Страница Российской истории – предпринимательство и промышленность в России

Среди всех гуманитарных наук история, пожалуй, одна из самых капризных, лукавых и наиболее подверженных веяниям времени. Смена эпох, идеологий, мно­гообразие устных и письменных свидетельств, появляющихся зачастую из-под спуда, по прошествии десятилетий, а иногда и столетий, позволяют представить ис­торическую картину, весьма приближённую к реальной.

Сейчас многими осознает­ся, насколько искажена, пестра пробелами и пустотами картина прошлого России, воссозданная исторической наукой советского периода. В ее мозаике не малое место занимает более чем 1000-летняя история купеческо-лромышленного, так называе­мого третьего, сословия.

Тенденциозность и предвзятость в изображении культурно-исторического пласта наблюдается еще с XIX века. Именно тогда начал создаваться образ купца-самодура, нувориша и мироеда, безграмотного, кичащегося своим богатством тол­стосума, как типичного представителя этого сословия. На самом же деле купцы и промышленники — выходцы, в большинстве своем, из крестьян (кто в недавнем, а кто и далеком прошлом — такие, как, например, Демидовы, Строгановы и Кон­шины, ставшие к этому времени уже давно дворянами). Они привлекали к себе внимание своей неуемной деятельностью, кипучей энергией, что обусловило стремительный рост их предприятий, соответственно и капиталов.

Этот процесс, принявший колоссальный размах в XIX веке, сопровождался всплеском благо­творительной, просветительской, культурно-меценатской, общественной и поли­тической деятельности, что не могло не раздражать представителей старой аристо­кратии, не желавшей видеть на политическом поприще конкурентов из другого сословия. Все болезни, свойственные определенной части этого общества, которые можно трактовать как болезни роста молодого социального организма, такие как нуворишество, недостатки культуры, образования и воспитания, - ставились в упрек всему классу и возводились в абсолют. Не жаловали их и революционеры всех мастей, так как большинство людей купеческого сословия придерживалось глубоко патриархальных взглядов: вчерашние крестьяне не признавали револю­ционных методов в деле преобразования жизни выше всего они ставили ДЕЛО и считали своим долгом верой и правдой служить Богу, Царю и Отечеству.

Что же произошло в экономике страны в конце XIX века? Бурное и стремитель­ное развитие промышленности, начиная с последнего десятилетия XVIII века, при­вело к тому, что в руках промышленно-купеческого сословия сосредоточилось бо­лее 70% всей экономической мощи страны.

Выдающуюся роль играют в это время представители промышленного сословия и в области культуры, просвещения и бла­готворительности. Все они высокообразованные люди, собиратели и хранители ценнейших коллекций произведений искусства и исторических памятников, мно­гие из которых безвозмездно передавались государству; они — покровители музы­кантов, художников, писателей и поэтов. При всем том большинство из них остают­ся людьми дела, высококвалифицированными специалистами в своей отрасли.

Не случайно в 1913 году Россия занимала 1-е место в мире по темпам экономи­ческого развития и 3-е — по валовому продукту. Не самый лучший друг России Уин-стон Черчилль в своих мемуарах писал, что в 1915 году Россия была мощной держа­вой и находилась «на волосок от победы.»,... Увы! Революционеры не дремали...

Что же помогло русскому предпринимательству достичь столь поразитель­ных результатов? Анализ отечественных и зарубежных публикаций, а также исто­рий семей промышленников заставляют признать, что сила этого сословия была в его инициативности, деловой хватке, масштабности деятельности в сочетании с разумным умением рисковать, в понимании взаимосвязи между общественным и личным богатством. Деловая этика в этой среде была основана на честности, вер­ности слову и заключенному договору, на уважении национальных традиций. По словам министра финансов Ю. Витте, ему приходилось решать государственные и финансовые дела на сотни миллионов рублей, полагаясь часто лишь на честное купеческое слово. И оно никогда не подводило ...

Была создана особая деловая культура. Ее составляющие: система делопроиз­водства и хозяйствования, образ жизни и личных взаимоотношений, бытострои-тельство, т.е. весь жизненный уклад представителей третьего сословия в целом свидетельствуют о том, что это была высокая культура со своими строгими мо­ральными и этическими законами, которые неукоснительно соблюдались.

Принято считать, что духовность и нравственность произрастают в среде культуры интеллектуальной. Однако зарождаются-то они в глубинах почвы на­родной и основываются на той нравственности, которая впитывалась с детства с искренней и безыскусной верой православной простого крестьянина.

