Белые пятна истории (часть 1)


Англия, 1953 год. Первый ряд слева: Олег Волконский, Лидия Волконская, Анастасия Волконская, Шарлотта Тидмарш. Второй ряд: Валентин Волконский, Елена Волконская. Фото из семейного архива автораАнглия, 1953 год. Первый ряд слева: Олег Волконский, Лидия Волконская, Анастасия Волконская, Шарлотта Тидмарш. Второй ряд: Валентин Волконский, Елена Волконская. Фото из семейного архива автораРедакция газеты «Великая Эпоха» рада сообщить читателям о подготовке к изданию в Москве книги княгини Лидии Волконской «Прощай, Россия!». Эпилог к этой книге написан ее сыном Олегом Волконским, выдержки из которого мы и предлагаем Вашему вниманию.

Книга «Прощай, Россия!» была написана в Англии в 1960-х годах, после смерти моего отца князя Валентина Михайловича Волконского. Впервые она была опубликована в 1972 году в Сан-Франциско, США, в газете «Русская Жизнь». Затем, благодаря Интернету, она стала доступной всему миру, включая Россию. Она вернулась на Родину, можно сказать, окольным и электронным путем, хотя на родину совсем иную, чем та, которая в ней описывается. Ту Россию, ту Родину, мы давно и навсегда потеряли.

В начале XX века предсказывали, что население Российской империи должно достичь 600 миллионов человек к 2000 году. Что от нее сегодня осталось?

А через полвека, если будут продолжаться нынешние демографические тенденции, на свете останется менее 100 миллионов русских людей. Это обозначает медленное вымирание народа.

Эти печальные факты объясняются кровавыми событиями недавно ушедшего XX века, свидетелем которых, в том числе, была мать. Эпилог, который Вы сейчас читаете, служит как бы продолжением книги «Прощай, Россия!». Волею судеб этот эпилог написан не в Англии или Америке, как следовало бы ожидать, а в Москве, в России…

Речь в Эпилоге не будет идти лишь о нашей личной семейной хронике, о быте и эмигрантской жизни одной из оставшихся в живых ветвей Волконских. Речь будет также идти об исторических событиях, которые не только затронули нас, но продолжают отражаться на жизни многих миллионов людей и по сей день.

Судьба так распорядилась, что я принадлежу к роду, давшему десятки сынов, которые пали на разных полях сражений, защищая испокон веков Россию.

Этим я горжусь. Но не раз в своей жизни мне становилось стыдно за родину и даже называть себя «русским» перед лицом людей цивилизованных стран противокоммунистического мира – Англии, Германии, Франции, США, в которых я жил. Стыдно было конечно не за Россию, за ее великую историю и культуру, а за то, во что она превратилась после 1917 года – страну ГУЛАГа, голодомора и геноцида внутри воинствующего марксизма-ленинизма на экспорт под дулами Красной Армии внешне.

Когда я вернулся на «Родину», я почувствовал себя не в России, а на каком-то постсоветском пространстве, где некоторые географические названия не Русью, а советским духом пахнут, например: Ленинградская область, Калининград, Дзержинск, парк имени Горького, Свердловская область и так далее. Памятники, которые на улицах и площадях ставят, и названия, которые этим местам дают, – это эзоповский язык, на котором власти говорят с народом. Сегодня, в начале XXI века, многие исконные названия возвращены России, но многие продолжают воспевать ее большевистских палачей.

Поэтому надеюсь, читатель поймет, почему мне сейчас так трудно окончательно и безоговорочно сказать «Привет, Россия!» Также надеюсь, что такой день придет.

***

В октябре 1914 года американский журнал National Geographic посвятил свой выпуск одной главной теме – России. Собрание статей было помещено под общим заглавием: «Young Russia – The Land of Unlimited Possibilities» («Молодая Россия – страна неограниченных возможностей»). Журнал, как и многие тогда, включая президента Франции Клемонсо, предсказывал, что к середине XX века Россия займет первое место в мире по своему экономическому развитию. В той же статье отмечалось, что в России наблюдался самый быстрый рост населения в мире, и предсказывалось, что население Российской империи к 2000 году достигнет 600 миллионов человек. И это в полном разгаре Первой мировой войны. Примерно то же самое прогнозировал Менделеев в начале XX века, подсчитав, что к середине его население России достигнет 400 миллионов человек.

***

Катастрофу, постигшую Россию, невозможно объяснить только политическими, экономическими, социальными, военными причинами или массовым сумасшествием и психозом. Эта катастрофа выходит за подобные пределы и рамки. Она носит мистический характер. В событиях 1917 года и последовавших лет чувствуется рука и умысел сатаны. Злодеяния и зверства тех времен превысили нормальные человеческие способности их творить.

