Андрей Кириленко: «Люблю забивать трехочковые!»


Андрей Кириленко со своей супругой Машей. Фото автораАндрей Кириленко со своей супругой Машей. Фото автораОдним из лучших баскетболистов в истории российского баскетбола называют Андрея Кириленко, который сейчас выступает в НБА за команду «Юта Джаз». Именно ему — чемпиону Европы по баскетболу, единственному россиянину в Национальной баскетбольной ассоциации на церемонии открытия Олимпийских игр в Пекине было доверено нести флаг России. Со звездой баскетбола беседует наш корреспондент.

— Андрей, твои корни идут из Бузулука?

— Отец родился в этом городе, но большую часть детства провел в Ленинабаде. После окончания шко­лы он увлекался футболом и поехал в Ленинград посту­пать в институт имени Лесгафта. На одном из вечеров познакомился с Олей, кото­рая училась курсом старше. Она играла в баскетбол, выступала за питерские «Буревестник» и «Спартак», потом за столичный «Серп и молот». Так отец познакомился с мамой. Они начали жить вместе, а в 1980 году родился я.

— Где же ты родился?

— Во всех баскетбольных справочниках написано, что в Ижевске. После окончания института отца отправи­ли на год в армию. Мама находилась уже в положении, но они не были расписаны. Тогда она со слезами от­правилась к командиру части в Сертолово, где отец проходил начальную подготовку и попросила отпустить его. К тому времени у них уже и очередь в загс подошла. Командование пошло навстречу — дало увольнительную на сутки и сопровождающего офицера. Родители расписались, потом отец пошел служить, а мама уехала к родителям в Ижевск. Там я и родился.

— Ростом в маму?

— Скорее всего главную роль сыграли посылки, которые отец отправлял маме из Питера. Клал туда яблоки, детское питание. Ижевские соседи изумлялись: по тем временам все это было дефицитом. Кроме того, лето накануне призыва отец провел с детьми из клуба «Скороход» в спортивном лагере под Гатчиной. Там жила и мама. Чистый воздух, хорошее питание — все это, наверное, и сказалось на моем генофонде. Правда, поначалу я был не очень высоким. Федор Лихолитов и Ильдар Каримов на моем фоне в юношеской сборной страны выглядели просто гигантами. Многие говорили: «Какой «Спартак», какой ЦСКА?! Его же там затопчут!» Только годам к пятнадцати я пошел в рост.

— Любовь к спорту от родителей?

— С детства был координированным. Эти качества подходят для любого вида спорта. Од­но время ходил в бассейн, потом в футбольную секцию. Но в семь лет тренер Алексей Васильев пригласил меня во Фрунзенскую спортшколу, и с тех пор заболел баскетболом.

— Семья как жила?

— Трудно, но никогда не экономили на питании. Помогали и заграничные поездки, в которые отец периодически отправлялся с жен­ской футбольной командой «Скорохода». Приходилось сумками таскать для семьи деликатесы со «шведского» стола. Для меня привозил кроссовки, для которых делал специальные стельки. Он брал целую стельку, накладывал на нее слой поролона, а сверху — другую стельку, в которой предварительно горячей отверткой пробивал отверстия. Мягко, и вентиляция отличная!

— В детстве болел?

— Было много травм. Одно время страдал от астимилита — воспаления костной ткани на голени. Мне надрезали там кожу, вот, видимо, инфекция и попала. Помню еще, как обжег пищевод уксусом. Родители готовили пельмени, отвлеклись, а я схватил бутылку и отпил из нее. Пришлось везти в больницу. Много было переломов рук и ног. Как-то летом поехал в трудовой лагерь, залез на тележку для перевозки мусора, упал и сломал руку. К счастью, все эти повреждения заживали быстро.

— Когда начал ездить «за бугор»?

— Из первой же поездки в Италию привез родителям домашний пирог. Мы тогда жили в семьях, где нас кормили домашней едой. Вот и решил побаловать родителей вкуснень­ким. С тех пор денег у меня прибавилось, теперь привожу предкам целые чемоданы подарков.