Русская народная православная этика создавала атмосферу почитания идеа­лов добра, справедливости, правды и нестяжатсльства. Потому благотворитель­ность не была прерогативой лишь богатых, начиналась она от порога беднейшего дома, где считалось долгом подать милостыню нищему, призреть убогого. Потому православный человек, часто подсознательно, почитал накопительство и богат­ство грехом. Общепринятой морали была чужда идея стяжания богатства ради бо­гатства. «Богатство тогда хорошо, когда оно служит ближнему», — писал в одном из своих трактатов купец-филантроп и философ Тимофей Васильевич Прохоров в 1830 году. Отец его — основатель Трехгоркой мануфактуры В.И. Прохоров оста­вил в письме к своим потомкам завет, который стал определенным жизненным ориентиром семьи Прохоровых: «Живите не для Богатства, а для Бога, не в пыш­ности, а в смирении, всех, а кольми паче, брат брата любите ...», И это дошедшее до нас свидетельство красноречиво подтверждает сколь ценны были для представителей этого сословия такие понятия, как душа, совесть, дух — все то, что определяло их личностное самосознание ...

В 2002 голу в Москве, и залах Международного Славянского культурного центра (Чернишвский пер, д. 9/13), была показана уникальная фотовыставка «История российского предпринимательства и благотвори­тельности (из семейных архивов)». Автор идеи — Наталья Михайловна Линд-Прохорова (ныне покойная), единственный автор-составитель и художник  - Гузель Алексеевна Красилыцикова. Выставка объединила крупную экспозицию редчайшего исторического материала из ар­хивов одиннадцати славных семей российских предпринимателей и фабрикантов, купцов и промышленников XIX — начала XX вв.: Зиминых, Коншиных, Красилыциковых, Леденцовых, Длинных, Морозовых, Прохоро­вых, Сорокоумовских, Ушаковых. Фирсановых, Шапошниковых.

Почти все зрители, ознакомившись с экспозицией выставки «История рос­сийского предпринимательства и благотворительности (из семейных архи­вов)», отмечали, что лица на старых фотографиях отличаются от современ­ных. Загадка, наверное, кроется в том, что эти лица одухотворены независимо от того, что делали эти люди и как они поступали; в них не убиты душа, совесть, дух, заставлявшие их осмысливать себя как личность, думать о долге и цели жизни. Каждый из представленных на фотопортретах несом­ненно был ЛИЧНОСТЬЮ.

Но несмотря на какую-то праздничность и даже торжественность, созданную атмосферой выставки и циклом историко-культурных вечеров, проведенных в Международном Славянском культурном центре в Москве, а также вызванную и появившуюся возможность увидеть и прикоснуться к истинной истории, боль­шинство присутствующих ощущало примесь чувства горечи.... Нет, не от созна­ния мимолетности и невозвратимое™ времени, а от того, что было выжжено, вы­топтано и сметено колоссальное достояние, этим временем созданное, от того, что уничтожено и исковеркано столько судеб! Возврата к прошлому нет — не может быть сейчас купеческих и дворянских собраний — нет Двора, уничтожены дворя­не и купцы! Остались чудом уцелевшие потомки, которые хранят еще память о прошлом! Пока... Хранят они и надежду на то, что у России есть будущее. Но оно возможно лишь при условии ее духовного и нравственного возрождения!

В роли свидетелей прошедших эпох и событий ныне все пристальней внимание наших совре­менников обращено к различным историческим источникам и объектам, реально подтверждаю­щим в рассматриваемые периоды времени прогрессивное промышленное и техническое развитие России XIX и начала XX вв. Такими безмолвными свидетелями эпох являются не только ар­хивные и музейные источники и материалы, но и вещественные натурные промышленно-технические комплексы фабричных строений и сооружений, в стенах и на площадках которых происходили прогрессивные преобразования промышленной техники и производственной технологии, а также те или иные заметные события, вызвавших исторически последователь­ную смену эпох в развитии человеческого общества.

