Хранитель истории российского предпринимательства

Хранитель музея - Краснопевцев Лев НиколаевичХранитель музея - Краснопевцев Лев Николаевич

Экспонаты музеяЭкспонаты музея

Создатель фирмы «Билайн» - Дмитрий Борисович ЗиминСоздатель фирмы «Билайн» - Дмитрий Борисович Зимин

Второе направление - беспризорные бездомные дети.Второе направление - беспризорные бездомные дети.

В поисках малоизвестных и забытых страниц Российской истории корреспонденты «Великой Эпохи» попали в «Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей» . Нас встретил хранитель музея - Краснопевцев Лев Николаевич , который и рассказал нам уникальную историю его создания.

По словам Льва Николаевича, «здесь был обычный краеведческий музей Октябрьского района, какие в большом количестве создавались в последний период советской власти. Октябрьский район – в то время западная часть Замоскворечья, а Замоскворечье - оплот московской буржуазии. Поэтому даже в этом простом краеведческом музее уже тогда было много материалов о крупнейших предпринимателях дореволюционной России. Но эту тему было невозможно раскрыть при господстве коммунистической тоталитарной идеологии и того партийного чиновничества, которое все определяло до августа 91 г.

Когда все это “рухнуло”, здесь, в этом районе, к власти пришли демократы, они завоевали большинство в местном муниципалитете. И встал вопрос, что делать с этим краеведческим музеем? В среде этих муниципальных деятелей демократического направления и родилась идея создать музей не какой-то районной частички истории Москвы, а раскрыть большую принципиальную страницу Российской истории. Сначала думали, что это будет музей меценатства. Когда взялись за дело, то стало ясно, что нельзя показывать меценатов и благотворителей, не ставя вопрос о предпринимателях вообще, потому что меценатство и благотворительность требуют денег, а деньги давали, в основном, предприниматели. Поэтому все больше и больше музей стал сосредотачиваться на истории предпринимательских родов.

Обстановка была уже совсем не такая, как при коммунистах. В Москве появилась организация “Общество купцов и предпринимателей”. Мы обратились в это общество. Там к этому времени уже была хорошая картотека потомков дореволюционных предпринимателей, с которыми мы стали устанавливать связи. Это были представители тех семей, которые в течение 70 лет страдали, их подавляли, им не давали никакого хода, уничтожали, и, тем не менее, у них кое-что осталось. И вот все то, что вы здесь видите, это их дары. Этот музей с самого начала был общественной организацией, никаких денег у него не было, поэтому, вот это все они нам подарили. Сейчас этот музей продолжает оставаться центром, его даже можно назвать клубом этих потомков. Они собираются здесь на свои семейные встречи и вечера: встречи Морозовых, Бахрушиных, Прохоровых, и т.д.»

Современные потомки российских предпринимателей сами очень интересные и значительные люди. Несмотря на давление и преследования, подавляющее большинство из них сохранили ценные качества своих предков. Они очень серьезны, воспитаны, цивилизованны и деятельны. Когда они собираются, вы сразу видите, что это особые люди несоветских стандартов. Они – обычные инженеры, преподаватели, но унаследованное ими в сознании прошлое, и их порода придают общению с ними настоящую ценность.

Эту породу их предки создавали и развивали полтораста лет со второй половины XVIII века. «Хозяйственные мужики», все эти Морозовы, Рябушинские, Коноваловы, Губонины, Алексеевы, Прохоровы, Гучковы и сотни других, в екатерининские времена в крепостном состоянии начинали свое знаменитое в будущем Дело с домашних мастерских, кузниц, мельниц, мелкой торговли. Платили оброк господам, взятки властям, не имели ни имущественных, ни гражданских прав. Нанимали рабочих, таких же крепостных, как сами, но на вольном найме. Работали не на госзаказ, а на вольный рынок. Спокойно, без надрыва и духовных истерик, создавали свою модель капитализма внутри феодализма. За десятки лет самые талантливые и преданные своему Делу (а таких оказывалось сотни) превратили свои мастерские в крупные фабрики и выкупились на свободу. Уже первое поколение этих полуграмотных мужиков выдвигало из своей среды гениальных деятелей экономики, великих производственных руководителей и коммерсантов, как, например, Савва Васильевич Морозов.

