Село — зона бедствия


Фото: KAZBEK BASAYEV /Getty Images Фото: KAZBEK BASAYEV /Getty Images По данным вице-президента Российской Академии сельскохозяйственных наук Шутькова по объёму валовой продукции сельского хозяйства Россия отброшена на 42 года назад. В животноводстве поголовье крупного рогатого скота снизилось до уровня 1948 года, а молока — до 1958 года. Производительность труда упала на 30%, информирует редакцию «Великой Эпохи» пресс-служба карельской газеты «Тайм-аут».

Как сообщается, по данным президента Российской Академии сельскохозяйственных наук Романенко в 2004 году в России не засевалось около 40 млн гектаров пашни, или треть всех пахотных земель.

По техническому уровню Россия отстаёт от мирового на 40 лет, 80 % техники пришло в негодность, с применением современной технологии обрабатывается только 30% пашни. В Карелии под угрозой исчезновения одна из важных отраслей — животноводство. Многие животноводческие хозяйства прекратили своё существование, закрылись 3 крупнейшие птицефабрики — Сегежская, Суоярвская и Сунская.  За последние 15 лет производство молока упало в 2,5 раза, мяса — в 3,5, яиц — в 4. Отрасль звероводства почти отсутствует: поголовье норки уменьшилось в 20 раз.

Сельское хозяйство должно рассматриваться как приоритетное направление государственной политики. Крестьяне — ценные люди: они — кормильцы, и кроме того хранители обычаев, традиций, истории, фольклора. Россия без деревни не сможет быть благополучной. Нет деревни — нет и России. В России проживает на селе 40 млн. человек, 80% из них пребывает в бедности. В республике Карелия у сельского жителя самая низкая заработная плата. Учёные даже ввели термин «устойчивая сельская бедность». Самые богатые — самые бедные

Заонежский полуостров — уникальная по природным богатствам территория Карелии, с населением около 7 тысяч человек, со своеобразной культурой и диалектом. Кто лучше всего знает об этом, как не заонежане? Вячеслав Алексеевич Агапитов, председатель правления общественной организации «Русский Север» сам родом из Заонежья, как и Валентина Александровна Сукотова, председатель правления общественной организации «Заонежье». Болит у них сердце за родную землю, тягостно смотреть как зарастают бурьяном пахотные земли, как умирают заонежские деревни. В. Агапитов: Если бы сегодня первооткрыватели русской былинной традиции — П. Н. Рыбников и А. Ф. Гильфердинг приехали в Заонежье, то они были бы очень удивлены произошедшим переменам — и не в лучшую сторону. Крестьянский край, где в каждой деревне звучали древнерусские былины (старины) исчез как некий фантом.

В конце ХIХ века за Заонежьем закрепилось название — «Исландия русского эпоса»: после открытия Рыбникова и Гильфердинга в нашем крае была записана великая причетная традиция в лице Ирины Федосовой из Толвуйской волости. Весь ХХ век в Заонежье фиксировались русские народные сказки, песни и другие жанры фольклора. Для многих очевидно, что Заонежье является одним из основных очагов русской национальной культуры. Уникальна и природа края, велики его рекреационные возможности: здесь открыты минеральные воды самого различного состава, включая легендарные «Три Ивана», вода из которых исцеляет экзему и псориаз.

Именно здесь до сих пор находится огромное количество памятников культуры и истории, а также природных объектов. Сегодня в Заонежье удручает почти всеобщая бедность и безысходность. Люди уже не верят ни властям, ни партиям, ни радио, ни телевидению. Подобное настроение, как известно, не удлиняет жизнь. Даже наиболее предприимчивые из заонежан лишены возможности реализовывать свою продукцию, им никто в этом не помогает. Известно, в каком состоянии находится единственная дорога из Медвежьегорска в Заонежье. Этой весной её вообще могут закрыть из-за многочисленных ям и непроезжих участков. Водное сообщение в этом году с Заонежьем под большим вопросом. Сегодня мы имеем эдакую «Землю Санникова», о которой кто-то слышал, но представления не имеет.

