Профессор в боксерских перчатках. Интервью с Константином ЦЗЮ


О боксере Костантине Цзю ходят легенды. Он стал кумиром для миллионов мальчишек во всем мире. Паренек из городка Серов стал звездой мирового бокса. И если о спортивных подвигах Кости любители этого вида спорта знают многое, то о его детстве, первых шагах на ринге знают немногие. Наш корреспондент беседует с бывшим абсолютным чемпионом мира в первом полусреднем весе.

— Что ты думаешь по поводу проведения поединка между одним из братьев Кличко и Николаем Валуевым?

— Не хочу этих боев. Я дал себе слово на свою профессиональную карьеру, что никогда не выйду против русского. У меня получилось. Достаточно американцев, которых можно бить. 100 миллионов, которые предлагали братьям Кличко за бой друг против друга, — серьезные деньги. Братья Кличко сказали в начале карьеры, что никогда не выйдут друг против друга. И тут устояли. Деньги — не самое главное в жизни.

— Ты давно не надевал перчатки, а помнишь, кто сейчас выступает в твоей бывшей весовой категории?

— Не помню! Слежу только за карьерой Рикки Хаттона. У меня нет антипатии к противникам. Да, он выиграл, мне было неприятно, я не люблю проигрывать. Нет той антипатии, которую многие хотели бы видеть. Жизнь идет, все в жизни возвращается бумерангом. Может быть, когда он проиграл, многие ликовали, а у меня не было такого ощущения, хотя если до конца быть честным, было ощущение, когда он не смог встать. Он много вытащил из меня, удар ниже пояса — не очень приятно. Но я считаю, что мы остались определенными друзьями после боя, и это самое главное.

— Костя, что необходимо, чтобы добиться успеха в спорте?

— Необходимо мало спать. Надо рано вставать и много тренироваться. Любой вид спорта требует отдачи на сто процентов, иначе никогда не добиться результата. Так что давайте, тренируйтесь. Вместо того, чтобы вставать в восемь утра, вставайте в 6.30 и до того, как идете в школу, проведите тренировку. И так каждый день, только тогда ты станешь чемпионом, потому что другие такого не сделают.

— А можно добиться успеха, даже если начать заниматься боксом в 15-16 лет?

— У меня был товарищ в сборной команды еще Советского Союза, который начал заниматься боксом в армии. И ничего. Много тренировался и стал трехкратным чемпионом страны, выигрывал и международные турниры. Поэтому все можно, было бы стремление и желание дойти до конца. Главное — не бояться трудностей. Когда я начинал спортивную карьеру, у меня в зале был только один боксерский мешок, даже ринга не было. Но я тренировался, потому что у меня было желание достичь высоких результатов. Я всегда придерживаюсь девиза: «Никогда не сдаваться!».

— Открой секрет, что еще важно в боксе?

— Нужно уметь проигрывать. Когда я проиграл свой последний бой, мне было невероятно тяжело морально. Но после борьбы с самим собой я принял это поражение. Все случается для чего-то в жизни и не все в жизни можно выиграть. Хотя мне повезло, я ведь бывший абсолютный чемпион мира в первом полусреднем весе. Последний раз выходил на ринг в июне 2005 года, тогда проиграл британцу Рикки Хаттону. Всего же за профессиональную карьеру провел 34 боя, в которых одержал 31 победу.

— Прошла информация, что ты возьмешь под контроль развитие в России школ бокса своего имени…

— Раньше я не всегда был в курсе происходящего. Порой мне делали предложение об открытии школы и я говорил, мол, делайте, если это приносит пользу. И совершал ошибку, пустив все на самотек и не занимаясь контролированием процесса. Некоторые руководители школ моего имени зарабатывали на этом немалые деньги вместо того, чтобы развивать бокс. Сейчас ситуация меняется. Любой бизнес основывается на финансовых обязательствах. Поэтому в будущем открытие подобных школ будет доверено тем, кто готов вкладывать в них средства, кто относится к своему делу серьезно. — Костя, ты известный боксер, а фамилия у тебя не очень звучная…

— Нет, фамилию менять не собираюсь. Главное — не фамилия, а человек, который ее носит. У меня русские родители, но кто-то в семейном «дереве» имел корейские корни. Родом я с Урала, из города Серова. Раньше он именовался Надеждинск, затем Кабаковск. Этот старинный городок возник еще в 1894 году. Свое нынешнее название он получил в честь Анатолия Константиновича Серова — летчика истребительной авиации, Героя Советского Союза, комбрига. Он участвовал добровольцем в борьбе с фашизмом в Испании, был командиром эскадрильи и сбил восемь самолетов противника. К сожалению, он погиб в авиационной катастрофе.

