Терновый венец, пронзенный мечом (часть третья).

alt

Рыцарь острова Крым. 

Далекими предками Петра Николаевича Врангеля на самом деле были рыцарями. Врангели, чей род известен с XII века, принимали участие в крестовых походах и служили магистрам Ливонского рыцарского ордена, от которых получили в дар земли в Лифляндии и Эстляндии. В армии шведского короля Карла ХII служило 79 баронов Врангелей, из них 13 были убиты в Полтавской битве и 7 умерло в русском плену. Затем Врангели сражались в войсках немецкого императора Фридриха II, а впоследствии, когда Восточная Прибалтика вошла в состав Российского государства — и в русской царской армии, дав ей семь фельдмаршалов и около сорока генералов и адмиралов. Один из них в свое время пленил знаменитого Шамиля, который долгое время возглавлял упорную борьбу горцев Кавказа за независимость от России. Именем выдающегося русского мореплавателя адмирала Ф. Врангеля названы острова в Северном Ледовитом и Тихом океанах.

Петр Николаевич Врангель, известный в советской историографии  как «черный барон» родился 15 августа 1878 г. в Ново-Александровске (ныне Зарасай)  Ковенской губернии (Литва). Хотя Врангели с давних времен проявляли себя на ратном поприще, его отец не избрал военную карьеру, а стал директором страхового общества «Эквитэбль» в Ростове-на-Дону. В этом городе прошли детство и юность Петра. После окончания Ростовского реального училища он поступил в Петербургский горный институт и в 1900 г. получил специальность горного инженера, окончив институт с золотой медалью. Не смотря на баронский титул, семья Врангеля не отличалась богатством и родственными связями, знакомствами, способными обеспечить детям быстрое продвижение по службе. После окончания института Врангель проходил обязательную воинскую повинность вольноопределяющимся 1 разряда в Лейб-гвардии Конном полку. Молодой барон – прекрасный собеседник, танцор, видный кавалер — блистал  в высшем свете и на балах. Дослужившись до эстандарт-юнкера и сдав испытание на чин корнета, он был зачислен в запас гвардейской кавалерии в 1902 году. Затем Петр Николаевич служил чиновником по особым поручениям при иркутском генерал-губернаторе.

После начала войны с Японией Врангель добровольно вступил в действующую армию. Как и для А.И. Деникина, Л.Г. Корнилова и других будущих белых генералов, русско-японская война стала для Врангеля первым настоящим боевым опытом. Участие в разведках, смелых налетах и боевых вылазках в составе отряда ген. П.К. Ренненкампфа укрепили волю, уверенность в себе, храбрость и решительность. Закончил войну Петр Иванович с орденами Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Св. Анны 4-й степени «За храбрость». В марте 1907 г. на параде по случаю полкового праздника Николай II заметил его в конногвардейском строю (помогли награды, высокий рост и защитная, куда более скромная по сравнению с конногвардейской, драгунская форма). Узнав, что офицер – из рода баронов Врангелей, император выразил желание, чтобы тот служил в лейб-гвардии Конном полку, куда Врангель и был тотчас же переведен поручиком гвардии.  В августе 1907 г. Врангель поступил в Николаевскую Академию Генерального штаба и закончил ее (1909 г.) седьмым среди лучших выпускников, в 1910 г. – офицерскую кавалерийскую школу и по возвращении в родной полк в 1912 г. стал командиром эскадрона Его Величества. Офицеров Конной гвардии отличала безоговорочная преданность монархии. Честолюбивый барон полностью разделял эти убеждения. «Армия вне политики», «Гвардия на страже монархии» – эти заповеди стали основой его мировоззрения. Еще учась в Академии, Врангель обвенчался с фрейлиной императрицы Александры, Ольгой Ивановной Иваненко. Этот брак оказался счастливым, у Петра и Ольги было четверо детей – две дочери Елена и Наталья и сын Петр (второй сын – Алексей, родился уже в эмиграции).

Настоящие воинские успехи ждали Врангеля на полях сражений Первой мировой войны или, как тогда говорили, Второй отечественной. Желая быть всегда рядом с супругом, Ольга Врангель решает стать сестрой милосердия в воинских частях, которыми командовал ее муж. В августе 1914 г. у деревни Каушен произошло сражение, ставшее для Врангеля одним из самых ярких эпизодов его военной биографии. Гвардейские кирасирские полки, спешенные, в полный рост наступали на германские артиллерийские батареи, расстреливавшие их в упор. Потери были огромны. Эскадрон ротмистра Врангеля, последний резерв кирасирской дивизии, внезапной и стремительной конной атакой захватил германские орудия, а сам командир первым ворвался на позиции неприятеля. При этом в эскадроне погибли все офицеры, 20 солдат было убито и ранено, но бой был выигран. За Каушен Врангель был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Его фотография оказалась на страницах «Летописи войны», самого популярного иллюстрированного военного журнала. Кстати, Петр Врангель вошел в историю как первый георгиевский кавалер 1914—1917 годов.