Вольный труд на вольный рынок, работа на себя, хотя и при оброке, взятках и бесправии, формировали их характер, делали чудеса. Вчерашний крепостной становился миллионером, создавал целую систему промышленных и торговых предприятий, вел дела с Англией и Германией, участвовал в создании коммерческих банков, строительстве железных дорог, начинал выпускать акции и строить город для рабочих своих фабрик.

Через 100 лет эти хозяйственные мужики задавили дворянские крепостные фабрики и подошли к отмене крепостного права в 1861 году хозяевами ряда ведущих отраслей российской экономики. Рядом с ними аналогичный путь, только без крепостной зависимости, проходили смелые и энергичные молодые люди из Германии, Англии, Франции, которые приезжали в Россию без капитала, в лучшем случае со специальностью мастера-текстильщика, кондитера, механика, парфюмера или приказчика какой-нибудь фирмы, поступали работать и, накопив минимум средств, открывали свои небольшие предприятия и развивали их до общероссийских масштабов. Такими были Брокары, Циндели, Бромлеи, Кнопы, Вогау и десятки других талантливых созидателей.

Отмена крепостного права и другие реформы 1860-х годов освободили от рабства 23 миллиона крестьян, а всех жителей страны от всесилия и произвола чиновничьего аппарата и духовного тоталитаризма. Были сняты многие государственные запреты в экономике. Сам класс предпринимателей увеличивается и укрепляется. К «хозяйственным мужикам» присоединяются некоторые ученые – Чижов, Менделеев, Вышнеградский, инженеры – фон Мекк, А. Струве. Также присоединяются представители национальных меньшинств – азербайджанцы, украинцы, татары, армяне, евреи. Россия стала намного богаче энергичными, деятельными людьми, а это дало огромный прирост экономического и культурного богатства.

За 60 лет, с 1855 до 1917 гг, Россия становится другой страной, входит в пятерку самых экономически развитых стран мира, обгоняя по темпам развития в ряде направлений даже Соединенные Штаты. Создаются тысячи крупных и средних промышленных и торговых предприятий, развитая сеть банков и других кредитных учреждений. За 40 лет страна получает 50 тысяч верст железных дорог, производит в год тысячу паровозов, перед первой мировой войной начинает делать самолеты.

Разворачивается огромное социальное строительство. При новых фабриках и заводах возникают настоящие города и городские поселки для рабочих и служащих этих предприятий – от выросших из деревень и сел Орехово-Зуева и Иванова до Пресненского рабочего района Москвы. Это крупные комплексы 4-5-этажных кирпичных жилых домов с центральным отоплением, канализацией, водопроводом, кухнями, банями, прачечными. Здесь же родильные дома, ясли, детские сады, начальные школы, профессиональные училища для детей рабочих, богадельни для стариков, больницы, театры, библиотеки, вечерние классы и воскресные школы для самих рабочих. Все это бесплатно или за символическую плату имели рабочие Морозовых, Рябушинских, Нобелей, Коншиных, многих других классиков нашего капитализма. Это была вторая «натуральная зарплата» при первой денежной.

Десятки и сотни таких городов и городских районов и поселков изменяют лицо страны и условия жизни миллионов людей. Всеобщая индустриализация, переход на машинное производство во многих отраслях, сопровождается подлинным переворотом – культурной революцией, бытовой и образовательной, но в мирных формах, на добровольных началах, в демократическом духе, без идеологического диктата и силового принуждения. На социальное строительство шла значительная часть прибыли. Например, у Рябушинских в 1916 году из прибыли в 3,5 млн. рублей 750 тысяч получили хозяева в виде дивидендов на акции, премий и т.д., а 605 тысяч пошли на обслуживание того небольшого города, который ранее был построен для рабочих. Те, кто не хотел жить в кирпичных домах, мог получить за минимальную плату при большой рассрочке 6 соток земли и беспроцентный кредит на постройку своего дома, устройство огорода, заведение домашнего скота и мог бесплатно пользоваться покосами и выгонами на землях Рябушинских. Вот откуда сто с лишним лет назад пошли те 6 соток, которые советская власть объявила своим благодеянием. И многие другие новые формы массовой культуры в России берут свое начало в фабричных и заводских городах в конце XIX-начале XX в. Например, массовый российский футбол «пошел» с фабрик Морозовых. Не было в России никакого футбола, его переняли рабочие Орехово-Зуева у английских мастеров, там работавших. А в 1907-8 гг. существовала уже Орехово-Зуевская «футбольная лига» с десятками взрослых и юношеских команд, проводились первенства, и Морозовы помогали материально первым командам.