Один из значительных периодов в истории российского предпринимательства и промышленности XIX и начала XX вв. — период интенсивного технического и технологического развития производства в России связан с возникновением мануфактурных форм организации про­изводства и изготовления продукции и товара, а также появлением и становлением машинно-фаб­ричных процессов промышленного производства. Впервые в России с предпринимательской целью в основном в текстильной области возникают мелкие и крупные частные мануфактуры, сосредото­ченные в руках одной семьи. Промышленное дело и капиталы данного периода времени концентрировались в семьях российских предпринимателей и фабрикантов: Зиминых, Коншиных, Красилыциковых, Ляминых, Морозовых, Прохоровых, Сорокоумовских и других,

Истории предпринимательского и фамильного дела всех этих семей в определенном смысле схожи, хотя имеют свои характерные особенности первичного создания и формирования частно­го капитала, а также характеризуются созданием параллельных структур развития промышленно­го дела и концентрированного производственного комплекса единоначального управления. Такие комплексы создавались на основе машинно-фабричных производств, образованных на базе реме­сленных мануфактур с простой кооперацией. Первые ткачи и набойщики в России, основавшие крупные фабрики, начинали свое дело с простых частных льняных производств, сосредоточенных во владении одного хозяина и главы семейного рода. В начале в одной избе-светелке всеми члена­ми семьи, включая детей, вырабатывался продукт с применением простейших орудий — труда-ве­ретена и самопрялки, — а затем изготовленный продукт сбывался и продавался как товар с целью получения прибыли для продолжения и расширения семейного предпринимательского дела.

Ткацкое ремесло возникло еще в III в. до пашей эры из примитивного корзино-плетеночного дела. Для изготовления первых тканей в древности длинные стебли льна варили, отбивали, отде­ляли сердцевину, и затем пряли нити с применением изобретенного веретена. Вскоре появился первый ткацкий ручной станок, состоящий из рамы с параллельными нитями основы, сквозь ко­торые пускался изобретенный уток. Старинное российское ткачество было широко распространено в Ярославской, Костромской, Владимирской губерниях. Здесь посадский и кре­стьянский люд (в том числе и крепостные) начинали дело с кустарной формы ремесленного про­изводства, где применялся ручной труд и простые орудия производства.

Предприимчивые крестьяне, обладавшие инициативностью и деловитостью, организовывали ремесленные мастерские и мануфактуры, продукция которых ориентировалась на потребитель­ский спрос широких народных масс, в основном в провинциальных поселениях России.

Развитию частного предпринимательства способствовало проявление государственной поли­тики в таможенно-тарифном регулировании с ограничением допуска на российский рынок това­ров, конкурирующих с товарами местного производства. Российские предприниматели и купцы в 1785 г. получили от Екатерины П жалованную грамоту, согласно которой производилось деле­ние на три купеческие гильдии: купцы первой гильдии с капиталом не менее 10 тыс.руб., которые имели право оптовой торговли в России и за рубежом и право заводить фабрики и заводы; купцы второй гильдии с капиталом от 5 до 10 тыс.руб., которые имели право оптовой и розничной торго­вли в России; и купцы третьей гильдии с капиталом от 1 до 5 тыс.руб., которые имели право толь­ко на розничную торговлю. К середине XIX в. при повышении спроса на текстильную продукцию инициативность и предприимчивость российского производителя, его стремление к свободному выбору, а также внедрение технического и технологического прогресса на частных мануфактурах обеспечили подъем промышленного производства в России,

В 1829 г. в Санкт-Петербурге на Первой Всероссийской мануфактурной выставке по резуль­татам экспертизы всемирных выставок была дана оценка высокому качеству изделий бумагопря­дильного и бумаготкацкого российского производства, превосходящего по широкому ассортимен­ту продукции, его многообразию и богатству аналогичную продукцию зарубежных производителей.

В конкурентной борьбе и при внедрении технических достижений, а также при целенапра­вленной политике владельцев мануфактурных и фабричных предприятий был достигнут стреми­тельный рывок в текстильной промышленности России к концу XIX в. На фабриках Зиминых, Коншиных, Красилыциковых. Ляминых, Морозовых, Прохоровых и других насчитывались сотни тысяч прядильных веретен и по нескольку тысяч механических ткацких станков, а также развитые бельные, ситцепечатные и красильные производства. Вводились новые формы организации труда мастеров и рабочих, число которых только в Товаришестве «Мануфактуры Н.Н. Коншина* возро­сло до 4 тыс.человек к 1914 г. Вследствие машинизации текстильного производства была создана принципиально новая машин но-фабричная система с использованием устройств с рабочим меха­низмом, выполняющим соответствующие операции без непосредственного участия рабочего, В та­кой системе машин использовался сложнейший многодвигательный привод, включающий десятки и сотни электродвигателей, множество механических передач, сложную систему управления.

