Кризис у нас и кризис в Париже

Париж накрыло снегом и льдом. Фото: chaskor.ruПариж накрыло снегом и льдом. Фото: chaskor.ruОтправляясь в Европу, я намеревался привезти впечатления от тамошнего кризиса, и, как ни странно, это не очень-то получилось, потому что жизнь зимой-2009 была в основных чертах точно такой же, как и зимой-2008. Кризис приходилось, скорее, «угадывать», чем подмечать.

Вот, например, аэропорт имени Шарля де Голля. Все то же самое, что и раньше, хотя и нет привычной праздничной постновогодней атмосферы. В прошлом году его украшали какими-то оранжевыми елочками с лампочками – это было абсурдно, но стильно, в этом – ничем. Деловито, сухо. Впрочем, если говорить про нас, то в «Шереметьево» всегда сухо. Единственное украшение Шарль де Голля – матерчатое зловещее сооружение в «бетонно-аквариумном» декоративном центре за стеклом. Ну, там всегда какие-то странные инсталляции…

Как версия, виной тому, впрочем, могло стать необычайно суровое начало зимы, которое буквально всех пришибло и реанимировало известную страшилку об остывании Гольфстрима. Действительно, такого, чтобы Париж лежал под снегом и льдом, я не видел ни разу за последние 10—15 лет. А за 10–15 лет совершенно спокойно каменеет стиль жизни, фасоны одежды, обувь, все привыкают ездить круглый год на летней малошумящей резине и т.п. Мы можем, конечно, смеяться, что маленький минус ниже нуля превращается для изнеженных европейцев в глобальную катастрофу, но это так, и в этом нет ничего удивительного. Просто люди привыкают жить по-другому, а тут эта привычка в одночасье ломается. Муниципальным властям пришлось закрыть Эйфелеву башню — чтоб народ не сверзнулся с металлических ступенек (если на башню подниматься пешком, а не на лифте — входной билет в два раза дешевле), закрывали и знаменитую лестницу к церкви Сакре-Кер (где снято множество фильмов, в частности, Джет Ли там сжигает тело своего связного в Париже). Я сам видел, как на Монмартре в горку не мог подняться «Мерседес», его все время сносило на железное ограждение, и, как таксист ни старался (а на «мерсах» в Париже ездят в основном таксисты), бок он себе пропорол.

И совсем беда — что пришлось частично закрыть парки, Люксембургский сад под снегом — зрелище удивительное. Хотя и не уникальное. В одном из музеев я купил толстенный альбом фотографий (10 евро, потому что скидка) «Paris Mon Amur», где тут же выяснилось, что такие зимы были в 1930-м, в 1944-м, в 1953-м, в 1955-м, 1960-м, в 1987-м и, возможно, в 1991 годах. В последнем случае фотограф запечатлел скульптуру под снегом, а это может означать что угодно. Может быть, через пять минут выглянуло солнце и все растаяло?

Но хватит про кризис погоды, давайте про кризис экономики. На первый взгляд, его как бы нет. Всех, кого я опрашивал по этому поводу, говорил: «Да, это ужасно, он себя еще покажет!» И это главное в европейском кризисе: у нас все в одночасье развалилось (по европейском меркам), а у них он «еще покажет». Конечно, есть падение производства. Есть безработица. Согласно официальным данным, еще в ноябре число обращений на биржу труда увеличилось на 64 тыс. человек, рост показателя составил 8,5% в годовом исчислении. Число безработных во второй по величине экономике зоны евро начиная с октября превысило психологическую отметку в 2 млн человек. Но эти 2 млн человек не умерли, не исчезли, не оказались погребены под обломками системы и даже на первых порах не сильно ухудшили условия жизни, не изменили своим привычкам. Некоторое время они еще будут получать очень неплохое пособие, то есть пребывать как бы в оплаченном отпуске. В Париже. Потом опустятся на более экономичный уровень потребления, и опять у них будет весьма неплохая фора для выживания. Раньше так можно было жить годы и годы.

Отличие кризиса во Франции от кризиса в России в том, что там он пока не затрагивает основы. Хлеб в булочных не поднялся в цене (багет 85—90 центов), цена на билеты в транспорт замерла с незапамятных времен. Хорошее вино — от 4 евро (это и мы могли бы пить!), а среднее, любимое россиянами Бордо — меньше 3 евро за бутылку. Правительство сдерживает инфляцию и законодательно ограничивает предельный дефицит бюджета. То есть если экономисты со знанием дела спорят, что лучше — инфляционная или безинфляционная политика, практический результат налицо: французы не бегут перекладывать свои сбережения в рубли, а мы бежим перекладывать в евро. И им как-то спокойней. Меньше депрессии. Удивительно, кризис Париж встретил повышением тусовочной активности. Театры, выставки, рестораны ломятся от публики.

В целом, если по ценовой шкале во Франции все обычно дороже ровно в три раза, чем в России, при среднем полунищенском доходе ихнего служащего на непрестижной работе обычно в два-три раза большем, чем в Москве, упомянутый мной «экономичный уровень потребления» — это не иллюзия. Он существует. Если вы потеряли работу и падаете в доходах, вам есть куда падать. Я — человек небогатый и специально исследовал этот вопрос: мог бы я тут прожить, если что, со своими кризисными доходами?