— Ты рано начал зарабатывать. Если не секрет, как распоряжался этими средствами?

— Все до копейки отдавал родителям. Во-первых, в пятнадцать лет деньги мне были не нужны. А потом семья наша жила небогато, родители работали тренерами и зарабатывали мало. Вот он и помогал. При этом, конечно, все, что мне было необходимо, приобреталось без вопросов. До сих пор помню, как с первой зарплаты ходили покупать адидасовские кроссовки. После переезда в Мо­скву ситуация немного изменилась. Я стал взрослым, независимым человеком; естественно, и денег мне требовалось уже больше. Хотя родственников по-прежнему не забывал. Бабушке, которая живет на Урале, за свой счет построил дом.

— В детстве хулиганил?

— Нет, всегда был серьезным. Всегда много читал — видимо, это передалось от мамы. И еще был ответственным. Отец меня, как и младшего брата Алексея учил: каждый должен хорошо делать свое дело.

— Родителей в школу вызывали?

— Чтобы нахулиганил или подрался — с кем такого не было. Родители даже уро­ков не проверяли. Знали — все будет сделано вовремя. Да и глупостей никаких никогда не совершал. Я вообще часто верховодил в компании. Какие-то игры организовывал, турниры — вроде со­ревнований по крестикам-ноликам.

— Андрей, в НБА тяжко приходится?

— Было непросто приспособиться к жизни в Америке. Нелегко было и играть на уровне звезд НБА. Должен сказать, что заслужил доверие тренера и он мне дает вдоволь поиграть на площадке, показать все, чему научился в ЦСКА и сборной России.

— Разочарования…

— НБА — раскрученная лига. Есть несколько игроков, на которых держится эта лига — это супер-игроки, настоящие доки в баскетболе. Их окружают хорошие игроки, с которыми можно играть и их можно обыгрывать. До приезда в Америку мне казалось, что в НБА все игроки супер-класса. Но оказалось что это не так. И это меня немного разочаровало.

— А если бы ЦСКА играл в НБА, как бы он выступал?

— Думаю, что в первом сезоне он бы выиграл одну-две игры, в следующем — пять-десять. Уверен, что все игроки сборной России могли бы играть в НБА.

— Когда европейский уровень баскетбола поднимется до уровня американского?

— Сейчас европейский уровень баскетбола почти сравнялся с американским. Это доказала и последняя Олимпиада. Сборная Литвы проиграла всего два очка американцам! Сборная России — всего 15 очков, Франции — 10 очков. Сейчас нет такого доминирующего превосходства американцев, как это было на Олимпиаде в Барселоне. Там янки играли без особого напряжения и отрывались от соперников на 60 очков. Года через два в американских командах появится гораздо больше европейцев, чем сейчас.

— Сейчас ты уже настоящий американец или пока привыкаешь к жизни за океаном?

— Я люблю Россию, особенно Москву и Питер. Всегда при первой же возможности стремлюсь побывать на родине. Вот снова оказался в столице. Целую неделю отдыхал, ходил на спортивные мероприятия, в кино, виделся с родителями. И за неделю от всего этого устал. Я же привык пахать на баскетбольной площадке. Для меня хуже всего, когда нечем заняться.

— Что за люди живут в Солт-Лейк-Сити?

— Приветливые! В Америке такой дружбы, как в России нет. В Солт-Лейк-Сити есть несколько человек, с которыми мы поддерживаем дружеские отношения. Насчет развлечений в этом мормонской городке довольно туго. Здесь нет ночных клубов, шумных дискотек. На центральной площади города есть кинотеатр, куда любят ходить в основном иностранцы. Для многих выход в город заканчивается на этой площади, которую мы в шутку называем Арбатской.

— А как насчет гор?

— Мы любим ездить в горы. Жаль, но мне по контракту нельзя кататься на горных лыжах, чтобы не получить травму. Мы любим гулять, дышать горным воздухом. Если раньше гуляли с Машей, то теперь берем с собой и Федора. Втроем — веселее!