— Что больше всего запомнилось из детства?

— Мы жили бедно. Ютились в двухэтажном доме, в котором проживало 5 — 6 семей. Одна квартира была на две семьи. Сейчас даже не представляю, как нам на 16 квадратных метрах удавалось разместиться вчетвером. Я спал под столом на полу, на матрацах. Жалел младшую сестру, которая на шесть лет младше меня. Папа у меня работал на металлургическом заводе слесарем, а мама — медсестрой.

— Боксом увлекаешься с шести лет?

— С девяти. Записался в секцию бокса. Помню, как перед началом тренировки нас строили в одну шеренгу и мы стояли, словно близнецы, все в одинаковых маечках и трусиках. А еще у нас строго проверяли ногти. Казалось бы мелочь, но перчаток тогда на всех не хватало и мы отрабатывали технику без них. Те, у кого были длинные ногти, могли нанести партнёру травму. Вот тренер и следил, чтобы ногти у всех были аккуратно обрезаны. До сих пор слежу за ногтями так, как некоторые модницы себе не позволяют. Впрочем, с модницами я перегнул, ведь для некоторых длинные ногти едва не смысл жизни.

— Какие качества характера воспитывал в себе в первую очередь?

— Силу и выносливость. Я был маленьким, но сильным, а для этого ежедневно отжимался от пола, подтягивался на перекладине. Я всегда отличался трудолюбием. Тренер давал мне указания и я мог часами отрабатывать их. Порой мне было тяжело, больно, скучно, но я заставлял себя многое делать через «не хочу». Как говорят, терпение и труд — все перетрут. У меня так и получилось.

— На секцию бокса кто тебя «подбил»?

— Отец. И за это я ему до сих пор благодарен. Порой говорю ему, мол, пап, если бы не ты — не стал бы я тем, кем есть сейчас. Не было бы столько различных медалей и боксерских поясов, не было бы своего просторного дома и прозябали бы мы в Серове до сих пор. А так у меня есть спортивный зал, где теперь тренируются мои сыновья. Тима и Никита постоянно ведут «бои». Младшему Никите порой достается от старшего Тимы, но он — бесшабашный, как я и настоящий боец. Даже когда старший разбивает ему нос до крови, младший не плачет, а старается дать сдачи. Это меня радует. Из него может выйти настоящий турнирный боец.

— В чем была твоя коронка в спорте?

— Мой секрет в том, что я всю жизнь пахал до седьмого пота. У других мальчишек после первых неудач опускались руки, пропадала уверенность в себе, а меня это только заводило. Я решил доказать многим, что несмотря на то, что каких-то физических данных у меня нет, я смогу стать настоящим боксером. Многие не верили в меня. Говорили, мол, у него маленький рост, короткие руки и ноги и что с такими данными в спорте делать нечего. А я доказал многим, что и такие спортсмены могут стать звездами. Главное — внутренняя сила и вера в себя. — В детстве дрался?

— Жизнь заставляла. С детства не любил, когда старший обижал младшего. При виде такой драки внутри меня кровь закипала и я бросался на обидчика с кулаками несмотря на то, что он был старше меня, выше и здоровее. В первом классе понял, что в драке главное не вес, а умение ударить так, чтобы драчуну неповадно было обижать младших или девчонок. Однажды старшеклассник дернул за косичку одну девчонку из нашего класса, которая мне нравилась. Я сказал, чтобы он извинился, а в ответ получил удар в челюсть. Тогда я изо всех сил сжал кулаки и провел, как сейчас говорят, такую серию ударов, что дылда рухнул на землю, как подкошенный. После этого он меня зауважал и всегда здоровался первым. — В Серове многих переколотил?

— Без причин никогда не дрался. Я не был шпаной, которая обычно цепляется к первому прохожему. Мне нравилось драться — это своего рода самоутверждение. И отец это заметил. Спасибо ему, что привел меня в секцию бокса, когда мне было девять лет. С того времени не расстаюсь с боксерскими перчатками. Мой отец работал на металлургическом заводе и отдал родному предприятию более тридцати лет.

