Китайско- американские экономические связи


Экономист г-жа Хэ Цинлянь. Фото: Великая ЭпохаЭкономист г-жа Хэ Цинлянь. Фото: Великая ЭпохаЗа последние два месяца было опубликовано большое количество статей на тему китайско-американских экономических отношений. Однако из-за разницы в позициях возникает множество споров. Когда разговор идет об экономике Китая, китайские СМИ и критики частенько начинают разговор со слов, вроде: «Финансовый кризис США вызвал негативные последствия для китайской экономики…», как будто именно кризис втолкнул экономику Китая в зловещую пучину. Вследствие недостатка доступа к свободной информации и профессиональных знаний, люди в Китае глубоко введены в заблуждение пропагандой государства. Вопреки взглядам людей в Китае, зарубежные обозреватели предлагают разительные точки зрения, включая идею о том, что финансовый кризис США явился результатом «китайского заговора».

В действительности же, эти две точки зрения упустили тот факт, что при более тесном двустороннем взаимодействии в торговле и финансовой сфере, экономики двух стран стали взаимозависимыми. Это не потому, что руководства этих стран хотят тесных связей или готовят какие-либо «заговоры». На самом деле, это потому, что китайская политика открытых дверей за последние три десятилетия позволила огромному количеству иностранного капитала постепенно  проникнуть в Китай.

Тройка Китайского экономического роста давно рухнула

Фундамент китайской экономики настолько слаб, что различные возможные кризисы уже имели место в реальной китайской экономике, равно как и в фиктивной. В результате чего, тройка китайского экономического роста — экспортная и импортная торговля, внутренний спрос и инвестиции — демонстрируют угрожающие показатели за последние два года или около того. В моей статье под названием «Олимпийские мечты не смогут затмить китайский экономический спад», опубликованной в марте, я указала на то, что 2008-й окажется переломным для китайской экономики, впадающей из процветания в депрессию. Тем не менее, финансовый кризис США стал козлом отпущения, которым прикрывался китайский режим, дабы скрыть свои серьезные проблемы индустриальной политики и экономической структуры. Дело обстоит так в последние годы, особенно в отношении кризиса по субстандартным займам.

Фактически, кризис биржи и рынка недвижимости предшествовали финансовому кризису США. Проблема Китая в том, что китайский режим продолжает переносить бремя кризиса с государственных предприятий и финансовой индустрии на биржевой рынок, и спекулянты долго управляли рынком недвижимости. В начале 2006 г., приблизительно 60 процентов покупателей жилья были спекулянтами. Из-за проблем безопасности, импорт товаров, сделанных в Китае постепенно запрещается в США, Европейском Союзе и Японии с 2005 г. Даже если бы эти страны не были затронуты финансовым кризисом, то они не продолжили бы импортировать игрушки, обувь и продовольствие, произведенные в Китае. Не составит труда сказать, что китайские финансовые структуры не так затронуты кризисом в США и в других странах. Однако, что действительно сильно ударило по Китаю, так это серьезное снижение его валютных запасов.

Какая часть заграничных инвестиций Китая более всего пострадала от финансового кризиса?

Приблизительно 1 триллион долларов США из валютных запасов Китая в 1,8 триллиона использовался, чтобы купить американские правительственные облигации и облигации федерального агентства. Среди них от 480 до 500 миллиардов долларов было инвестировано в американские ценные бумаги. Мы не знаем точно, сколько Китай вложил в облигации банков Fannie Mae и Freddie Mac, но согласно данным рейтингового агентства, эта цифра составляла около 340 миллиардов долларов. К сожалению, стоимость этих акций упала на 90%, но ценность американских правительственных облигаций не была затронута.

Два наиболее общих задаваемых вопроса: Почему китайский режим купил так много американских облигаций? Теперь, когда США подверглись финансовому кризису, почему Китай по-прежнему обещает купить еще больше американских облигаций? Ответ весьма прост.

Как инвестор, китайский режим должен был учесть, как уменьшить риски. Имея дело с огромным количеством валютных запасов, любое правительство должно ясно осознавать риск, когда все яйца кладешь в одну корзину. Еще в то время, когда валютный резерв Китая составлял приблизительно $700 миллиардов, китайские власти начали продумывать диверсификацию своих валютных запасов, чтобы разграничить риски; однако, это потерпело неудачу. В результате, не оставалось никакого выбора, кроме как поместить большую часть своих валютных запасов в «американскую корзину» как обычно.

