Запрет правдивых материалов — цена «сотрудничества» России с Поднебесной

Виктория Сюмар: Я понимаю, почему русские власти запрещают эту брошюру с отчетом: потому  что там очень правильные выводы, к которым приходят исследователи. Фото: Евгений Бруг/NTDВиктория Сюмар: Я понимаю, почему русские власти запрещают эту брошюру с отчетом: потому что там очень правильные выводы, к которым приходят исследователи. Фото: Евгений Бруг/NTDПроблема преследования Фалуньгун (Фалунь Дафа) уже явно вышла за пределы Китая, так как затрагивает общечеловеческие ценности и является преступлением против человечности.

Коммунистическая партия, правящая в Китае, стремится распространить репрессии в отношении Фалуньгун и на другие страны. На протяжении последних шести лет в России осуществляется давление на государственные структуры и общественные организации разных уровней со стороны дипломатических кругов КНР. Кто же на самом деле заинтересован в том, чтобы материалы, разоблачающие преступления в Китае, были занесены в список экстремистской литературы? Насколько же велико влияние и какова цена экономического сотрудничества с Поднебесной, если российская прокуратура выступает инициатором, а Минюст поддерживает это дело?

Исполнительный директор киевского Института Массовой Информации (ИМИ)Виктория Сюмар согласилась прокомментировать ситуацию.

- Виктория Петровна, прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию, происходящую в России по отношению к материалам, рассказывающим о преследовании последователей Фалуньгун в Китае, и по этому попавшим в списки экстремистских

В.С.: Меня совершенно не удивляет эта ситуация, поскольку современная Россия является достаточно шовинистическим, ксенофобским государством, которое особо не приемлет каких-то альтернативных точек зрения. Я общалась с одним из канадских исследователей - Девидом Килгуром (бывшим членом Парламента и Госсекретарем правительства Канады по Азиатско-Тихоокеанскому региону, одним из авторов «Отчета о проверке утверждений об извлечении органов у последователей Фалуньгун в Китае» – прим. ред.) во время конференции в Украине, у нас с ним получился очень интересный разговор. И я понимаю, почему русские власти запрещают эту брошюру с отчетом: потому что там очень правильные выводы, к которым приходят исследователи.

Относительно Китая Девид Килгур, в частности, говорил о том, что государство, в котором есть две истории, не может развиваться. Одна история — это история, основанная на исторической памяти, в которую верит часть населения, большая его часть. Другая история, вмещающая в себя много трагических воспоминаний, основана на фактах, а не на пропаганде правящей партии.

И действительно, страна не может нормально развиваться, если у неё получается такая «историческая шизофрения». Есть две таких ярко выраженные страны, в которых это проявляется. Это Китай и Украина.

И в Китае есть группа населения, которая совершенно по-другому смотрит на историю Китая, на всё то, что делал коммунистический режим. И в Украине точно также, часть населения верит в эту российскую или советскую версию истории, но есть другая часть населения, которая сейчас узнаёт правду, как это было, о таких вещах как Голодомор, УПА, борьба за независимость и др. И в этом Китай и Украина похожи. Тут нельзя не согласиться с мнением этого исследователя.

Но вся история России свидетельствует о том, что там такие вещи были абсолютно недопустимы. Потому что в России каждый сильный царь, когда приходил к власти, первое что делал — жёг летопись, и писал свою историю. Это делал Иван Грозный, это делал Пётр I, это делала Екатерина II, и понятно, что это делал советский режим, который вообще всё поставил с ног на голову, и теперь это делает Путин.

Вы заметьте, что происходит на самом деле. Сильный царь российский, который сейчас говорит: «А почему мы так критикуем Сталина, за что? Ну, убил 20 миллионов человек, зато он государство выстроил, зато он индустриализацию запустил!» И эта точка зрения начинает превалировать. То есть, гуманистические ценности, человеческие ценности уходят на второй план. На первый план выходит смысл построения государства, сильного государства.

И вот эта история опять переписывается. Всё то, что мы поняли за какое-то десятилетие «Ельцинской оттепели», всё то, что люди поняли, что происходило в советские времена, что люди поняли уже в конце советских времён — оно сейчас уже переигрывается: «А, может, мы ошибались, может, мы зря что-то там думали!?» И для России очень опасна такая ситуация, когда появляются разные точки зрения на историю. И на самом деле, Россия всегда строилась на таком вот монолите государственного превалирования, общественного, государственного над частным. Это, в общем, делает её очень похожей с современным Китаем, который тоже говорит: «А зачем нам думать о каких-то там десятках тысячах людей? У нас есть общая цель. Давайте строить!»

