Армения: преодоление прошлого


Плакат, на котором изображен турецкий журналист армянского происхождения  Грант Динк, убитый в январе 2007 г. турецким националистом, - часть демонстрации, призывающей ЕС потребовать от Турции признания существования бывшего геноцида армян. Фото: John Thys/AFP/Getty ImagesПлакат, на котором изображен турецкий журналист армянского происхождения Грант Динк, убитый в январе 2007 г. турецким националистом, — часть демонстрации, призывающей ЕС потребовать от Турции признания существования бывшего геноцида армян. Фото: John Thys/AFP/Getty ImagesВо время недавнего путешествия в Армению я узнал об ещё одном факте бесчеловечного и жестокого отношения человека к человеку. Я снова столкнулся лицом к лицу со злопамятством и ненавистью и задавался вопросом, можно ли хоть как-то преодолеть последствия от убийств.

В 1915 году, когда Османская империя билась в предсмертной агонии, свыше миллиона армян стали жертвами массовых убийств, и большое количество армян были насильно высланы с территории, на которой они обитали в течение столетий. 

Недавно, в 1970-х, в моей стране, Аргентине, военные власти проводили так называемую «грязную войну» против оппозиции своей диктатуре. В этом процессе военные привели к «исчезновению» тысяч людей, а точнее — 30 тысяч — они пропали без следа.

В случае Аргентины, много лет спустя военные власти, включая членов бывшей правящей хунты, были отданы под суд и приговорены к тюрьме. Хотя «пропавшие без вести» так и не были «найдены», но это [арест виновных военных] было необходимым актом справедливости для их семей и частичной компенсацией потерь.

Но что делать с армянской ненавистью к туркам, когда уже прошло почти столетие после ужасающих событий 1915 года? Можно ли отбросить враждебность, чтобы между двумя странами вновь установились цивилизованные отношения? Очевидно, что уже слишком поздно привлекать виновных к ответственности. Однако достичь уровня взаимопонимания между двумя обществами  вполне возможно.

Находясь в Ереване, я говорил с профессором Мирой Антонян, директором Армянского фонда помощи, о влиянии тех событий на современных армян. «Единственное, что сейчас объединяет нас, — это наше недовольство турками из-за событий прошлого. Армяне хранят в себе грустные воспоминания», — сказала она мне. Такое же ощущение разделяет её муж и друг их семьи, который регулярно заключает торговые сделки с турецкими бизнесменами.  

Я сказал, что чувствую, будто армяне погрязли в болоте, будучи неспособными выбраться оттуда из-за чрезмерного пристрастия к истории. «Возможно, Вы правы, — ответил муж Миры, — но геноцид — очень тяжелая ноша на наших плечах. Мы не можем просто забыть о случившемся. Мы не можем стереть нашу память». 

Вообще говоря, я считаю, что относительно этого вопроса среди армян есть разделение. Старшее поколение, которому за 50, настаивает на том, что нужно заставить турецкое правительство принести извинения. Младшие поколения, хотя и не отрицают исторических фактов, но ощущают потребность в преодолении этих воспоминаний. Они верят, что подобная чувственная привязанность к прошлому обречена на крах.

Психиатр Камилла Петросян рассказала мне, как однажды её 4-летний сын пришёл домой из детского сада, напуганный до смерти: он узнал о массовых убийствах 1915 года. «Мы должны положить конец этой культуре виктимности [комплекс жертвы — прим. пер.], — сказала она, — иначе мы никогда не сможем двигаться вперед».

Последние события показали, что турки также начинают проявлять признаки необходимости продвижения вперёд. Множество турецких интеллектуалов, в том числе Орфан Памук, победитель в прошлом году Нобелевской премии в области литературы, открыто высказалась по поводу последствий [массовых убийств]. И год назад после заказного убийства турецко-армянского журналиста Гранта Динка около 50 тысяч людей прошли маршем по улицам Стамбула в знак солидарности, а «ведущие звенья» нынешнего турецкого правительства посетили похоронную церемонию в армянской патриархальной церкви.

То, в чём мы сейчас отчаянно нуждаемся, — это смена парадигмы, переход от культуры насилия к культуре мира. Последнее время охарактеризовалось использованием насилия над диалогом и агрессией против дипломатии. Очень мало было сделано для построения крепких мостов мира.

Даже незначительные проявления инициативы, такие как организация добровольцами американского «Корпуса мира» летних лагерей для детей из Турции и Армении, являются вескими начинаниями. Разговаривая с несколькими армянскими школьными учителями, я заметил, что они с радостью хотят общаться с турецкими школьниками.

Лишь посредством сооружения мостов понимания, особенно при общении с молодым поколением, ещё незагрязненным привязанностью к прошлому, мы сможем изменить текущую парадигму насилия и войны на парадигму сотрудничества и мира.

Др. Сезар Челала является соавтором статьи «Пропавшие или погибшие в Аргентине: отчаянный поиск тысяч похищенных жертв», опубликованной в New York Times, и за которую он получил награду от Международного пресс-клуба Америки.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Разжигая в людях ненависть, китайская компартия уничтожает саму себя
  • Красный океан, чёрная скорбь
  • Избирайте в качестве мишени нарушителей прав человека, а не факелоносцев
  • Владимир Путин не только говорил об экологии, но и многое сделал
  • Выставка "Истина, Доброта, Терпение" – миф или реальность?


  • Top