Поцелуй богини с волчьим нравом


Нас похоронили. Скромно, без особых почестей, цветов, оркестров и речей. Правда, было много слез и печали. Ведь целый месяц о нас никто ничего не знал! А метеосводки — одна хуже другой. Коллеги уже хотели воспользоваться услугами МЧС…

Июль-август 2006 года для Саянского региона выдался несладким — ливневые дожди, обложившие горы, разрушили берега рек, затопили поселки, повалили линии электропередач. Мало кто решился отправиться туда за приключениями — слишком уж велик был риск. Мы же, группа сплавщиков из Новокузнецка, рискнули пройти Китой, что в Восточном Саяне, невзирая ни на какие прогнозы.

Состав команды был невелик (семь человек): Николай Попов, Николай Филлипов, Сергей Ходченков, Сергей Бармаев, две девушки — Светлана Пахтусова с Ольгой Гришковой — да еще трехлетний (!) от роду Роман Попов.

Китой, этот образец красоты и изящества Природы, был одновременно очень суров — вплоть до жестокости. Недаром название реки переводится, как… «волк». И мы, будучи в гостях у нее, должны были знать правила «гостевого» поведения!

Кто хоть раз бывал на Китое, получил от здешних мест весьма «контрастные» впечатления… Одинокий островок почти девственной природы, кажется, является хранителем множества тайн, трагедий и непревзойденного восторга, в котором пребываешь от его эстетической завершенности.

Тихой заводью эту речку не назовешь. По категории сложности ей можно поставить очень жесткую «пятерку» с отдельными элементами «шестерки». А в июле-августе 2006-го половина препятствий вообще тянула на шесть баллов. Ливневые дожди сделали свое дело!

Сплав по Китою захватывал непредсказуемостью и замысловатостью своего сюжета… Мы понимали, на что идем, и ощущали предельную степень риска. Ведь преодолеть эту «волчью» реку на плоту в большую воду да еще при тяжелой погоде — без преувеличения подвиг.

Сильный уклон разгоняет речку до скорости 30 километров в час (по спутниковому навигатору), и это в скалах с отрицательным уклоном стен, с острыми обливными валунами в русле! Клыки Волка-Китоя вспарывают все, что им попадается, и нещадно рвут в клочья.

Напряженные, волнующие мгновения борьбы подогревает страх, который незримой тенью следует за любым экипажем. И вот тут человеку очень важно подняться над собой и в неистовом порыве совершить поступок, достойный восхищения на целую вечность.

А этот шаг на плот — длиннее жизни! Множество мыслей проносится в твоей голове, прежде чем ты решишься на это. Так что, пройти крутой речной порог, дано не каждому.

Спросите, для чего такой риск в отношении малолетнего ребенка? Оправдан ли он? Отвечу. Детям нужны положительные примеры, которых в наше время, к сожалению, крайне мало. Пребывание в походе намного лучше, чем просиживать диван или болтаться по улице без цели. Ведь путешествие — это школа жизни! А клин журавлей? В нём молодые и зрелые птицы. И все в одном строю. И никто не опасается — долетят ли? Несмотря ни на что они летят и радуют глаз человеческий и вдохновляют нас на такой же смелый жизненный полет!

Кроме того, это еще и преемственность поколений, где средь жесточайшего штурма ребенок впитывает необычайно высокие вибрации величия Природы и осознает ее Красоту. Когда-нибудь он поймет, что искры наших походных костров зажигали звезды, по которым людям легче ориентироваться и жить.

Китой, река-богиня, река невиданных контрастов, поражает любого. Здесь, на сказочных берегах, соседствуют триумф всепобеждающей красоты и буквально «частокол» памятников и мемориальных табличек. Мрачные меты — свидетельство того, что река разобралась с неудачниками, как с рабами на галерах, сделав их невольниками злой судьбы. Леденящие душу истории, переходя из уст в уста, перемешивают все краски портрета Китоя.