Основной цикл прядения был разделен между машинами предварительного прядения-банка-брошами, производящих ровницу и машинами для окончательного прядения. При машинизации об­работки сырья появилась разветвленная система хлопкоочистительных и хлопкообрабатывающих машин. Кипоразбиватели, трепальные и чесальные машины, ватерные и мюль-машины, шпульные и сновальные машины, а также шлихтовальные, красильные и стригальные машины, различных видов и сложности ткацкие станки вытеснили в течение XIX столетия все прежние, существовавшие века­ми, ручные орудия труда и обусловили технический переворот в текстильном производстве.

Сложные и профильные машины стали устанавливаться в специально построенных боль­ших зданиях фабрик, имеющих прямоугольные формы с устройством крупных световых проемов и стеклянных фонарей на кровлях перекрытий, обеспечивающих освещение цехов естественным светом. Для крупных специализированных цехов с большим парком станков строились высоко­этажные здания с большими пролетами и колоннами, с увеличенной площадью пола цехов из на­стила деревянных брусков, цементных плит, асфальта или бетона. Крупногабаритные станки устанавливались в просторных цехах на бетонных основаниях и опорах.

Отопление цехов было паровым, в старых цехах меньшего размера сохранялось печное ото­пление. Для вечернего и ночного освещения длительное время использовались газовые фонари, которые впоследствии заменили электрическими светильниками.

Комплексы производственных и фабричных зданий и сооружений имели централизующее и градообразующее значение. При использовании совместного труда многих рабочих в одном по­мещении возникала необходимость создания жилых зон с ломами для рабочих и служащих, а так­же социально значимых строений, образующих целые поселки и новые городские инфраструкту­ры вокруг промышленного «сердца* фабрики.

Новые типы зданий промышленных сооружений предприимчивые российские фабриканты строили по проектам лучших архитекторов и инженеров конца XIX — начала XX вв. По заказам фабричных и производственных зданий и сооружений, а также сопутствующих построек домов и казарм для рабочих, храмов и торговых домов, больниц, училищ, детских приютов, народных до­мов и театров для предпринимателей Зиминых, Коншиных, Красильщиковых, Морозовых, Про­хоровых, Фирсановых и других проектировали и возводили строительные объекты мастера архи­тектурного и инженерного искусства В.Д. Адамович, А.А. Галецкий, С.М. Калугин, Л.Н. Кекушев, Р.И. Клейн, А.В. Кузнецов, И,С. Кузнецов, С.К. Родионов, С.У. Соловьев, Ф.О. Шехтель, и другие. Большинство архитектурных построек промышленного назначения являются капитальными и выразительными сооружениями краснокирпичного стиля с применением художественных осо­бенностей того времени, относящихся к периодам эклектики и модерна, а также мотивов класси­цизма, элементов декора византийской, готической и древнерусской архитектуры. Созданные ин­терьеры промышленных цехов с функциональной технологической планировкой, естественным освещением, вентиляцией и устройством подсобных помещений и ныне возможно оценить как сформировавшуюся комфортную среду обитания, пребывания и труда рабочих на производстве. Лаконичный функционализм промышленных и фабричных построек в России в дальнейшем определили и сформировали базу, став основой для возникновения и формирования новых стиле­вых и авангардных конструктивистских решений архитектурных объектов 1920 -1930 гг.

Следует отметить, что в конце XIX и начале XX вв. создание уникальных промышленных ком­плексов при необыкновенно волевом участии российских предпринимателей, купцов и фабрикантов в России по нарастающему графику функционального развития в основном осмысленно, а порой и стихийно с применением в производственных процессах лучших технических новшеств и изобре­тений вызвало прогрессивную историческую «ценную реакцию» глобальных изменений в стране, образовав огромный исторический и материальный балласт промышленного богатства страны.

Стремления и активная деятельность русских купцов и промышленников в экономико-пред­принимательской сфере с естественным экономическим механизмом саморегуляции организации и функционирования промышленности подготовили и обеспечили небывалый подъем отечествен­ного промышленного производства, а также, тем самым обусловили выдающийся расцвет нацио­нальной культуры и науки, искусства и архитектуры в России конца XIX — начала XX веков.

По материалам предоставленным газете "Великая Эпоха" организаторами выставки (потомками российских предпринимателей) «История российского предпринимательства и благотворительности" Натальи Михайловны Линд-Прохоровой и Гузель Алексеевны Красилыциковой 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top