В науке впервые начинают появляться имена и открытия мирового масштаба – Д.И. Менделеев, первые российские нобелевские лауреаты И.П. Павлов и И.И. Мечников, физик П.Н. Лебедев и т. д. Начинается создание системы научно-исследовательских институтов.

Ярче и нагляднее всего эти процессы отражаются в культуре. Из страны с периферийной культурой, каковой Россия была еще в середине XIX в., наша страна в конце XIX-начале XX в. превращается в одного из признанных лидеров мирового культурного процесса, создателя новых оригинальных направлений. В симфонической музыке это Чайковский, Рахманинов. В изобразительном искусстве – сын торгового человека и золотопромышленника из Сибири Кандинский, основоположник абстрактной живописи. В литературе – Толстой, властитель дум и учитель жизни всего мира, Тургенев, которого во Франции ценят так же, как в России. На мировой сцене появляется Московский Художественный Театр - первый театр мира, как его тогда называли, созданный потомственным московским предпринимателем, «хозяйственным мужиком» в пятом поколении, Алексеевым-Станиславским. Так же первенствует русский балет, самая яркая звезда которого Анна Павлова – дочь крупного московского банкира Полякова. И, наконец, еще один «мужик», хоть и не хозяйственный, Федор Шаляпин, открывает новую страницу в мировой вокальной культуре.

Причиной, базой такого исключительно мощного рывка в культуре была сама российская действительность, тот социальный и экономический переворот, который происходил в стране. Гигантская энергия, выделявшаяся в ходе этих процессов, вливалась в души художников, зажигала их сердца, открывала им глубины жизни и человека. Примеры невероятных творческих созидательных успехов Морозовых и Рябушинских становились мощными импульсами для творцов культуры. Немалую роль играли и те миллионы, которые новая буржуазия щедро вкладывала в культуру. Эти вложения в форме создания и обеспечения российскими предпринимателями научных институтов, музеев, театров, консерваторий, больниц и университетских клиник, образующих целые медицинские города, как в Москве на Девичьем Поле, в Сокольниках и около Калужских ворот, образовательных центров –институтов, гимназий, начальных, профессиональных и реальных училищ, различных курсов, создавали многоуровневые, разносторонние культурные структуры по всей стране. Это была огромная база, основа и мощный стимул для великих достижений творческого авангарда страны.

Не меньшие средства добровольно вкладываются в систему благотворительности. В одной Москве перед революцией постоянно действует около тысячи благотворительных обществ с богадельнями, приютами, детскими яслями и летними загородными базами отдыха, своими больницами и амбулаториями, бесплатными столовыми, общежитиями, ночлежными домами и домами бесплатных и дешевых квартир. От половины до двух третей их бюджета дают пожертвования предпринимателей и других состоятельных людей, их примеру следуют тысячи небогатых людей, которые платят в благотворительных обществах небольшие членские взносы от рубля до десяти в год.

Сама Москва, которую еще совсем недавно заслуженно называли большой деревней с парой десятков роскошных барских усадеб и дворцов, на глазах превращается в город европейского типа с красивыми деловыми и жилыми зданиями, развитыми культурными структурами, с городским водопроводом, канализацией, электричеством, трамваем. Появляются первые автобусы, а в 1902 году Городская Дума начинает обсуждать проекты первых линий метрополитена.

Но новые социальные силы – предприниматели и столь же быстро развивавшиеся средние слои не могли за 60 лет сделать то, на что западным странам потребовались столетия, т. е. построить и утвердить гражданское общество с собственностью и демократией и соответствующее его потребностям государство.