В секцию мне нравилось ходить даже больше, чем в школу. С каждым годом я становился все сильнее. Мальчишки меня так зауважали, что нередко советовались со мной, как им поступить в том или ином случае. Среди них в юности я был авторитетом. В хорошем смысле этого слова. Это сейчас, если авторитет, то обязательно тот, кто побывал на зоне.

— На малой родине в Серове бываешь?

— Недавно побывали с детьми в Серове. Сходил на охоту. Отведал тещиных блинов. В Серове живут родственники жены Наташи. Там получил предложение и сейчас заочно учусь на факультете физвоспитания Уральского государственного технического университета (УГТУ-УПИ).

— Опыт передаешь молодым боксерам?

— Охотно! Помню, как в Ханты-Мансийском автономном округе в рамках турнира на призы Цзю прошел бой моего ученика, воспитанника местной школы бокса Антона Солопова. Кто-то даже назвал меня его промоутером. Антон живет в Австралии и тренируется в моей академии.

— Говорят, что скоро может появиться новый вид спорта — бокс на коньках…

— Это вы так расцениваете мое участие в шоу «Ледниковый период» на Первом канале? А мне нравится кататься с Марией Петровой. Некоторые говорят, что я на льду держусь так же уверенно, как и на ринге. В боксе я достиг всего, теперь пробую силы в фигурном катании. Вряд ли мне удастся на льду стать таким же известным, как в боксе. Но президент федерации фигурного катания России Валентин Писеев меня за исполнение тодеса похвалил с экрана на всю страну.

— А где проходили съемки передачи?

— В ЦСКА. Съемку, как водится, задержали. Правда, гораздо больше, чем обычно. Сначала должны были начать в 2, потом в 3, потом в 5… Мы приехали к половине пятого, массовка и большая часть гостей уже сидели. При нас доколачивали декорации и заливали лед. Заливка льда — это отдельная песня. Два дядечки с лейками семенят по льду, поливая его и одновременно разравнивая.

— С партнершей повезло?

— У меня мировая партнерша — чемпионка мира по фигурному катанию Мария Петрова. Наш новый номер аховый. Мы выйдем на лед в боксерских халатах с капюшоном — Маша в голубом, я в черном, в перчатках боксерских спустимся с трибуны на лед с надетыми капюшонами. Легенда такая, что неизвестно, кто там. Под музыку, характерную как раз для боксерских выходов, отдельно друг от друга сэмитируем боксерские движения — разминку. Потом сбросим халаты и все увидят, с кем я собрался драться. «Боксерская» музыка немедленно затихает и звучит другая — народная.

— Ты раньше на коньках стоял?

— Никогда! Впервые на лед я вышел во время Олимпиады в Пекине. Туда же для первых тренировок со мной прилетела Мария Петрова. Увидев, как я держусь на льду, она была приятно удивлена. Я ее поразил простотой общения и упорством, с которым всегда подхожу к любому делу.

— Костя, ты наверное о боксе знаешь все…

— Не все, но многое. Например, что этот вид спорта ведет свой отсчет от кулачных боев, воспетых еще Гомером. Кулачный бой и его разновидность — панкратион, где бой на кулаках сочетался с борьбой, входили в программу древних Олимпийских игр. Кстати, одним из олимпийских победителей был знаменитый математик Пифагор. А первый кодекс боксерских законов написал содержатель одного из английских цирков Джеймс Браутон еще в 1743 году. В Англии появились академии бокса, открылись первые в мире боксерские школы.

— Тебе не кажется, что сейчас москвичам недостает кулачных боев?

— Посредством кулачных боев исстари разрешались даже судебные тяжбы. Вспомните лермонтовскую «Песню о купце Калашникове». Бои раньше проводились в белокаменной столице возле Бабьегорской плотины, у Симонова и Новодевичьего монастырей, на Воробьевых горах. Это было зрелище! Совсем не то, что сейчас себе позволяют футбольные фанаты, которые нередко дерутся с милицией до потери пульса. В итоге же страдает только футбол. — У тебя есть авторитеты в боксе?

— В детстве был без ума от рассказов о мастерах кулачных боев. И что интересно, что в таких битвах первые боксеры старались не нарушать таких неписаных правил, как атаковать только спереди, запрещались удары ногами и головой, подножки, упавшего или присевшего на корточки не били.

— В Америке состоялся бой между женщиной и мужчиной и победила первая. Как ты к этому относишься?