— Твой тесть, тоже баскетболист, бронзовый призер Олимпиады-80 в Москве Андрей Лопатов любит возиться с внуками?

— Еще как! Раньше у него была Маша, а теперь есть два внука — Федор и Иван.

— Американцы еще не предлагали тебе гражданство?

— Пока нет. Мы планируем получить в Америке «грин кард» или вид на жительство — это позволит избежать немало ненужных проблем.

— В Америке жены баскетболистов часто ходят болеть за мужей?

— На каждую игру! Жены редко пропускают игры с участием мужей. Они пропускают матчи только по самой уважительной причине, если будущей маме уже сложно приходить на стадион. Большинство игроков команды имеет по несколько детей. Практически не бывает так, чтобы чья-то жена не была беременна! А после родов, жены уже на третий день приходят болеть за мужа. Они с собой еще и приносят детей, возраст которых исчисляется несколькими днями от роду. Маша пришла болеть за меня через шесть дней после рождения Федора.

— Где бы хотел жить?

— Хотел бы полгода жить в Солт-Лейк-Сити, а вторую половину ездить по маршруту «Москва — Питер и другие города России».

— Когда выпадает свободное время, где любишь бывать?

— На концертах. В Америке удалось побывать на концертах Дженона Джексона, группы «Аэросмит», U2. В Москве побывали на выступлении группы «Максидром».

— На московских улицах тебя любители баскетбола узнают?

— Не так часто, чем когда я выступал за ЦСКА. В Америке же узнают чаще. Игроков «Юты джаз» в Солт-Лейк-Сити знают все — от мала до велика. Так принято говорить баскетболистам комплименты. Типа — как вы здорово вчера играли! Даже если баскетболист сыграл не очень здорово, они все равно стараются похвалить игрока, как бы авансом.

— Мормоны люди верующие, а вы?

— Я человек верующий, но в церковь хожу редко. Я считаю, что Бог должен быть в душе человека. Надо делать добро людям — вот это лучшее проявление веры. Федора скоро будем крестить в Москве.

— У тебя есть слабые места в игре?

— Мне еще не хватает стабильности в бросках и над этим придется поработать. Если бы они были прицельными, то я бы приносил команде пользы в два раза больше. Надо бы еще поработать и над «физикой», подкачаться.

— У тебя нет желания учиться в Штатах?

— В Америке много университетов, которые предлагают мне в них учиться. Не знаю, стоит ли мне еще учиться, ведь я закончил академию физической культуры и спорта имени Лесгафта в Санкт-Петербурге. В идеале я бы хотел учиться по-настоящему тогда, когда закончу спортивную карьеру. Сейчас у меня не хватает времени, чтобы полноценно заниматься. По графику и меня за сезон 82 игры и играть приходится каждые два дня. Словом, устаю настолько, что уже не до учебы.

— В НБА темнокожие игры признают белых?

— Не все! Они признают белых лишь тогда, когда тот не накроет его в игре или не забьет через него сверху. Если игрок на протяжении сезона доказывает, что он не мальчик для битья, тогда темнокожие баскетболисты принимают его в свою лигу. Я уже прошел боевое крещение и черные игроки меня признали.

— Тренировки в ЦСКА и в НБА отличаются?

— Там совершенно другой подход. Если у нас игроки порой позволяют себе разговаривать с тренером, то в НБА такого нет. Ни слова. Порой на тренировке идет рубка. Мне несколько раз так били по рукам, что казалось, что их порезали. В Америке за это просто извиняются. У нас подходят с претензией, мол, за что ты меня бьешь?!

— Когда ты только приехал в Америку, кто-то помогал тебе обживаться?

— В команде даже есть человек, который решает множество бытовых проблем. Так, понадобилась мне спутниковая «тарелка» для приема российских телевизионных каналов. Я сказал об этом менеджеру и проблема была решена в тот же день. Для меня это было большой неожиданностью. Удивило и то, что именитые игроки «Юты джаз» приняли меня не с высоко поднятой головой, а как равного. Приняли настолько тепло, что ввели меня в заблуждение. Мне даже показалось, что я играю в команде не первый сезон, а как минимум три года.