Русское государство оставалось еще во власти старых феодальных сил, которые мыслили категориями Ивана Грозного и Николая I, влезали в одну военную авантюру за другой, везде терпели поражения, последнее из которых в первую мировую войну, что привело к тотальной катастрофе 1917 года.

Одна из главных функций музея – он стал учебным центром для современной молодежи. Приходят сюда целые группы студентов, школьников, учащихся колледжей, где они могут познакомиться с историческими материалами, которых пока невозможно найти ни в одном учебнике. И это не просто проведение познавательных образовательных экскурсий. Будущим российским предпринимателям рассказывают об основополагающих принципах предпринимательства с точки зрения социального аспекта. Мир предпринимательства и деятельность в этом мире требуют многих качеств: высокой работоспособности, хорошей квалификации, коммерческих способностей, ориентации в сфере экономики и, самое главное, серьезных человеческих качеств. Лев Николаевич: «Мы рассказываем детям о том, что для создания какого-то дела или фирмы мало быть высокого уровня профессионалом, хорошим коммерсантом, стратегом, хорошо знать рынок, уметь работать с деньгами, с акциями. Для того, что бы создать какой-либо производственный коллектив, необходимо обладать определенными человеческими качествами. Самые главные качества, которыми обладали предприниматели дореволюционной России, - коммерческая честность и порядочность. Конечно, и в те времена были жулики, которые норовили схитрить, обмануть, недоплатить, подсунуть гнилой товар, брак и т.д. Но те, кто проходили наверх, те, кто создавали крупнейшие Российские предприятия и становились определяющими фигурами – это были люди очень твердых коммерческих качеств. Отличало предпринимателей той поры уважение к деньгам. В чем оно выражалось? Уважение к деньгам означало, что деньги, прибыль наживаются не только для потребления. В потребление идет необходимая часть, а основная масса средств идет на развитие дела. Это была философия и Морозовых, и Рябушинских, и всех других. И каким бы большим капиталом ни владел человек из этой среды, о которой мы сегодня рассказываем, он всегда боролся за каждый рубль, за каждую копейку, очень был тверд и даже жесток в своем личном потреблении. Те, кто занимались расточительством, - прогорали, и у них была плохая деловая репутация.

Серьезную фирму нельзя создать в одиночку. У предпринимателей того времени было два основных направления деятельности: строить фирму и строить семью. Семья, семья и еще раз семья – это и есть основа фирмы. Сыновья будут продолжать дело отцов, дочери выйдут замуж и будут осуществлять связь между своими родителями и новыми родственниками, поддерживать их репутацию, выращивать новых предпринимателей. Если нужно будет, родители могут настоять на браке, может быть, не очень радостном для этой невесты, но важным для фирмы и связей. Дети получат миллионы, но они получат и тот «хомут», который они должны будут нести до конца своих дней и передадут потом своим детям. Воспитание в семьях было очень строгим. Молодого парня могли проклясть и выгнать из дома, если он позволял себе мошенничество, крал деньги или акции у отца. В некоторых миллионерских семьях, которых знала вся Россия, пороли парней за двойки в гимназии, потому что они получат в будущем руководство фирмой и не имеют право лениться и быть неучами. Но, в то же время, для детей не жалели ничего, они имели все, в смысле образования, – учителей, учебные заведения, и т.д. Они с ранних лет помогали отцу в фирме, очень часто учились дома. Знаменитый Павел Михайлович Третьяков с одиннадцати лет работал у отца в фирме, в отцовских магазинах был уборщиком: мытье полов, уборка мусора, топление печки, и т.д. Эта работа носила название “работать мальчиком”. А учился он вечерами и в выходные дни. Отец приглашал лучших учителей на дом. Так воспитывали этих детей. Тут очень много было «секретов»: успех предпринимателя начинался, конечно, с удачной его работы. Но все зависело и от того, как он организует свою семью, как выберет себе жену, чтобы она была его помощницей, чтобы разделяла его точку зрения, чтобы на нее можно было возложить, например, ведение финансовых операций фирмы. Очень часто жены вели бухгалтерию. А дальше шло воспитание детей: с одной стороны - строгость, с другой – постоянная забота о них.

