. И никто уже никогда его оттуда не заберёт, там он и будет работать.

— А почему этот Комплекс не поставили в родном Питере? У нас что, химических и медицинских отходов образуется меньше, чем в Кирове?

— Этих отходов в Питере образуется на порядки больше и страшнее чем в Кирове, один полигон «Красный Бор» чего стоит. Естественно, мы пытались договориться с городом, звонили, встречались, предлагали, писали Губернатору и т.д. Когда ещё представится такой шанс, чтобы за федеральные деньги можно было поставить в городе такое нужное и очень дорогое оборудование! Всего-то и нужно было, выделить небольшую площадку под строительство.

— Неужели Валентина Ивановна ничего не ответила?

— Ответила, только не Валентина Ивановна. Да вот, сами посмотрите, официальный ответ  Комитета по природопользованию и экологии Санкт-Петербурга. Может быть, Вы что-то  поймёте из него?

— Да… Прочитал два раза, моего образования явно не хватает, чтобы просто даже осознать написанное, или это какой-то особый «питерский стиль»?

— Отписка это чиновничья и ничего больше. С Питером вообще всё как-то неладно в экологическом плане. Грязный он. Мне, москвичу, это в глаза бросается особенно, часто езжу, легко сравнивать. Москва чистая, Питер грязный. Вроде бы и деньги уже появились в городе, да всё никак не приберут его.

И мы, за последние три года в разных городах страны уже сотню своих установок поставили, но в Питере ни одной. Не нужны.

Ладно, не будем о грустном, лучше закончим ответ на Ваш вопрос «в стиле Путина». В общем, без помощи государства инновационные инсинераторы создавать можно, собственно, чем мы и занимаемся уже 15 лет, но сложно, так как постоянно не хватает денег на рискованные и дорогостоящие научные исследования. А наши любимые  Заказчики не больно-то любят эти риски покрывать, им подавай уже готовое работающее изделие за минимально возможную цену. И они правы, когда говорят нам, есть что показать —  берём, нет – позвоните, когда будет, тогда и посмотрим. Логика железная. Но с приходом в тему государства, ситуация изменилась кардинально, у нас появилась возможность больше думать стратегически и экспериментировать.

В итоге, в состав оборудования Комплекса, заказанного государством, включены такие элементы, которые раньше ни «Турмалин», ни кто-либо из наших западных коллег-инсинераторостроителей не мог себе позволить в серийном производстве из-за дороговизны и наукоёмкости их разработки, например, плазменный остекловыватель зольного остатка, автономная система экологического мониторинга, прикатная циклонная топка нового поколения для высокообводнённых отходов, новый рукавный фильтр и т.д. и т.п. В общем, реально сбываются все заветные мечты нашего Главного конструктора.

Президент компании А.Д.Чернецкий. Фото: «Общество и Экология» Президент компании А.Д.Чернецкий. Фото: «Общество и Экология» Расскажите о нём?

— С удовольствием. И не только о нём. Нашего Главного конструктора зовут Дмитрий Исаакович Кофман. Он профессор и по научному званию и по жизни. Его голова – главная  ценность «Турмалина». Ему уже почти 77 лет, он много чего пережил, но до сих пор бодр, свеж и может дать фору любому молодому конструктору. Экспериментатор. Алхимик. Опытный, рисковый, предельно жёсткий в работе и бесконечно добрый в житейском смысле. В «Турмалине» именно Кофман  всё придумывает, а все остальные ему помогают, учатся у него и делают так, как он скажет. Благодаря Кофману, инновационный  задел «Турмалина» относительно уровня технологий профильных российских компаний, я оцениваю, как минимум, в 10-15 лет разницы.

Выковыванием инновационного потенциала «Турмалина» и работой на его светлое будущее постоянно занят и Президент компании — д.т.н., профессор Александр Давидович Чарнецкий. У него как у Президента, есть ещё много разных обязанностей, но эта основная. Кстати, именно он 15 лет назад создал «Турмалин» как структуру, придумал ей название, герб, ходил на личный приём к В.В.Путину за подписью на Свидетельстве о регистрации и потом ещё 12 лет без отдыха руководил «Турмалином» в качестве Генерального директора. У него есть много разных наград, но, по-моему, лучше всего его характеризует формулировка одного из его официальных дипломов — «За уникальный вклад в развитие отечественных технологий по термическому обезвреживанию и утилизации отходов, добропорядочность, отзывчивость и понимание значения экологического просветительства». Как говорится, ни убавить, ни прибавить.

— А в чём смысл названия «Турмалин» и почему на гербе лошадь?

— Так это была реальная лошадь, её так звали, но что это была за лошадь, и почему её именем Александр Давидович назвал фирму, это Вы лучше у него спросите, уверяю, получите удовольствие, очень занятная, глубокая и поучительная история, фактически притча.

— Заинтриговали. Про лошадь обязательно спрошу у вашего Президента на его юбилейном интервью. А Вы — как бы коротко подвели основные итоги 15-летия «Турмалина» с точки зрения его Генерального директора?

— Ну вот, так хорошо беседовали, а в конце скатились на банальный пафос. Ну, поставили 150 инсинераторов по всей России, они работают, иногда ломаются, тогда мы их чиним. Нет, не буду я подводить никаких итогов, это неинтересно, и как говорит Кофман, мы ещё не сделали свою лучшую печку. Вот если бы Вы спросили про наши планы…

— Хорошо, а каковы ближайшие планы «Турмалина»?

— Устроить грандиозный светский приём по случаю собственного 15-летия. Не шучу, погулять мы любим… План такой, 16 июня в конце рабочего дня скидываем робы, надеваем смокинги, вечерние платья и едем принимать гостей. Где и как, пока секрет, но  будет классно. Вы тоже приглашены, готовьте смокинг.

— Неожиданно, но приятно, обязательно приду. А у кого нет смокинга? И до каких гуляем?

— Смокинг выдадим. Гуляем строго до нолей, и с утра все на работу к девяти как штык! Лично проверю каждого.

— Спасибо, Михаил Михайлович, развеселили… Ещё раз поздравляю компанию с юбилеем и желаю коллективу ЗАО «Турмалин» — так держать!

— Спасибо, мы постараемся.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Выставка "Истина, Доброта, Терпение" – миф или реальность?
  • Праздник Кока-колы и Самсунга
  • Выставка «Многоликие фиалки»
  • Сжигать Нельзя Перерабатывать
  • Юристы обсудили проблему незаконного помещения сотен российских граждан в психиатрические больницы


  • Top