— Тебя еще не пытались в НБА использовать в рекламных целях?

— НБА — это целая индустрия. У меня уже появилась в Америке кличка — АК47! Деньги в Америке научились делать на всем. Взят, казалось бы такую мелочь, как значки клуба «Юта джаз». И они приносят прибыль. У американцев стали популярными майки с моими фотографиями, которые с прилавков уходят просто влет. За сезон мне пришлось побывать в нескольких больницах, где я посещал детей. Я им дарил мячики с автографом, да и просто с ними разговаривал.

— Это утомляет?

— Так в Америке принято. Или — открывается крупный магазин. И я не раз час или даже больше личного времени тратил на то, чтобы раздавать автографы любителям баскетбола. Или открывается новая телефонная компания.

— В Америке не скучно?

— Однажды стало так скучно, что мы с женой и приятелями отправились в Лас-Вегас. Мы с Машей там даже поиграли в казино. Мы взяли 500 долларов и разделили пополам. Она все свои деньги проиграла, а я не только при своих остался, а еще и выиграл 200 долларов! Затем побывали в Лос-Анжелесе. Там посетили Диснейленд, Голливуд, зоопарк.

— Андрей, а где была ваша свадьба с Машей?

— Как таковой свадьбы не было, а расписывались мы в Москве, в Хамовническом отделе ЗАГСе. На свадьбу обычно надо потратить много денег. Мы же очень экономные.

— Ходит байка о том, что однажды ты высушил свои кроссовки в микроволновке…

— Это байка! В НБА принято, что игрок приходит в раздевалку, а его уже ждут чистенькие кроссовки. И следят за обувью, как и за формой, специальные люди.

— Кто в семье распоряжается «кошельком»?

— У нас с женой полное доверие и никто никого не контролирует, как тратить общие деньги.

— Андрей, ты домосед?

— Да. Я люблю сидеть дома, играть с детьми, гулять с женой.

— Судьба сыновей предопределена?

— Нет, пускай сами строят свою судьбу. Можно их направить, но принуждать не будем. Жена хочет, чтобы они стали художником и музыкантом, но я бы этого не хотел. Я бы хотел, чтобы он занимался спортом и не обязательно профессионально. Еще жена прикладывает немало усилий, чтобы он знал как минимум три иностранных языка.

— А слабо рассказать, как ты отбил Машу у рыжего Андрея Григорьева-Апполонова — солиста группы «Иванушки Интернешнл»?

— Мы познакомились с Машей во время проекта «Баскетбол будущего для детей». На празднике присутствовали «Иванушки Интернешнл», «Стрелки», «ОСП Студия». Рыжий Андрей был ведущим. Так мы и познакомились. И подружились. Всей компанией не раз ходили в кино, в гости, где играли в «Монополию», в карты. Словом, занимались исключительно здоровым образом жизни. Со временем мне захотелось больше встречаться с Машей, чем с компанией. И она меня в этом плане поддержала.

— Сколько прошло времени, когда ты разглядел в Маше не только подругу, но и девушку, которая может стать твоей женой?

— Черед полтора года. Мы ведь долго дружили. С рыжим Андреем мы до сих пор дружим. Он очень интересный и разносторонний парень.

— Ты хотел бы вернуться в Россию?

— Соскучится по России. Готов завершить карьеру в американской лиге и вернуться в один из российских или европейских клубов. Но мой контракт с клубом действует еще четыре года, за которые я могу заработать 63 миллиона долларов.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фотообзор: Формула 1. Хэмилтон - чемпион мира
  • Казань празднует победу "Рубина" в чемпионате
  • Фотообзор: В Оттаве прошел второй этап серии Гран-При по фигурному катанию Skate Canada
  • Московское дерби: ЦСКА проиграл "Спартаку"
  • Панин-Коломенкин «рисовал» фигуры на льду

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top