Но возможность жить, восхищаясь, выше возможности умереть на клыках Волка, и люди идут на встречу с рекой-богиней, забывая в своих грезах обо всем.

Суровые погодные условия сделали нас пленниками обстоятельств, и наша задача сводилась лишь к тому, чтобы выскользнуть из «волчьих» лап живыми, поставив фортуну на одну ступень с собою. Ужас смерти не довлел над нами — мы, как опытные путники, презирая препятствия, знали, что солнце удачи не остыло!

А меж тем утешаться было нечем. Весь месяц, что мы были в пути, лил дождь, переходящий в ливень. Промозглая погода, взяв в союзники холодную китойскую волну, врывалась к нам днем и ночью. Суровые скалы высотой около 200 метров, языки льда в долинах ручьев, пронизывающий ветер — все давило, выматывало, «плющило». Казалось, что мы в логове холода, а сам поход перешел из разряда жесткого в разряд жестокого. Одно слово — Волк!

Китой был непреклонен! Мы видели, что простых вариантов не могло быть даже в мыслях и что в этих непростых условиях надо настраиваться на нелёгкую борьбу и изо всех сил биться за свое существование в этих сверхнапряженных обстоятельствах.

Отдельные речные препятствия вызывали дрожь по телу… Но мы не хотели добавлять свои фамилии в длинный ряд неудачников и упрямо шли вперед. Порой, на членов нашей команды было тяжело смотреть — уж слишком гнетущей была обстановка в этой одиссее выживания…

Мы шли даже тогда, когда идти было просто запредельно рискованно. И хоть под темечком стучали тяжелые мысли, вера в удачу была нашим надежным пристанищем. Мы верили, что в грохоте китойского шторма все равно увидим, дотянем, доползем, доплывем до желанной победы! Те, кто тянулся к берегу, знает: кто не щадит своей жизни, тот ею дорожит!

…Ущелье Моткины Щёки у Китоя на особом положении. У него особые права, и на «ты» с ним не перейдешь. Здесь опасность повсюду, и дело решает или случайность, или решительный рывок. Смелого опасность вдохновляет, и мы, действуя по суворовскому принципу «удивить — значит победить!», вновь и вновь бросались в пороги, штурмуя то, что, казалось, не взять никогда. Ведь чтобы в чем-то преуспеть, нужно действовать не как все!

А меж тем наши коллеги, команда москвичей, двое суток отлеживались в этом же ущелье, не в состоянии отдышаться после нескольких тяжелых «оверкилей». Другая команда из Перми, два дня ждала падения воды в реке и, не дождавшись, на штурм так и не решилась. Ребята из Владивостока (полкоманды по комплекции напоминали плательный шкаф) с трудом проходя препятствия и получив ряд серьезных травм, жаловались на проблемы и бесконечно удивленным взором смотрели на наш экипаж…

А удивляться было чему! На плотах сейчас уже давно никто не ходит — это как появление мастодонта среди современного зверья. Однако многочисленные усовершенствования нашего «кораблика» коллег-сплавщиков не интересовали. А наши девушки Светлана Пахтусова и Оля Гришакова вообще вызывали глубочайшее уважение. Я всю жизнь на сплаве и на практике знаю, что женщин на плот не берут. А тут две девчонки, да еще на передней греби. И куда?! На Китой!

В общем, все у нас шло против правил. К тому же весь Китой был пройден нами без страховки (для этого у нас просто не хватало людей!). Впрочем, другим я этого делать не советую.

А у нас в экипаже еще и трехгодовалый ребенок! Ромка Попов сплавлялся по Китою, не сходя с плота, в альпинистской обвязке штурмовал переправу Эхе-Гола, лез вместе с нами в мощнейшие по накалу условия Моткиных Щек, самостоятельно одолел двадцать километров береговых переходов. И не разу не просился на руки! У команд из других городов от увиденного открывались рты. Конечно, это был феномен. И вот, отметив свое четырехлетие в столь необычных (китойских!) условиях, Роман вновь хочет отправиться в путешествие.