Поэтому, я понимаю, почему серьёзные исследования, основанные на фактах, и показывающие альтернативную историю развития другого государства, которое современная Россия считает дружественным, сегодня опасны, хотя там есть много своих нюансов. Для неё опасен даже сам прецедент наличия таких исследований.

- Все беззакония по отношению к последователям Фалуньгун в России происходят на основе 8 статьи российско-китайского договора 2001 года «О добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР ». Как Вы считаете, зачем правительству России нужен такой документ, способствующий ущемлению конституционных прав и интересов российских граждан?

В.С.: Я думаю, что с геополитической точки зрения правительству России нужен этот договор, поскольку, если она сегодня начнёт конфликтовать с Китаем, то останется «голой как сокол». У неё нет других стратегических партнёров. Сегодня Россия объявила «холодную войну» Европейскому Союзу, реально холодную. Уже давно она в состоянии очень непростых отношений с Соединёнными Штатами, с постсоветскими государствами. И, фактически, единственным союзником, сильным союзником современной России является Китай. И поэтому она терпит всё то, что происходит на её восточных границах. Но терпеть можно до поры до времени, потому что именно на востоке России сосредоточено то, что делает современную Россию сильным государством. Это залежи. И геополитически она вынуждена любить и лелеять этот договор с Китаем, жёсткий договор с коммунистическим Китаем. Поскольку без этого договора и без этого союзника Россия слишком слаба, чтобы играть серьёзную роль, будучи в изоляции главных, сильных мировых игроков.

- Получается, можно сделать вывод, согласно которому суд в Краснодаре, который бездоказательно запретил эти материалы, в какой-то мере продиктован заигрыванием с Китаем?

В.С.: Возможно, вполне возможно, поскольку Россия сегодня откровенно заигрывает с Китаем. Китаю Россия нужна в гораздо меньшей степени, чем России Китай. Хотя, конечно, Китай тоже пытается серьёзно перенаправить российские газовые и нефтяные потоки в свою сторону, потому что это государство достаточно мощно развивается в промышленном плане. Россия нужна Китаю как источник сырьевых ресурсов. А вот России нужен Китай как геополитический союзник в разных, достаточно серьёзных мировых играх. И понятно, что с президентством Барака Обамы будут пересматриваться эти лояльные отношения к России. И Америка, это уже заявлено публично, будет опять пытаться играть роль мирового полицейского и влиять на мировые процессы. Поэтому России нужны союзники, чтобы противостоять этому государству, которое имеет очень серьёзные амбиции. Америка была некоторое время немного обессилена во время достаточно бездарного президентства Джорджа Буша, но теперь понятно, что политика будет меняться. Поэтому России приходится группироваться и заигрывать с Китаем.

- Последователи Фалуньгун есть во всём мире, их более ста миллионов, они есть и у нас, в Украине. Не может ли «российская» ситуация повториться и здесь?

В.С.: Украинское государство может быть достаточно неопределённым с точки зрения какой-то позиции, стратегии, тактики. Оно может делать какие-то глупости, может принимать какие-то абсолютно алогичные решения, потому что каждый судья сам по себе, каждый политик сам по себе. Но при всём при этом Украина не является репрессивным государством: права человека на выбор своего мировоззрения, своей религии, своей жизненной философии в Украине не ущемляются, по крайней мере, так, как это происходит в соседней России. Инакомыслие у нас не наказывается ни силовыми вещами, ни государством. И это, мне кажется, одно из самых больших достижений демократической, «оранжевой», независимой Украины.

*****

Материалы предоставлены корреспондентом NTD


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Международный анализ: к войне на Кавказе российская армия была подготовлена хорошо. Но нашлись и минусы
  • Инна Сухорукова: Раз такое беззаконие происходит, значит это кому-то нужно
  • То, что бездоказательно, объективно?
  • Не впадать в эйфорию после операции "Литой свинец" в Газе
  • Российская Федерация: право на свободу собраний должно соблюдаться


  • Top