***

Финансирование революции в России началось за океаном задолго до нее. Среди спонсоров революции фигурировали крупнейшие финансовые конгломераты Дж. П. Моргана и Рокфеллеров. Одним из проводников финансовых средств был Лев Бронштейн (Троцкий). По пути в Россию он был арестован британскими властями, но был отпущен по требованию правительства США. Вместе с ним была целая группа диверсантов и приличная сумма денег. Но это была лишь капля в море. Не первый и не последний взнос. Таким образом, по России был нанесен двойной удар – один через Ленина, другой через Троцкого. Помимо поезда был и пароход. (См. «Wall Street and the Bolshevik Revolution». Antony Sutton. New Rochelle, N.Y. 1974, и «Деньги на революцию». Е. А. Сикорский, Смоленск. 2004 – Прим. авт.).

…Были и объективные причины революции, без которых никакой революции не было бы. В первую очередь – Первая Мировая Война. Незадолго до того, как он пал жертвой революционера-террориста, Петр Столыпин предупреждал: «война в следующем году, особенно в том случае, если ее цели непонятны народу, станет фатальной для России и династии».

«Основную тяжесть борьбы против монархии взвалила на свои плечи верхушка дворянства. Потом к ней присоединились «разночинцы», и уже в самые последние десятилетия прошлого века этот антимонархический фронт получил могучую поддержку со стороны всего русского еврейства», – пишет Иван Солоневич, один из выдающихся русских писателей XX века. Но к его словам можно добавить: «…и не только русского».

Прекрасные отношения между царской Россией и республиканской Америкой, когда американские президенты, начиная с Томаса Джефферсона, писали дифирамбы и оды русским монархам, начиная с Екатерины II, резко ухудшились после притока первой волны эмигрантов из России в США, в подавляющем большинстве еврейской, в конце XIX века. Об этом написал и опубликовал в Америке книгу Александр Тарсаидзе под названием «Цари и президенты; история забытой дружбы», ставшую большой библиографической редкостью.

Не только американские президенты, но и американские писатели восхищенно отзывались о России и ее монархах. Например, об императоре Александре II Марк Твен во время визита в Крым в 1867 г. произнес следующие слова: «Одна из самых светлых страниц, которая когда-либо украшала историю человечества, с тех пор как письменность родилась и стала ее запоминать, была написана рукою Вашего Величества. Она раскрепостила двадцать миллионов человек, и мы, американцы, можем чувствовать себя привилегированными людьми, имея возможность оказать честь правителю, совершившему такой великий подвиг».

Группа американских «туристов» в Крыму, в числе которых находился Марк Твен, обратилась с посланием к будущим поколениям граждан США, в котором говорилось: «…Америка многим обязана России, она состоит должником России во многих отношениях, и в особенности неизменную дружбу в годины ее великих испытаний. С Упованием молим Бога, чтобы эта дружба продолжалась и на будущие времена. Ни на минуту не сомневаемся, что благодарность России и ее Государю живет и будет жить в сердцах американцев. Только безумный может предположить, что Америка когда-либо нарушит верность этой дружбе предумышленно несправедливым словом или поступком» («Романовы и Крым», Н. Калинин, М. Земляниченко. Симферополь, 2007).

Вдруг под конец XIX века все изменилось. Одним из величайших злодеев в американских глазах стал «тиран», «погромщик», «кровавый», «антисемит», последний император России Николай II.

9 января 1905 г. в Петербурге произошла провокация, вошедшая в историю под названием «Кровавое воскресенье»… К подавлению демонстрации Николай II не имел ни малейшего отношения. Его даже не было в столице. Но с того дня эпитет «кровавый» постоянно к нему применяется.

«Русская монархия оклеветана перед всем миром. Оклеветана самым чудовищным образом. Эту клевету Россия смывает сейчас собственной кровью. Но собственной кровью оплатил ее и еврейский народ.

Перед войной монархия и еврейство находились в положении непримиримых врагов. Монархия продолжала отстаивать интересы русских низов против еврейского капитала, еврейство вело против монархии бешеную кампанию». («Россия, революция и еврейство», «Белая Империя». Статьи 1936-1940. Иван Солоневич. Москва.1997).

…Итак, в Америке на закате XIX века на смену русофилии пришла русофобия.

Когда с Яковом Шиффом, главой банковской компании Кун Леб, беседовал министр иностранных дел России граф Витте, тот ему сказал: «Передайте Вашему Государю, что если еврейский народ не получит прав добровольно, то таковые будут вырваны при помощи революции» («Православный Царь-мученик». Составитель Сергей Фомин. Православный паломник. Москва. 1997).

(продолжение здесь)


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top