…Ветер странствий гнал наш корабль по Китою и ущелью Моткины Щеки, которое втягивало нас в себя. Что там за поворотом? Ведь вокруг на сотни верст лишь заснеженные вершины гор и не единого жилья! Одним словом, глубочайшее одиночество маленького экипажа и запредельный накал страстей.

В узком просвете ущелья — темнота свинцовых облаков, из которых льет дождь. Снизу — холод Китоя. Впереди — скала с мемориальной табличкой. Воды много. Скорость большая. Волна под три метра. Сильный прижим. С огромным трудом, перебарывая струю реки, уворачиваясь от обливных валунов, летим в водный трек у скалы! Грохот ущелья, скрип оснастки, крики команды. Крепкие волны беснуются по палубе, уводя плот из под ног, сбивая экипаж за борт.

Наши золотые девчата с визгом зависают у борта. Еще миг — и их выбросит в Китой! Что есть сил я бросаюсь к ним, и втроем мы с невероятными усилиями удерживаем положение. Но в борьбе упускаем момент гребка и непростительно близко к скале входим в тяжелейший для плота вираж.

Сердце захолодело — мы во власти порога, и, кажется, что ничего сделать нельзя! Скала нещадно мнет плот, выдирая из деревянной рамы рваную стружку. Ну, где ты, удача? Выручай! Передняя гребь в этот момент, проносясь над осклизлыми выступами препятствия, еле-еле вписывается в радиус поворота.

Господи, пронеси! И вот на скорости мы натыкаемся на какой-то выступ. Все! Удар — и четырехметровая трубная конструкция греби летит на плот, выбивает руку одной из девчонок, пролетает дальше, вскользь ударяет ребенка. Положение критическое, но есть шанс, и я в отчаянии бросаю ручку греби в сторону и одновременно прижимаю ее к палубе.

С замиранием сердца понимаю, что обстановка разрядилась, но далее — треск на корме (это развалилась подгребица после очередного удара о камни). И тут же — о боже! — лопается труба на греби диаметром аж в пятьдесят миллиметров!

Жуткая атмосфера повисла над плотом — Волк показал нам свой оскал. От таких холодных «поцелуев» леденела душа, но мы налегли и на последнем вздохе, зацепившись за берег, причалили ремонтироваться.

Судьба в который раз улыбнулась нам и согрела своим теплым дыханием. Холоднющий, мокрый день показался раем земным — на блаженных китойских берегах. Нам выпало -жить…

Мы попробовали на вкус настоящую борьбу и поняли, чего стоит каждый из нас.

И пусть холодные ветры срывали с наших тельняшек полоски — уставший корабль обрел свой причал. А мы, распятые молвою, сошли с креста — среди звезд, среди грез, среди ревущих волн… Это было путешествие, которое не повторится никогда.

…Снимите черные повязки, Утрите мокрые глаза, Мы с виражей судьбы, как в сказке, Сошли живые, доказав, Что если смерть в подругах ходит, Когда любовь с удачей при тебе, То солнце для тебя восходит Даже в кромешной, страшной тьме. Нас крылья ангелов хранили, Нас крылья ангелов несли- И потому такое проходили, Где мало удалось кому пройти…. И мы в безудержном восторге, Безумство волн гася в борьбе, Не запятнали белых крыльев, Что охраняли нас во мгле…

Фото Николая ПоповаФото Николая Попова

Фото Николая ПоповаФото Николая Попова


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Московский ЦСКА победил «Анжи» благодаря дублю Думбии
  • «Зенит» в ответном матче выиграл у «Боруссии», но покинул турнир
  • Спаллетти покинул тренерский пост ФК «Зенит»
  • Защитник «Динамо» Самба получил сотрясение мозга
  • Сборная России выиграла в первом футбольном матче сезона

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top