Парижанину трудно, а я, помнящий голодные 90-е, — мог бы. Совершенно спокойно я мог бы ходить в дешевый магазин, есть паштет подешевле, пить дешевое вино и искренне не почувствовать разницы. Конечно, отказался бы от мяса. Мясо у мясника (без жил и все такое) по 17 евро за кг — это безумие. Кстати, совершенно не понимаю, почему наше сельское хозяйство при таких европейских ценах в вечном пролете, а торговые сети работают на импорте? Но есть овощи, фрукты (мандарины есть дорогие, из Испании, но есть и дешевые), полуфабрикаты. На самом деле, качественный хлеб с качественной ветчиной (сэндвич 3—4 евро) — вполне достойная еда.

Важно, можно ли дешево одеться? В фирменных бутиках все дорого, но есть торговые сети, где все весьма демократично. В этом году Celio (не «Тати», класс гораздо выше) буквально завалил простых парижан коттоном и свитерками, а по интернету конец партии можно было купить еще дешевле. То, что из Франции в Москву торговые фирмы привозят якобы самый топ и писк, здесь, оказывается, не стоит почти ничего. Джинсы — 20 евро (на нашем рынке из Турции они идут по полторы тысячи рублей), майки-фуфайки — 10—15 евро, стильный пиджак — 50. Странно, что все это под эгидой Celio шьется в Китае, следовательно, должно иметь точно такую же или ниже цену и в России, которая ближе к Китаю. Но не имеет! И разница в геополитическом положении и какая другая ерунда тут не имеют значения. В России больше крадут и больше берут на лапу – я не нахожу иного объяснения.

То же и с бытовой электроникой. Цены те же, что и в Москве, а по некоторым позициям — если не в фирменном магазине, а у китайцев, на rua Montgallet, — и того дешевле, и выбор больше. А говорят, что в России работают по «серым» схемам! Чего никак нельзя ожидать от торговой сети Surcouf.

Выше я написал, что парижане встречают кризис в ресторанах. Причем живо вспоминается фраза из фильма Панфилова «Прошу слова» (1975): «А в Париже одних ресторанов 20 тысяч». На самом деле это немножко миф. Таких ресторанов можно сделать и 40 тыс. Мы привыкли, что ресторан – это как в «Вокзале для двоих», аляповатый, со швейцаром, огромной кухней и с традиционным обсчетом подвыпившего клиента. Ресторанами в Париже подчас называются две комнаты на первом этаже, где энтузиасты готовят что-нибудь особенное для своих. Это реальный малый бизнес. Оформление по-парижски — какая-нибудь маразматическая ерунда на стенах, декаданс, что-нибудь из старины. Например, прямо напротив моего дома располагался такой ресторанчик, чья фишка — пицца по-французски. Оксюморон. То есть это когда в нее кладут странные и неожиданные продукты. Весело. В этих ресторанчиках можно сидеть и болтать весь вечер. Огромное блюдо — 12 евро, по-нашему не очень дешево, но зато и приличнее, и дешевле, чем в Москве в подобном по классу заведении, где еще до кризиса на одной из центральных, но отнюдь не светлой и чистой улице мне однажды предложили микроскопический кусок пирога — в пересчете — за 20 евро. Странно: если мы в России такие бедные и несчастные, то почему так дорого?

Но все это, однако, отнюдь не отрицает, что бедным и несчастным можно оказаться и здесь, на Западе. Социализм он такой: тебе — по труду, а от тебя — по деньгам. Или наоборот, не помню. Оказаться бедным в городе-музее, где на всех улицах лежит печать славной истории, где гарцевали мушкетеры и величествовал Людовик XIV, прокатилась Великая французская революция, особенно обидно. Много бездомных — в основном это просочившиеся на Запад эмигранты, они делают осмотр этого музея (по крайней мере для меня) морально невозможным. Поистине нужно иметь железные нервы и очерствевшую душу, чтобы это лицезреть. Бездомные занимают посты при банкоматах, при выходе из супермаркета. Как бы если вам есть что купить — делитесь! При этом в Париже совсем нет дворов, парки закрываются на ночь, улицы — узки, поэтому бездомные, бывает, спят в нишах окон закрытых магазинов или под мостами. Зима-2009 стала для них настоящим бедствием. На площади Сант-Лазар я однажды увидел двух обдолбанных молодых людей, один находился в тяжелой дремоте на каменных ступеньках подъезда, другой его поддерживал, и по дыханию чувствовалось, что сон на камнях уже основательно и, может быть, необратимо, подточил его здоровье.

Конечно, в этом проявляется мера ответственности, вернее, безответственности государства. Пока что оно во Франции в разы эффективнее, чем в России, но тоже забюрократизировано, неповоротливо, а бывает, что и равнодушно. Возможно, оно специально не решает проблемы бездомных, чтобы не оказаться слишком привлекательным местом для эмигрантов из стран третьего мира?

Но таковое сворачивание социальных программ происходит неспециально, а в связи с прискорбным сокращением бюджетов. В социальных науках (тех самых науках, которые и должны давать ответы на такие ситуации) теперь конкурс — по 200 человек на место. Высшая школа перманентно протестует. Как мне стало известно, как раз сию минуту она как бы «уходит» в бессрочную забастовку, отказываясь ставить оценки студентам, что вряд сильно подействует на президента. Таким образом, вот эта сентенция, что «кризис себя еще покажет», возможно, и не такое уж преувеличение, если подумать, а мы чего доброго можем Европу, как мы ее знали, потерять.

Но прежде мы потеряем себя.

Источник: chaskor.ru


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Не в газе счастье
  • Пираты.RU
  • Ходоки за правдой
  • Память о Холокосте - спокойное будущее
  • Корейское развлечение: ловля форели голыми руками, в холодной воде, в полу рубашки... (видео)


  • Top