В сентябре 1914 г. назначен помощником командира полка. Награжден Георгиевским оружием. 12 декабря 1914 г. произведен в полковники. В октябре 1915 г. Врангель принял 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска и успешно вел операции в Галиции против австрийцев. Генерал Гартман дал Врангелю-командиру следующую характеристику: «Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив в тяжелой обстановке. Смел и решителен в боевых действиях, но действует всегда обдуманно и даром не рискует». В 1916 г Врангель участвовал в знаменитом «Брусиловском прорыве», затем в оборонительных позиционных боях. В 38 лет Врангель уже командовал Уссурийской дивизией и за боевые отличия был произведен в генерал-майоры. Воюя в Бесарабии, он узнал об отречении императора и, хотя присягнул на верность Временному правительству, для себя решил: «Это конец, это анархия». Врангель, как убежденный монархист революцию воспринял болезненно.

9 июля 1917 г. назначен командующим 7-й кавалерийской дивизии, а на следующий день, 10 июля, — командующим сводным конным корпусом. За прикрытие отхода пехоты к линии реки Збручь, во время Тарнопольского прорыва немцев в июле 1917 г., постановлением Думы частей сводного корпуса награжден солдатским Георгиевским крестом 4-й степени. В августе 1917 г. Врангель был на стороне «корниловских мятежников», но присоединиться к их действиям не успел. Он остался без назначения, так как Керенский ему не доверял. После большевистского переворота, узнав о позорном сепаратном мире с Германией, Врангель решил «уйти со сцены». Петр Николаевич с семьей уехал в крымское имение жены. 10 января 1918 г. в Ялте Врангель был арестован революционными матросами Черноморского флота. Его обвинили в том, что он готовил вооруженное восстание крымских татар против Советской власти. Обвинение, конечно же, было ложным. Баронесса Врангель настояла, чтобы ее отправили в заключение с мужем. Председатель революционного трибунала матрос Вакула, только что прочитавший книгу о подвиге декабристок, был поражен такой верностью и со словами «вы вашей жене обязаны жизнью» отпустил обоих.

Год Врангель оставался не у дел. Его старый боевой товарищ, а теперь — гетман Украины Павел Скоропадский — предлагал ему высокий пост в своей «самостийнической» армии. Но Врангель отказался и решил присоединиться к Добровольческой армии, которая к тому времени стала серьезной угрозой красным на Дону и Кубани. Деникин сразу доверил Врангелю руководство огромной казачьей конницей. Кубанские казаки приняли Петра Николаевича, его жену и детей в свое казацкое сословие Бывший конногвардеец Врангель сменил привычный облик, теперь его все знали исключительно в черной черкеске, бурке и папахе.  Дивизия Врангеля отстояла Арвамир и отбила Ставрополь. В ноябре он уже командовал корпусом и наголову разбил в кубанских степях отступающую Таманскую армию на минимуме боеприпасов и физических сил. Именно боевые действия врангелевского корпуса по предотвращению наступления большевиков под Ставрополем были продемонстрированы английским и французским представителям Антанты в надежде на союзническую помощь.

Подобно Деникину Врангель в своих воспоминаниях описывает страшные реалии гражданской войны: «На околице одной из станиц мы встретили человек пять казачат с винтовками. Автомобиль завяз в грязи, и пока подоспевшие казаки его вытаскивали, я разговорился с казачатами:

— Куда идете, хлопцы?

— Большевиков идем бить, тут много их по камышу попряталось, як их армия бежала. Я вчерась семерых убил, — в сознании совершенного подвига заявил один из хлопцев, казаченок лет двенадцати, в бешмете и огромной мохнатой папахе.

Никогда за все время междоусобной брани передо мной не вставал так ярко весь ужас братоубийственной войны…»   И подобно Деникину честен в изобличении пороков Белой армии, ставших для нее роковыми: «Война превратилась в средство наживы, а довольствие местными средствами — в грабеж и спекуляцию. Население, встречавшее армию при ее продвижении с искренним восторгом, вскоре начало испытывать на себе ужасы грабежа, насилия и произвола».

В январе 1919 г. белогвардейская армия была разделена на две части. Крымско-Азовская Добровольческая ушла в Донецкий бассейн. Командование Кавказской Добровольческой было поручено самостоятельно мыслящему Врангелю. Но в начале 1919 года Врангеля сразил тиф. Видя безнадежность положения, Ольга Ивановна приглашает к умирающему мужу священника, но при этом на всякий случай просит батюшку захватить с собой чудотворную икону Божьей Матери. И чудо действительно произошло!

Исповедовавшись, генерал Врангель вдруг почувствовал себя… выздоравливающим!

Летом 1919 года его армия выбивает красные войска из Царицына. Но уже через несколько месяцев его карьера в армии Деникина внезапно закончилась по причине резких разногласий в вопросах стратегии с Верховным Главнокомандующим. Разногласия усугублялись различием политической ориентации белых генералов: Врангеля поддерживали ревностные сторонники монархии, в то время как Деникин занимал более либеральную позицию и мог находить компромисс с республиканцами. Барон подает в отставку и вместе с женой уезжает в Константинополь, собираясь с семьей в Европу. Но, узнав о разгроме белого движения на Черноморском побережье Кавказа и отказе Деникина 4 апреля 1920 г. от полномочий главнокомандующего, Петр Николаевич откладывает отъезд. Военный совет в Севастополе избрал его преемником Деникина.

