О положении христианства в Китае


О положении христианства в Китае рассказал участникам конференции Свято-Тихоновского института священник Петр Иванов Профессор Православного Свято-Тихоновского богословского института (ПСТБИ) доктор исторических наук священник Петр Иванов выступил 22 января на пленарном заседании ежегодной богословской конференции иститута с докладом о положении христианства в Китае .
Он перечислил основные законодательные документы Китайской народной республики (КНР), регламентирующие религиозную жизнь в этой стране.Среди них Указы правительства КНР 1994 года: № 144 «Правила, касающиеся религиозной деятельности» иностранных граждан в Китае» и № 145 «Правила, касающиеся мест религиозных собраний».
Именно эти административные акты, по словам священника, позволяют китайским властям «жестоко расправляться с любыми нежелательными для них явлениями религиозности». В особенности, пострадали культовые здания. За последние годы «несколько сотен храмов, которые считались властями подозрительными, в мгновение ока оказались снесены».
В докладе было отмечено, что в 1999 году положение верующих в Китае усугубилось принятием президиумом парламента КНР «Резолюции запрещения еретических сект», в тексте которой содержится призыв к преследованию всех религиозных убеждений, которые государство считает «опасными». Будучи составлена в связи с широкомасштабным распространением в Китае секты Фалунь-Гунь, «Резолюция» сказалась и на положении других конфессий. С 2000-го года в Китае вступил в силу документ под названием «Правила осуществления религиозных правил», лишающий иностранцев возможности заниматься какой-либо религиозной деятельностью на территории КНР без официальной санкции соответствующих органов.
Священник Петр Иванов отметил, что кроме официальных документов, в Китае существует еще и «реальная практика, регулируемая секретными документами и устными указаниями», запрещающими посещать места религиозных собраний лицам до 18 лет. В этой связи Крещение детей оказывается противозаконным действием с точки зрения китайского законодательства. Согласно тем же устным распоряжением, «не полагается посещать любые религиозные собрания членам Коммунистической партии Китая (КПК), государственным служащим и их родственникам».
В качестве доказательства докладчик процитировал заявление одного из сотрудников Центрального комитета КПК Ли Пин Ена, гласящее, что «религиозная свобода в Китае предназначена для простых граждан, но никак не для коммунистов».
Действительность, констатировал российский религиовед, «говорит о том, что многое в христианстве является неприемлемым для властей». Некоторые богословские темы воспринимаются китайским правительством «как основания для беспокойства о национальной безопасности». Среди них «Второе пришествие и Страшный Суд», «Сотворение мира», «Благодатные дары Святого Духа». В связи с кампанией ограничения рождаемости, категорически запрещается осуждать аборты. Католикам, в частности, не дозволено касаться тех мест католического катехизиса, в которых говорится о Папе Римском.
Ныне действующая конституция Китая официально признает 5 религий: даосизм, буддизм, ислам, а также католицизм и протестантизм.
По словам религиоведа, это означает, что те лица, которые согласны практиковать упомянутые вероисповедания в рамках государством признанных учреждений, не будут подвергаться репрессиям. Православие рассматривается как официально признанная религия только в 3-х регионах: в Северо-восточном Китае, автономном районе внутренней Монголии, Синдян-Уйгурском автономном районе, где проживает примерно 10 000 православных.
О. Петр Иванов сообщил, что в настоящее в Китайской автономной православной церкви нет ни одного священника. Докладчик отметил, что несколько китайских студентов обучаются в Московской духовной семинарии и Сретенской духовной семинарии. «Если они завершат свое образование и примут священный сан, то, считает о. Петр, — окажутся в сложном положении». Согласно китайскому законодательству, за границей могут обучаться лишь те лица, которые рекомендованы китайскими властями. Поэтому китайцы, получающие образование «по свободному выбору», после возвращения на родину рискуют не получить регистрацию и оказаться вне закона, предположил религиовед.
Ученый напомнил, что, когда китайское правительство решило прервать все связи между религиозными организациями Китая и иностранными религиозными центрами, православие в Китае оказалось в особом положении – в силу наличия в стране немалочисленной русской диаспоры.
Поскольку «православные были связаны с Советским Союзом – «великим братом» коммунистического Китая, — констатировал о. Петр, — то в действиях китайцев была некая нерешительность». Но советская власть сама поспешила проинформировать китайских братьев о том, что никто в СССР не намерен интересоваться судьбой православия в КНР.
В 50-х годах прошлого столетия китайское правительство «взяло курс на китаизацию Православной церкви». В результате к 1956 году, отметил о. Петр, «у РПЦ не было иного выхода, как предоставить Китайской Церкви автономию». В итоге почти все православные священники и архиереи эмигрировали. На территории Китая еще какое-то время оставалось немногочисленное китайское духовенство, которое вскоре подверглось жесточайшим репрессиям.
Отец Петр добавил, что «бесконечные идеологические кампании, кульминацией которых стала так называемая великая культурная революция 1966-76 гг., привели к фактическому истреблению верующих, разрушению храмов и монастырей, уничтожению библиотек и архивов». Небольшое облегчение, в том числе и для православных христиан, принес лишь период реформ, начавшийся в Китае в 1978 г.
Священник Петр Иванов привел статистические данные о католичестве и протестантизме в КНР. Докладчик озвучил данные Гонконгского исследовательского центра Святого Духа, согласно которым в КНР в настоящее время проживают 12 миллионов католиков, которые распределяются по 138 епархиям. Насчитывается 5 тыс. реально зарегистрированных храмов.
В силу того, что Католическая церковь в Китайской народной республике представлена двумя направлениями: официальным и подпольным, остальные данные приводятся по двум Церквам.
Так, в официально зарегистрированной в КНР Католической церкви, демонстративно не подчиняющейся Ватикану, насчитывается 79 епископов.
Епископат подпольной Католической церкви, не теряющей связь с примасом Рима, составляет 49 человек. Соответственно по двум Церквам священников – 1200 и 1000, монахинь – 2150 и 1500, семинарий – 24 и 10, семинаристов – 1000 и 700.
В некоторых епархиях, однако, действует только «подпольная» церковь.
Число верующих-протестантов, по разным статистическим данным, на 1997 год превышает 10 млн. человек. Наиболее многочисленны протестанты в центрально-восточных провинциях Китая, а также на юге страны, среди национальных меньшинств.
Число протестантских церквей – 12 000, молельных домов – 25 000, пасторов – 1500. Насчитывается 17 семинарий, которыми с 1980 года в общей сложности подготовлено около 3000 выпускников.
Священник также отметил, что из-за полуподпольного существования верующих в Китае вся информация о религиозной жизни в стране «носит чисто оценочный характер», «какие-либо сведения о положении христианства в Китае крайне труднодоступны». Все публикации, связанные с религиозной тематикой, жестко цензурируются», включая даже те, которые размещаются в интернете. По словам о. Петра, органами госбезопасености КНР специально для контроля над интернетом была разработана система под названием «Золотой щит».
По материалам сайта»Портал-Credo.Ru»


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Швеция: Семинар «Девять комментариев о КПК» был проведен в здании Парламента в Стокгольме
  • Падение нравственности человечества
  • 1 июля в Гонконге – день выхода из коммунистической партии
  • Белогвардейщина
  • Наша история состоит из мифов


  • Top