«Сельское хозяйство нам не выгодно»

В. Сукотова: Дмитрий Лихачев как-то сказал: «Человека создает земля. Без неё он ничто». В бывшей карельской житнице почти все совхозы «приказали долго жить», кроме совхоза «Толвуйского» под руководством Ивана Ивановича Ткачука, и держится он только благодаря таланту директора хозяйства. Жалко заонежан. Закрыты все фельдшерско-акушерские пункты, больница в Великой Губе, дорог нет. Под названием «реорганизация» идут постоянные сокращения того, что ещё осталось. На весь Заонежский полуостров нет ни одного книжного магазина, почти нет торгующих спортивным инвентарём. Зато в такой деревне, как Космозеро, где проживает летом около 150 человек, в магазине я насчитала 29 наименований виноводочных изделий. Что это? А это основная политика сегодняшнего дня. Народ спивается, молодёжь уезжает, а в крае хозяйничают горнодобывающие предприятия.

В. Агапитов: Создаётся впечатление, что проблема Заонежья давно решена, причём только в одном направлении — горнорудном. Но что удивительно, до сегодняшнего дня мы так и не смогли узнать, отчисляются ли какие-нибудь налоги в местный бюджет. В отношении края до сих пор нет единой социально-экономической политики, если и имеются какие-то государственные документы, то они больше напоминают пресловутую «маниловщину». Особенно беспокоит бездействие и равнодушие районной администрации Медвежьегорска и Медвежьегорского района, хотя в продаже земель эти люди очень преуспели.

В. Сукотова: В августе 2007 года в администрации Медвежьегорского района подписывали СОГЛАШЕНИЕ О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ между несколькими министерствами республики Карелия, районом и рядом общественных организаций, и там тоже было подчёркнуто администрацией района, что основное направление развития — горно-рудное. На столь авторитетной встрече главе Медвежьегорского района Николаю Александровичу Тихонову был задан вопрос: Будет ли в ближайшее время развиваться сельское хозяйство?

— Нет.

А почему?

— А нам это не выгодно.

Понятие «НАМ» Н.А. Тихонов расшифровать не смог. А вот предкам нашим это было выгодно.

Обратимся к истории Заонежья, к документам. В конце ХIХ века в Шуньге было организовано сельскохозяйственное общество, председателем выбран деревенский крестьянин Иван Степанович Гайдин. В начале века его племенное стадо участвовало во всех сельскохозяйственных выставках. По многочисленным просьбам, власти организовывали шестинедельные курсы по молочному хозяйству. В 1910 г. Повенецкое земство утвердило племенную книгу. Знания по животноводству были востребованы не только в Олонецкой губернии, но и за рубежом. И вот летом того же года группа крестьян вместе с Гайдиным была направлена в Финляндию «для учёбы и передачи опыта». А сам Иван Степанович за показатели в труде был награждён одной золотой, четырьмя серебряными, одной бронзовой медалями, пятью похвальными грамотами и многочисленными премиями. Вот пример работы — под одним солнцем, под одним небом, на той же земле. «Ну, что вы!, — говорят чиновники в министерстве сельского хозяйства, — это же совсем другое время, сейчас другая политика!». Люди должны работать — вот и вся политика! Нет в мире другой политики! «Земля — на продажу!»

В. Агапитов: В недавнем прошлом людям в деревнях были выданы так называемые паи на землю — некие бумажки без межевания. И вот к жителям приезжают заинтересованные люди из больших городов и платят за эту бумажку в среднем около 10 тыс. руб. Скупают паи оптом у населения, нередко привозят частного нотариуса и едут в землеустроительные конторы, оформляют свои права. Как говорят чиновники из министерства сельского хозяйства республики Карелия, всё внешне происходит законно. В министерстве не видят выхода из этой ситуации, это общероссийская практика. На выкупленных землях вскоре будут строиться коттеджи и дворцы, как ответила нам министр сельского хозяйства республики Карелия В.Ф. Патенко. По её словам, совхозы могут вообще исчезнуть, придут новые хозяева, и государство здесь бессильно.