Корреспондент : Лев Николаевич, так что, все настоящие традиции российского предпринимательства остались в прошлом, и сегодня у нас ничего подобного нет?

Лев Николаевич : Сейчас тоже есть предприниматели - люди высочайших качеств. Например, создатель фирмы «Билайн» - Дмитрий Борисович Зимин. Правда, у него и наследственность хорошая. Он - пра-пра-правнук первого Гучкова Федора Алексеевича. Его жена – кандидат исторических наук, археолог. Они на совершенно ровном месте создали гигантское предприятие. Какие деньги могли быть у доктора физических наук в старые времена? Только интеллект, профессионализм и доверие, которое он внушал нашим и зарубежным бизнесменам, потому что, конечно, приходилось строить предприятие на кредиты. Сейчас «Билайн» - это гигантская фирма. Он ушел оттуда 3 года назад, оставшись почетным президентом, ушел для того, чтобы дать дорогу молодежи. Молодежь за последний год добилась фантастических успехов: у них 35 млн. пользователей. А Дмитрий Борисович организовал благотворительный фонд «Династия». В прошлом, 2004 году, он передал в фонд $ 2,5 млн.– это личные средства семьи. Эти деньги фонд вкладывает в молодежь, это подготовка молодых физиков, это связь с академическими физическими институтами. Второе направление - беспризорные бездомные дети. Жена Зимина, Майя Павловна, рассказывает, что первые какие-то узлы и устройства они делали дома. Покупали обычные мыльницы, и туда монтировали узлы. Потом в частной квартире устроили первую ретрансляционную станцию. Дальше – больше, это два десятка лет напряжённейшей работы. Сейчас это 35 миллионов пользователей, и, конечно, миллиардные доходы. К сожалению, сейчас приняты новые законы, изданы новые тексты, но люди остались старые. Люди, которые меньше всего хотят работать, а больше всего хотят просто иметь деньги. И капитализм для них - миллионерство и соответствующее необузданное потребление. А когда это будет переделано – трудно сказать. Но всё равно делать это надо - выхода другого нет.

Есть другой пример – Александр Степанович Паникин (ныне, к сожалению, покойный), создавший фирму «Панинтер», которая занималась производством трикотажных изделий. Этот человек не имел никаких званий, начинал с самого простого ручного труда, а создал, в итоге, очень крупную фирму, широко размахнулся в сфере социальной деятельности. При жизни руководил школой молодых предпринимателей, куда приходили ребятишки из школ, колледжей. Он сам читал им лекции, проводил игры, устраивал для них выездные летние лагеря.

Мы стараемся организовывать встречи нашей молодежи с такими людьми. У нас была встреча с Зиминым, две встречи с Паникиным, две встречи с Михаилом Эрнестовичем Куснировичем,

основателем компании «Боско ди Чильеджи». Общение протекает очень непросто, потому что разные поколения говорят на разных языках. Старшее поколение говорит о сосредоточенности и о труде, а молодежь интересуется, в основном, тем, как получить побыстрее и побольше денег, как стать миллионером.

Мы будем расширять в музее галерею современных бизнесменов. Ведь наша дворянская интеллигентская Россия до сих пор не до конца понимает, что гений – это не только тот, кто пишет красивые стихи. Гений – это и тот, кто на ровном месте умеет организовать комплекс фабричных производств. Но этот вид русских гениев никому не нужен у нас. Ведь это надо, прежде всего, много работать, начиная с 15-ти и заканчивая в 80 лет, и всю жизнь работать, работать и работать. Нужно научиться беречь деньги, надо учить своих детей, строго взыскивать с рабочих, строить для них дома, но беспощадно штрафовать их за брак. Это суровая тяжелая жизнь, которая мало кого устраивает. Это люди, которые находили удовлетворение в труде, в росте своего дела.

