Владимир Буковский свидетельствует. Часть 3.


Вопрос: Что, на Ваш взгляд, послужило толчком к началу реформ в Советском Союзе?

В.Б.: Прежде всего, катастрофическое состояние собственной экономики. В какой-то момент они поняли, что потеряли контроль над экономикой своей страны. Я раскопал очень забавную историю. Брежнев стал получать письма от ветеранов войны с жалобами на то, что в магазинах нет соли. Обыкновенной поваренной соли. Писем было до странности много, и Брежнев поручил Горбачеву, который тогда курировал сельское хозяйство, разобраться с этой солью. В самом деле, что такое? Огромная территория, множество соляных озер, даже не надо эту соль добывать из-под земли, понастроена куча комбинатов, а соли не хватает. Ветераны обижаются. Горбачев получил задание, стал разбираться. Связался с регионами, получил от всех рапорты, что столько-то миллионов тонн поваренной соли произведено, расфасовано и т.д., но куда она делась потом, так и не смог понять. Доложил Брежневу: так и так, не знаю, где соль. Тот поручил Андропову разобраться. Несколько месяцев Комитет Государственной Безопасности проводил расследование: куда девается соль? Не нашел. Вот тогда они начали понимать, что дело швах. Во внешней политике они были орлы! Они могли подавить революцию. Они могли сделать так, чтобы миллионы полезных идиотов на Западе маршировали по улицам и требовали разоружения своих стран. Это им было легко. Но снабдить свою собственную страну поваренной солью они не могли.

Вопрос: В восьмидесятые годы убежал на Запад полковник Голицын, который уже тогда говорил о возможности реализации плана, близкого к тому, что на самом деле произошло в 1989-м. Вопрос в следующем: может быть, падение коммунизма было спланировано сверху, руководством ПОРП-КГБ? Не было ли какого-то центра, который должен был обеспечить «мягкую посадку» коммунизма, который запланировал бы приватизацию государственной собственности коммунистической номенклатурой?

В.Б.: Первоначальные разработки того, что потом стало называться гласностью и перестройкой, начались где-то к концу 70-х годов. И вначале касалось это, в основном, внешней политики — разрядка международной напряженности. Но она не дала им всех тех результатов, на которые они рассчитывали. Да, она была для них очень выгодной, удобной, но до конца не сработала.

Встал вопрос: как спланировать  политику разрядка международной напряженности, чтобы она сработала? Эта политика строится на взаимодействии с западноевропейской социал-демократией. Это использование социал-демократии в своих целях. И потому международный отдел ЦК разрабатывает то, что позднее Горбачев назвал «новым мышлением». Другими словами, была задача так изложить свою фразеологию, чтобы она звучала как социал-демократическая. Грубо говоря, как еще больше, еще удобнее и лучше обмануть социал-демократов. Этим занимался международный отдел ЦК с Андроповым.

Тем временем начинаются кризисы: афганский, польский. Тут они начинают понимать, что им нужно менять не только внешний политический образ, но что-то нужно делать с экономикой. Не хватает на мировую революцию. И тогда эти два проекта объединяются и начинается разработка общего плана перестройки. Голицын не прав в одном. Никогда не было запланировано исчезновение коммунизма. Была запланирована кампания массовой дезинформации, которая обманула бы западное общественное мнение. Но в их планы вовсе не входило, чтобы все распалось.

Уже к середине 80-х годов эти планы стали оформляться. Еще до прихода к власти Горбачева основные планы уже были разработаны. Он, между прочим, сам этого не отрицает. Это только на Западе его считают автором перестройки. А он сам признается, что был только исполнителем. В 88-89 годах, когда все пошло не совсем так, на одном собрании в Москве ему кто-то бросил упрек: «Что же вы так плохо все продумали!» На что он ответил: «А причем здесь я? Это было продумано до того, как я пришел к власти. Наши исследовательские институты представили в ЦК более ста разработанных реформ». Это слова Горбачева.

Но давайте все-таки не путать разные вещи. Одно дело реформы готовить, а другое — что из этого вышло. Совершенно верно, они собирались и с 88-го года начали приватизацию определенной части собственности в руки партийных активистов. Особенно комсомольских активистов и людей из КГБ. Идея состояла в том, что они будут продолжать это контролировать, потому что все эти люди — члены партии. То есть партийный контроль останется. Чего они, конечно, не учли – то, что это была партия профессиональных жуликов. И как только каждый из них получал кусок собственности, как он тут же прощался с партией. Стремительный распад партии в 90-м году — это бегство из партии людей с деньгами.

Продолжение следует.

 

 

 

 

 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top