— На каждый вид бокса найдутся зрители. Проще всего такие показательные бои запретить, мол, вредно это для женского организма. Но, я в душе демократ и допускаю, что если это кому-то нравится и люди готовы платить деньги за такие зрелища — ради Бога. Это не здорово, когда все запрещается. В России это уже проходили. И во многом поэтому в 1992 году мне пришлось перебраться вместе с семьей и родственниками в далекую Австралию, которая для нас стала вторым домом. — И как тебе живется в стране Кенгуру?

— В этой стране живут удивительные люди, которые всегда готовы прийти на помощь. У меня свой большой дом недалеко от аэропорта, что в Сиднее. Иногда скучаю по русским березам, хотя в Австралии — шикарные эвкалиптовые леса. Здесь удивительный животный мир. Нигде в мире нет столько кенгуру, утконосов, сумчатых кротов и двоякодышащих рыб рогозубов. Одни страусы Эму чего стоят! Не говоря уже о казуарах — этих бескилевых птицах, достигающих в высоту под два метра с трехпалыми ногами. Кто-то из журналистов пошутил, написав, что в Австралии я остался из-за попугаев какаду и коалл! Сумчатые медведи мне нравится. У этих млекопитающих потрясающей красоты мех, но не в них дело. На Зеленом континенте можно заниматься любимым делом так, как тебе хочется. Здесь нет так много бюрократов, в том числе и от спорта, как это наблюдается в других странах.

— Во время Олимпиады в Австралии для многих спортсменов ты стал своего рода гидом…

— Я уже несколько лет живу в Сиднее, в этом порту, что в заливе Порт-Джэксон на берегу Тихого океана. Со мной живут мои родители. Жена Наталья, как и мама, занимаются домашним хозяйством. Отец мне помогает в спортивном бизнесе. На ринг заставляю выходить против меня старшего сына Тимофея и младшего Никиту. Так что у меня растут настоящие бойцы. Тимофей уже изо всех сил молотит боксерскую грушу и Никита берет с него пример. Недавно мы всей семьей гуляли по арочному мосту через залив Порт-Джэксон, который тянется на два километра. Мне нравится жить в городе, который основан еще в 1788 году, как первое европейское поселение в Австралии. Что же касается Олимпиады, то многие россияне побывали у меня в гостях. У меня без приглашения побывало столько русских, что пора меня заносить в Красную книгу или в Книгу рекордов Гиннеса. Думаю, что любое нашествие непрошеных гостей я переживу. Слишком настырных прошу не беспокоить в любое время суток, ведь у меня приличные удары с обеих рук. Шучу!

— А правда, что недавно твой участок подвергся нападению кроликов?

— Это очередная байка! Диких кроликов в Австралии много, они обитают вдали от крупных городов и редко нападают на участки, где проживают аборигены. Да и растительности на Зеленом континенте хоть отбавляй. Животных же я очень люблю. И если кролики все же когда попытаются проникнуть на мою территорию, им вряд ли это позволит сделать мой главный охранник, ротвейлер по кличке Вик. Мне будет достаточно сказать ему только фас и от кроликов останется только пух. Уверен, что до этого никогда не дойдет и пускай Вик лучше играет с другой маленькой собачкой, которая живет у нас в доме.

— А на охоту Вика берешь?

— С охотой угадали. В Австралии уйма мест, где можно классно поохотиться и просто отдохнуть от ринга, от ежедневных тренировок. Охота по-австралийски и по-русски — это две больших разницы. Если здесь охотятся больше ради спортивного удовольствия, то охота даже на моей родине, в Свердловской области, является промыслом. Мне не раз доводилось охотится из-за моих четвероногих питомцев, которым в меню необходимо свежее мясо диких животных. Ведь никакой даже самый лучший сухой корм не в состоянии заменить натуральные белки и углеводы. — Рыбалкой не балуешься?

— А кто в Австралии не любит рыбачить. Опять же, здесь рыбалка совсем иная, чем в России.

Недавно удалось зацепить экземплярчик, который составил больше половины моего веса.

Костя Цзю. Фото: Николая ЗуеваКостя Цзю. Фото: Николая Зуева

Костя Цзю отмечает победу. Фото: Николая ЗуеваКостя Цзю отмечает победу. Фото: Николая Зуева


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Павел Журавлев - чемпион Европы-2008 в супертяжелом весе
  • Фотообзор: Баскетбол. Результаты матчей НБА
  • Фотообзор: Хоккей. Результаты матчей НХЛ
  • "Спартак" и "Зенит" остались без медалей чемпионата России
  • Фотообзор: Итоги третьего этапа Гран-При по фигурному катанию Cup of China


  • Top