Искаженный образ Тибета. Часть четвертая


Линь КАЙФЕН. Великая ЭпохаЛинь КАЙФЕН. Великая ЭпохаНиже приводится четвертая часть интервью «Великой Эпохи» с китайской писательницей Чжу Жуй о её взглядах на Тибет, тибетцев и их культуру.

Часть первая Часть вторая Часть третья   

Мне не доводилось встречать партийного работника, работающего в Тибете и знающего тибетский язык. Первая вещь, которая я сделала после того, как иммигрировала в Канаду, — это начала изучать английский язык. Разве это не логично? Почему кому-то, кто живет в Тибете и любит Тибет не изучать тибетский язык?

Завоеватели считают, что местные жители должны изучать их язык. В результате, единственный официальный язык, используемый на больших конференциях и правительственных встречах, — мандарин. Это создает большие неудобства для тибетцев.

Тибетский врач, который посещал медицинский симпозиум в Лхасе, сказал мне: «Это очень тяжело для меня. Во время всей встречи не было ни слова сказано по-тибетски». Он показал мне его китайскую брошюру: «Даже дословный перевод на тибетский был бы лучше, чем ничего». Он плохо говорил по-китайски. Я спросила его, единственный ли это случай, он ответил, что это происходит повсеместно.

В школах та же самая ситуация — обучение  только на китайском. Тибетский изучается как иностранный язык.

Расточительность и коррумпированность партийных  чиновников

Тибетский бунт в марте произошел из-за накопившегося разочарования по поводу тибетско-китайской проблемы. Китайские коммунистические чиновники наносят ущерб и  оскорбляют тибетский народ, их культуру, религию и природные ресурсы.

Обычные тибетцы по-прежнему живут в нищете — ситуация не улучшается в течение десятилетий. Китайцы могут полагать, что коммунистический режим делает все возможное для оказания финансовой поддержки Тибету. Однако выгоду извлекают лишь партийные кадры, которые работают на китайскую компартию. Простые тибетцы не ощущают перемен.

До какого предела дошла расточительность и коррупция чиновников? В Тибетском автономном районе было правительственное здание, однако местные власти сочли его «неподходящим» и решили построить другое. В результате они потратили $100 миллионов на строительство базы Чунчжоу в г. Чэнду, провинция Сычуань. После того, как строительные работы были закончены, они поняли, что туда слишком долго добираться, поэтому покинули эту базу и построили вторую в секретном месте. Я узнала о базе Чунчжоу из официальных документов.

«Дерчжун Спринг» — знаменитый живописный курорт. В 2000 г., сын Жайди, заместителя секретаря Тибетского автономного района, заключил с курортом  контракт на 40 лет. Стоимость гостевого домика на курорте составляла два доллара за ночь. После подписания контракта, цена взлетела настолько высоко, что мне он стал не по средствам. Сын Жайди занимается там, чем хочет. Мой друг видел его, охотящимся на желтых диких уток.

Что вы знаете о Тибете?

Один молодой китаец, который приходил в мой дом обсудить   поддержку Тибета со стороны Запада, говорил: «Запад ничего не знает о Тибете, они говорят глупости относительно тибетской проблемы». Я спросила: «А что знаете о Тибете Вы?». Он ответил: «Тибет является частью Китая». Это было все, что по его представлению означает «знать Тибет». К несчастью, он представляет большую часть китайской молодежи.

Обучиться культуре трудно. Я жила в Канаде более десяти лет, но западная культура по-прежнему остается чужой для меня.

Тибетская культура полностью отличается от китайской. Большинство китайцев даже не имеет возможности посетить Тибет. Единственный источник информации — коммунистическая пропаганда. Хотите вы этого или нет, но она везде. Вы слышите ее, когда готовите пищу, разговариваете и даже идете принимать ванную. Она промывает мозги.

Китайские коммунисты за 60 лет своего правления полностью разрушили 5000-летнююю китайскую культуру. Например, критика Конфуция во время Культурной революции в корне уничтожила фундаментальные идеалы конфуцианской философии — доброта, справедливость, скромность, правила приличия, но привила ревностное служение коммунистическим властям.

Непрерывное  патриотическое воспитание естественным образом приводит к фанатическому национализму, который мы наблюдаем сегодня. Фактически так называемый китайский патриотизм и национализм — это возрождение шовинистского государства. В результате, это проблема затрагивает не только китайцев, но и весь мир.

Чем больше я узнаю Тибет, тем сильнее ощущаю страх за возможность потери подобной культуры. Это уникальная культура. Это не то, что, будучи однажды утерянным, поддается восстановлению. Ничто не сможет заменить тибетскую культуру.

О писательнице Чжу Жуй

Чжу Жуй — китайская писательница. Она опубликовала несколько новел, поэм и рассказов, которые, в основном, посвящены Тибету. После бойни в Лхасе в марте 2008 г. она опубликовала в Интернете несколько статей, включая «Почему тибетцы хотят протестовать?», «Послание к китайцам», «Письмо Его Святейшеству Далай-ламе», «Надеюсь, стоящие у власти не упустят этот шанс», «Надежда Тибета» и интервью с буддийским монахом Арцзиа Ринпоче.   Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top