Врангелю досталось тяжелое наследство: из 150 тыс. белогвардейцев, «столпившихся» в Крыму, боеспособными оставалось около 25 тыс., большей частью армия была деморализована, в тылу процветали грабежи, мародерство и разгул. Жестокими мерами Врангель попытался навести порядок. Из наиболее боеспособных частей была сформирована Русская армия. Врангель мыслил закрепиться в Крыму и искал союзников. Свою позицию Врангель выразил так: «Не триумфальным шествием из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа». В 1920 г. в Крыму под руководством выдающегося русского экономиста А. В. Кривошеина, специально приглашенного Врангелем,  была проведена земельная  реформа. В главном она соединяла принципы столыпинской реформы с принципом передачи крестьянству части помещичьих земель за небольшой выкуп.

К началу наступления в Северную Таврию Русская армия была вполне подготовлена, части пополнили свои ряды, получили новое обмундирование и вооружение. Бои, развернувшиеся на просторах таврических степей, отличались большим упорством и ожесточенностью. В июне в результате подготовленной штабом Врангеля операции был разгромлен один из лучших красных конных корпусов под командованием Д.П. Жлобы. Однако 28 октября 1920 г. после заключения перемирия РСФСР с Польшей, Красная армия начала контрнаступление. Большевики  направили против Врангеля силы, в четыре раза превышавшие по численности его армию. Ценой огромных жертв красноармейцы 8 ноября 1920 г. перешли Сиваш и взяли Перекоп. Врангель умело руководил отступлением. Эвакуацию Крыма впоследствии изучали в военных академиях как образец проведения военной операции. Врангель сдержал слово и вывез всех, кто выразил о том желание, причем из иностранцев его армии оказали помощь только французы.  Однако немало людей (более 100 тыс.), поверив обещаниям большевиков об амнистии,  осталось.  Большинство из них впоследствии было убито в ходе массовых расстрелов организованных Розалией Землячкой и Бела Куном.

Десять дней спустя разбитая Русская армия на 126 судах (145 тыс. человек) эвакуировалась в Турцию. Не желая бросать Русскую армию в беде, Врангель провел с нею около года в Турции, поддерживая в войсках порядок и борясь с голодом. В конце 1921 г. остатки армии были переведены в Болгарию и Югославию, где в дальнейшем осели многие солдаты и офицеры, других судьба влекла дальше. Сам Врангель с семьей вначале также обосновался в Югославии. С большевизмом он не смирился. В 1924 г. Врангель создал «Русский общевоинский союз» (РОВС). По его замыслу, РОВС должен был позволить ему сохранить в своих руках централизованное руководство всеми военными организациями, оградить офицерство от влияния различных политических сил и, по мере возможности, поддерживать его мобилизационную готовность. В ноябре 1926 г. Врангель переехал в Брюссель.

В последние годы жизни Петр Николаевич был нелюдим, всячески избегал общества. Врангель  снова вернулся к той специальности, с которой и начинал свой жизненный путь – профессии горного инженера. Много внимания уделял он подготовке к изданию своих мемуаров, которые вышли в свет уже после его смерти. «Беспристрастная история в будущем укажет, что наши жертвы были принесены для восстановления государства и в то же время послужили защитой Европы от красного террора», — так в своих воспоминаниях писал барон о роли и значении Белого движения. 

После продолжительной болезни 12 апреля 1928 г. Врангель, которому не исполнилось и 50,  скончался. Существует версия, что генерала отравил агент НКВД, подбросив в пищу искусственных смертельных бактерий. Этого мнения придерживалась его жена и дети. Однажды  служанка семьи Врангелей, открыла дверь перед незнакомым человеком. Незнакомец представился матросом советского торгового корабля, приехавшим в Бельгию посетить своего родного брата, который служил у Врангелей слугой. Этот человек погостил у них некоторое время, а вскоре после его отъезда Петр Николаевич слег в постель… Будучи сильным и здоровым от природы человеком, Врангель сгорел от 40° температуры менее  чем за месяц. Но причастность советских агентов к этому до сих пор не доказана, в отличие, от смертей генералов Миллера и Кутепова, чьи похищения КГБ в 1989 г. официально признало работой чекистов. Из Брюсселя, где Врангель умер, его тело перевезли в Сербию и торжественно захоронили в православном соборе Святой Троицы. Через весь Белград тянулась процессия с венками. На артиллерийском лафете тело генерала провезли  вдоль выстроившихся в почетном карауле солдат и офицеров Белой армии. На похоронах наряду с русскими последние почести Врангелю отдавали и сербские войска.

«Боже, спаси армию…» – такими, по свидетельству очевидцев, были его последние слова.

 

Виктория Куликова

(продолжение следует)

 

 

 

 

 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top