Почему так получилось? Ответ очень прост. Другие «корзины» оказались более хрупкими, чем американская. Один из критериев для измерения риска активов страны является отношение государственного долга к валовому внутреннему продукту (ВВП). В настоящее время, отношение американского иностранного правительственного государственного долга к валовому внутреннему продукту составляет больше чем 70 процентов, в то время как у Японии это соотношение достигает 140 процентов. Страны ЕС  в этом отношении подобны США.  Маастрихтский договор предусматривает, что один из критериев для стран Евросоюза, входящих в Европейскую систему — то, что их государственный долг не должен превышать 60 процентов их валового внутреннего продукта, но это условие не было четко приведено в жизнь. Например, государственный долг Италии составляет 90 процентов его валового внутреннего продукта, и ситуация в Германии и Франции не обязательно лучше, чем в США. Фактически, этот финансовый кризис — верхушка айсберга для стран Евросоюза с фиктивными экономическими системами, показывающая, что проблемы этих стран куда более серьезны, чем в США. С точки зрения реальной экономики, страны Евросоюза уступают США. Даже в течение худшего промежутка времени в сентябре 2008 г., американский ежемесячный индекс потребительских цен (ИПЦ) оставался неизменным. Падение стоимости энергии, вместе с замедлением экономического роста, быстро компенсировалось за счет эффекта инфляции, и средний доход американских семей все еще выше, чем их расходы. Даже если США все еще на стадии финансового кризиса, уровень безработицы намного ниже, чем  в европейских странах в обычное время.

Основываясь на вышеупомянутых соображениях, Китай инвестировал большинство своих валютных запасов в американские правительственные облигации. В течение четырех недель до 20 октября, Соединенные Штаты распродали своих правительственных облигаций приблизительно на сумму в $100 миллиардов, и имеется предположение, что Китай был одним из покупателей.

Страх перед Китаем, управляющим США через финансовые фонды

С прошлого года было много обсуждений о том, что китайском режим обладает слишком большим количеством фондов США. 7-го февраля 2008 г. китайско-американская комиссия по обзору экономики и безопасности (USCC) проводила слушание о том, чтобы быть бдительным и отстранить китайский режим от вложения фондов. Несколько конгрессменов обращались к администрации Буша с просьбой исследовать установленные инвестиции иностранных правительств в американских корпорациях. Они показали своё беспокойство о создании и операциях над этими видами фондов иностранными правительствами. Они волновались, что у инвестиций, помимо экономических, могут быть политические и стратегические соображения, которые могут затронуть национальную безопасность США. Американский комитет иностранных инвестиций был обвинен в том, что он, став «сторожевой собакой без зубов», поставил экономическую выгоду выше национальной безопасности.

Обсуждение этого вопроса зависит от чьей-либо точки зрения. Из-за различных экономических соображений, США не изменили свое положение. Вмешательство привело к ненужному беспокойству на американском фондовом рынке, индексы которого продолжают падать. Если Китай захочет свалить США, ему достаточно продать все американские национальные облигации на рынке, что приведет к краху американской экономики. Репортер Си-Эн-Эн спросил у китайского лидера Ху Цзиньтао 23 сентября: «Китай — самый крупный владелец американских краткосрочных национальных облигаций. Ценность данных облигаций оценивается близко к 1 триллиону долларов США. Это создает некоторую панику среди американцев. Вы можете успокоить их и гарантировать, что Китай не станет использовать этот свой статус как некоторую форму оружия?» «Оружие с некоторой формой» в данном вопросе включает возможность продажи американских национальных облигаций на рынке. Премьер-министр Вэн Цзябао сказал: «Мы также надеемся, что США могут продолжить развиваться, поскольку они принесут пользу Китаю. Конечно, мы волнуемся по поводу безопасности американских активов, имеющихся у Китая. Однако мы полагаем, что США — страна, заслуживающая доверия …, я полагаю, что сейчас сотрудничество превыше всего».

Вышеупомянутый параграф, включая все диалоги о китайско-американских экономических отношениях, не был упомянут в сообщениях СМИ в Китае.

Речь г-на Вэна содержит искренние слова.  Факт в том, что Китай не будет продавать большое количество американских национальных облигаций. То есть Китай не хочет совершать самоубийство. Подумайте: если Китай продаст американские национальные облигаций, у кого найдется столько средств купить их? Если крупномасштабная продажа будет иметь место, но не окажется покупателя, это означает, что отпускная цена облигаций значительно снизится. Хотя китайский режим стремится стать номером один в мире, однако сейчас не время, чтобы совершать этот самоубийственный акт.

Чтобы избежать потери на своих инвестициях, самый мудрый выбор китайского режима — это продолжение сотрудничества с Соединенными Штатами, что он и сделал на сей раз. С середины октября американская валюта резко выросла, и ценность американских национальных облигаций также увеличилась. В целом, инвестиции Китая в американские государственные долги — хороший выбор.

Экономические отношения между США и Китаем становятся теснее, и фокус этой экономической торговли (текстиль, индустрия игрушек, и швейная промышленность) был изменен на инвестиционное сотрудничество в финансовых кругах. «Китайский фактор» в политике США увеличивается все больше. Для обеих стран эти новые отношения не являются ни враждебными, ни товарищескими. Это  полностью связано с экономическими выгодами, природа которых более сложна, чем американо-советские отношения во времена «холодной войны».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Беспорядки в Греции отражают кризис общественных институтов
  • С улыбкой по жизни
  • НАТО - как цель
  • Русский балет на льду увидят в Мексике (видео)
  • Жертвы Багреевки


  • Top