Остановить рост безработицы мог бы малый бизнес


Фото:ALEXEY SAZONOV/Getty Images Фото:ALEXEY SAZONOV/Getty Images Число зарегистрированных (то есть, претендующих на получение пособий) безработных превысило 1,7 млн человек, а до конца года, по правительственным прогнозам, вырастет еще на полмиллиона. А по методологии Международной организации труда (которой пользуется Росстат) получается, что в январе количество безработных в России достигло 6,1 млн человек.

Иначе говоря, на каждого зарегистрированного безработного у нас приходится 3 незарегистрированных. Если подобная тенденция сохранится, к концу года армия безработных в стране достигнет 8,5-9 млн человек. С учетом того, что сейчас в России насчитывается 76 млн человек экономически активного населения, то процент безработных грозит увеличиться за год с 8 до 12-13%.

Это, конечно, много – но, как уверяют специалисты Минсоцздрава, не смертельно. У многих наших соседей из стран Восточной Европы, да и Западной тоже – уже сейчас в процентном отношении безработица выше, чем в России планируется к концу года. Однако, в этом жонглировании процентами – слабое утешение.

Безработица на российском рынке труда имеет свою специфику. Во всем мире в тяжелые времена корпорации увольняют сотрудников – мера эта жесткая и малоприятная, но экономически оправданная.

Компании получают шанс сократить расходы и провести санацию производства. А оказавшиеся на улице люди – получают право на всевозможные пособия, полагающиеся безработным: в развитых странах они дают возможность для нормального существования, по крайней мере, в течение какого-то времени. При этом, людям сохранившим рабочие места, зарплату не урезают: таково требование коллективных договоров, за выполнением которых тщательно следят профсоюзы.

На российском рынке труда с начала 1990-х годов сложилась совсем другая традиция: на кризисные явления и экономические трудности он реагирует не резким ростом безработицы, а скрытым или явным снижением заработной платы.

Формы этого снижения разнообразны — начиная с банальных задержек в выплатах, и заканчивая такими «изощренными» вариантами, как перевод сотрудников на сокращенную рабочую неделю, либо «добровольное» выдавливание их в отпуск без содержания.

То, что процессы эти набирают силу, свидетельствуют официальные данные Росстата: в январе задержки зарплаты по стране увеличились почти до 7 млрд рублей. Причем, эксперты сомневаются в точности этой цифры: скажем, если человек написал то самое «добровольное» заявление на отпуск без содержания, то он уже в статистику задержек вроде как не попадает.

Между тем, по расчетам независимых экспертов, неполная занятость достигла на начало нынешнего года по ряду ключевых отраслей 10 или более процентов – в строительстве, связи, обрабатывающей промышленности. К этому стоит добавить и тот факт, что в массе своей российские зарплаты устроены таким образом, что работодатели могут их легко срезать.

Речь идет о том, что в общей структуре зарплаты в большинстве отраслей, базовая тарифная часть составляет лишь 50-60% от той конечной цифры, которую получают работники. Остальное — всевозможные бонусы, премии, региональные доплаты, которые не закреплены в коллективных договорах и просто снимаются работодателями в тяжелые времена — практически без нарушения закона. Не приходится сомневаться в том, что сейчас в России этот процесс лишь набирает силу по мере развертывания кризиса.

В результате мы имеем на рынке труда ситуацию, когда работники находятся под двойным гнетом: с одной стороны, угрожающе растет количество людей, потерявших работу, с другой – многие из тех, кто формально сохранил рабочие места, фактически при этом лишился средств к существованию в силу невыплат, или задержек, или сокращения зарплаты.

Возникает вопрос: что может сделать в этой ситуации государство? Оптимисты ответят, что оно уже делает: принята региональная программа дополнительных мер снижения напряженности на рынке труда, под которую выделяется 44 млрд рублей. Меры эти звучат вполне солидно: переподготовка кадров, содействие их переезду в другие регионы, где есть вакансии, организация временных работ и помощь предпринимательству.

Пессимисты на это ответят, что данные меры к реальной жизни мало применимы, а выделенная сумма – явно недостаточная. В самом деле, смешно ожидать, что мы в ближайшие месяцы увидим массовую миграцию из дышащих на ладан моногородов в другие регионы, или станем свидетелями массового ухода потерявших работу металлургов и рабочих-машиностроителей в малые предприниматели. Зато у чиновников появляется отличная возмождность для «распила» вышеназванных 44 млрд…

На самом деле, в распоряжении властей есть лишь два варианта тушения пожара на рынке труда. Первый – предоставить событиям развиваться так, как они развиваются, и сосредоточиться на максимально возможной социальной поддержке тех, кто потерял работу – с увеличением пособия по безработице и социальных выплат семье.

Второй – резко освободить от налогов и бюрократического давления малый бизнес, с тем чтобы он начал создавать новые рабочие места.

Проблема в том, что оба эти варианта – разнонаправлены по своей логике, но при этом каждый из них требует политической воли. Проявит ли ее власть?

Источник: newsru.com 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Австралии продолжаются пожары (видео)
  • В Японии разрабатываются роботы для «забывчивых» людей (видео)
  • Голливуд принимает гостей (видео)
  • «Сегодня я открыла сердце этому выступлению,» - художница о шоу DPA (видео)
  • Брелок-отмычка за сто тысяч


  • Top