Подводя итоги конфронтации в Хевроне – где выход?


Солдаты выселяют евреев из Хеврона. Фото: MENAHEM KAHANA/Getty ImagesСолдаты выселяют евреев из Хеврона. Фото: MENAHEM KAHANA/Getty ImagesПогром, устроенный евреями», так назвал глава правительства Эхуд Ольмерт волнения в Хевроне. И добавил, что нарушающие порядок должны быть строго наказаны. Речь не идет о каком-то новом явлении. В последние годы, особенно после начала второй интифады, наметился подъем агрессии еврейской молодежи в Иудее и Самарии против палестинцев и против служб безопасности.

В последние время эти действия получили официальное признание среди поселенцев и были названы «таг-мехир» (расплата). Эта деятельность предполагает, что на каждое действие правительства против поселенцев будет ответная реакция поселенческой молодежи против палестинцев или против армии обороны Израиля. Цель этой деятельности — заставить членов правительства подумать дважды, прежде чем будет принято решение о выселении поселенцев Иудеи и Самарии.

Для поселенческой молодежи государственные учреждения уже не являются адресом для разрешения проблем, и израильское общество воспринимается в их глазах предателем, отвернувшимся от них в трудную минуту. Эта действительность очень болезненна, особенно при воспоминании о других временах, когда поселенцы были посланцами государства, а религиозное общество было острием копья возрождающегося сионизма. Те же самые незаконные поселения, которые государство сегодня пытается демонтировать такой дорогой ценой, это поселения, которые это же государство основало, развивало и стимулировало в течение долгих лет.

Создание поселений — воплощение идеологии государства и его оборонной тактики

Совсем недавно главы совета Иудеи и Самарии были постоянными посетителями правительственных канцелярий у глав государства. Близкие дружественные отношения между религиозными сионистскими лидерами и ведущими политиками привели к вкладыванию капитала на развитие поселений.

После шестидневной войны правительство страны основало около 20 поселений на оккупированных территориях, в основном в Иорданской долине и Восточном Иерусалиме. Но «большой прорыв» произошел после переворота в 1977 году. Ариэль Шарон, занимающий в то время должность министра сельского хозяйства в правительстве Бегина, стал инициатором создания 100 новых поселений в Иудее и Самарии.Сионистская религиозная общественность вместе с Шароном мобилизовались на освоение новых земель страны. Эта инициатива, которая в основном имела своей целью укрепить границы страны и предотвратить возможный в будущем раздел земель Израиля, продолжалась вплоть до начала правления Рабина в 1992 году.

До сих пор религиозные сионисты были «главными солдатами» государства. «Пламя» религиозного поселенческого движения всех территорий Израиля объединилось тогда с «пламенем» элиты обороны страны. Израиль не раз сталкивался с конфронтацией со стороны международной общественности и США по вопросу расширения поселений. Эта тема до сих пор является спорной между Израилем и США.

С началом правления Рабина было привнесено разделение между поселениями, оправданными с точки зрения безопасности, и поселениями идеологическими. Несмотря на это, поселенческое движение расширялось, превышая естественные пропорции, и продолжало развиваться во время проведения переговоров с палестинцами. Вместе с уменьшением официальных разрешений на строительство новых поселений, в этот период произошел рост незаконного строительства поселений, поддерживаемого многими представителями властей.

На основании отчета адвоката Тальи Сасон о незаконных поселениях, составленного по просьбе главы правительства, эти поселения получили поддержку различных организаций и неоправданно большие государственные субсидии. Эти незаконные поселения субсидировались Министерством строительства в обход существующего законодательства за счет фондов развития, переводимых местным советам, для установки караванов, освоения земель под строительство нового поселения. Во многих случаях новое поселение подсоединялось к электрической сети и водоснабжению на незаконных основаниях, поселения строились на спорных территориях или, просто, на территориях палестинцев.

Что изменилось?

Много воды утекло с той поры, когда главы местных поселенческих советов были «своими» в кабинете главы правительства. Процесс заселения Иудеи и Самарии продолжается до сих пор, даже под покровительством правительства Ольмерта, но что-то изменилось в отношении государства к религиозно-сионистскому строительству.

Возведение разделительного забора явилось последней надеждой. В отличие от договора Осло, который хотя и отказался от мечты о едином государстве Израиль, но был проведен правительством левых, разделительный забор возводился под руководством того, кто являлся «основной движущей силой» заселения Иудеи и Самарии. Хотя забор и охраняет поселения, но он ясно определяет, какое поселение находится «внутри страны», а какое снаружи.

Затем пришло выселение из сектора Газа. Население, которое в прошлом было послано заселять эти территории государством, было изгнано из своего дома своими же солдатами, и чувство обиды усилилось. Большая путаница в решении проблемы: как противостоять выселению и в то же время не навредить армии, привело поселенческий совет к потере возможности руководства и власти над бесчинствующей молодежью.

Со времени начала «выселения» напряжение и удрученность в рядах сионистской молодежи увеличивается. Они периодически вырываются наружу: при выселении поселка «Амуна», в походах к поселку «Хомеш» во время выселения там, и снова, сегодня в Хевроне.

Глава правительства Ольмерт, который в прошлом противостоял договору в Осло, активно действует в направлении решения проблемы «две страны двум народам», с целью сохранить еврейское государство. Тут говорится о главном интересе государства Израиль. Но не все согласны с таким путем решения проблемы сохранения государства. Если главы правительства Израиля не будут действовать взвешенно, то Израиль может оказаться без надежной обороны против палестинцев и с еще более разобщенным обществом.

Важная задача, стоящая перед правительством и обществом

Главе правительства легче всего осудить бунтарей и нарушителей закона. Это будет справедливо, ведь они нарушили закон и достойны порицания. Нельзя, однако, ограничиваться одним порицанием. Глава правительства, кем бы он ни был, должен взять на себя ответственность за религиозный сектор, понять его проблемы и трудности. Речь идёт о людях, которые действовали под защитой государства, воплощая в жизнь идеологию, в которую они верили всем сердцем. На каком-то этапе правила игры изменились.

Нелегко перенести такую травму. Доверие, которое религиозный сектор оказывал правительству, было серьёзно подорвано, для того, чтобы его вернуть, требуется тяжёлая, кропотливая работа. Если это доверие не будет восстановлено, национальная целостность Израиля понесёт тяжёлый урон. Для того, чтобы не восстанавливать общество из обломков, правительство и общественность должны очнуться и принять меры сейчас.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Заявление Хельсинкской межконфессиональной миротворческой группы (ХММГ) о войне в Секторе Газа
  • Гамбургская головоломка на Эльбе
  • Отмечено рекордное падение цены на нефть
  • На Европу обрушились небывалые снегопады и мороз
  • Израиль обстреляли с территории Ливана


  • Top