Нас очень интересует психология современных ребят. Мы спрашиваем: «Ребята, с чего бы вы начали самостоятельную предпринимательскую деятельность?». Все говорят одно и то же: «Где нам взять деньги?». Но вот нет у вас денег, ничего нет, вы обычные люди, но зато есть руки и голова. «А без денег никакого бизнеса не может быть», - отвечают они. А как же раньше? 15-ти, 16-летние парни начинали свою деятельность, буквально ничего не имея. Вы же видите, у нас нет никаких графиков и цифр, например, о том, что вот было у человека 3 рубля, а через 30-40 лет получился капитал в 3 миллиона. Мы занимаемся человеческими факторами и аспектами предпринимательства. Рассказываем, что это были за люди – предприниматели, откуда они пришли, из каких слоёв общества. Нынешняя молодежь думает, что богатые вырастают из богатства. А мы им объясняем, что чаще бывает наоборот. Как правило, те, кто выходят из богатых семей растрачивают всё, что им дали их предки.

Корреспондент : Лев Николаевич, расскажите, пожалуйста, о вашей жизни, как и почему вы стали хранителем музея предпринимательства?

Лев Николаевич : Я был обычным школьником, хорошо учился и интересовался политикой и историей. Поступил на исторический факультет Московского Университета, где нас серьезно учили работать с историческими источниками. Власть была уверена, что нас невозможно отвратить от великих идей Маркса, Ленина и Сталина, и поэтому нам разрешали и даже рекомендовали изучать исторические документы, труды настоящих историков и даже архивные материалы. Все эти материалы на каждом шагу вступали в противоречие с официальными догмами и опровергали их. И наука, в конце концов, победила пропаганду в моем сознании. Тем более, что сама пропаганда в конце 1940-х-начале 1950-х годов в последних работах Сталина по экономике и языкознанию теряла всякую связь с элементарным здравым смыслом и превращалась в примитивную анекдотическую нелепость, крайне вызывающую и агрессивную.

После университета - практическая работа, личное знакомство с партийной властью и дальнейшее изучение истории привели меня к полному разрыву с ленинизмом, а затем и с марксизмом. Я был не одинок в этом развитии. У нас сложилась целая группа молодых историков, близких по взглядам. Мы встречались, обсуждали работы, которые писали для себя по проблемам истории и положения в стране. Своими мыслями делились с десятками своих друзей и знакомых. Образовывались молодежные кружки, свободно обсуждавшие теоретические и политические проблемы. Летом 1957 года мы выпустили листовки с требованиями политической и экономической демократизации в стране и распространили их в жилых районах Москвы.

Через два месяца, в августе 1957 года, мы были арестованы. Наше дело называли «Делом Московского Университета», оно получило широкий резонанс. Из группы в 9 человек трое получили по 10 лет, трое – по 8 и трое – по 6. Десятки оставленных на свободе наших единомышленников, полных и частичных, были репрессированы иными методами.

Я провел в тюрьме и лагерях 10 лет. Получил новую специальность и новое социальное положение. Стал рабочим, после освобождения работал на заводе слесарем. Работа мне нравилась, я поднялся с нуля до пятого разряда сложных сборочных работ. Мой общий рабочий стаж приближался к 15 годам, и я намерен был его продолжать. Но тут партия и правительство, которые раньше полагали, что мне крайне вреден умственный труд, решили, что физический мне тоже вреден, может, даже больше. Мне пришлось перейти на работу диспетчера. Потом, ближе к 80-ым годам, возникли новые веяния, и меня попросили создать музей завода, позднее – музей района, а затем наступил 91-ый год. Так я вернулся к работе с молодежью, которую начинал полвека назад школьным учителем.

Мы не сумели осмотреть и половины экспозиций музея и услышать очень многих, не менее интересных фактов о жизни нашей страны и ее достойных граждан. К сожалению, Лев Николаевич должен был приступить к другим своим функциональным обязанностям хранителя музея.

Сколько еще неизведанного и нового можно встретить в нашей, так хорошо, вроде бы, знакомой нам столице сегодня? И частенько это новое является просто хорошо забытым и потерянным старым. Прекрасна и удивительна Российская история, и открытие в ней новых и непознанных ранее страниц вызывает удивление, восхищение и щемящую боль одновременно. Ведь так хочется, чтобы наши дети тоже знали эти прекрасные страницы истории своего народа. Почему же до сих пор они еще не внесены в учебники истории и общеобразовательные пособия? Ведь это знание помогает делать души людей чистыми и светлыми, и, таким образом, помогает нам строить счастливое свободное общество достойных его граждан.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top