В. Сукотова: В республике Карелия около 50% леса, около 30% — вода, 14% — болота и только около 1% — земли сельхозназначения. Что тут продавать? Россия не может быть сильной и здоровой без деревни. «Выпустили пар», а дальше что?..

Сейчас, в пору кризиса, многие регионы испытывают трудности, но Заонежье находится в кризисе уже давно. И именно поэтому по инициативе наших общественных организаций 18 июня 2008 года в Законодательном собрании республики состоялись общественные парламентские слушания, которые собрали огромное количество неравнодушных к судьбе Заонежья людей. В декабре прошлого года, через полгода после парламентских слушаний, мы узнали, что рекомендаций по итогам слушаний нет ни на сайте Правительства, ни на сайте Медвежьегорского района, не было даже ни одной публикации в средствах массовой информации. Общественные организации получили письмо из Законодательного собрания от 1 июля 2008 года о том, что в Правительство Республики Карелия и в 11 министерств и ведомств были направлены документы с рекомендациями парламентских слушаний. Мы побывали почти во всех министерствах и ведомствах, этих писем не обнаружили.

Эта ситуация наводит нас на очень грустные мысли. А вообще занимались ли этой темой? Или, может быть, забыли про неё? Если пойдём такими темпами, как сейчас, ни с кем не считаясь, ни о чём не задумываясь — финал будет печальным. Территория, напичканная урановыми месторождениями, может себя проявить непредсказуемо. И ни один, даже самый лучший учёный не даст этому точный прогноз. Но, пока, похоже, мало кто задумывается над этим. И вот тому пример. Существует «Положение о территориальном планировании Медвежьегорского района».

Проект имеет ряд предложений, первый этап освоения — до 2015 года. На некоторые пункты этой программы я бы хотела обратить особое внимание читателей. Несмотря на решение общественно-экологической экспертизы от 1999 года, предлагается «строительство предприятия по добыче уран-ванадиевых руд месторождения Средняя Падма, рост объёмов производства и утилизации отходов в селе Толвуя». Десять лет люди старались как-то бороться, чтобы это предотвратить. Всё напрасно! Не принимается во внимание даже общественно-экологическая экспертиза, представители которой (многие из них — видные учёные) твёрдо сказали: «Это опасно!». Правительству республики Карелия были даны письменные рекомендации.

Но за спиной общественности принимаются другие решения. Спросите у первого, десятого, сотого: знает ли он, что буквально под носом планируется такой «сюрприз», что на крутом бережку Онежского озера предлагается добыча уран-ванадиевых руд? Я уверена: никто не знает.

Всё решается другим путём, а потом чиновники будут бросать в лицо тем, кто станет бороться с этими безобразиями: «жалуйтесь куда хотите, пишите куда хотите!», как заявляют сейчас нам. Что же касается здоровья, то по последним данным онкодиспансера, ранняя диагностика онкозаболеваний в Заонежье ниже, чем по Карелии, а вот запущенность заболевания значительно выше, недостаточно пропаганды, люди очень мало консультируются с врачом. А где человеку проконсультироваться-то? Закрыты все фельдшерско-акушерские пункты, а до Медвежьегорской больницы почти 100 вёрст по бездорожью, да она и не справляется с такой нагрузкой: одна на весь район, ведь больницу в Пиндушах с уникальным оборудованием тоже закрыли уже 2 года тому назад. Так что, судите сами, о какой профилактике заболеваний можно говорить, если для лечения коек не хватает. Извечный вопрос: что делать?

В. Агапитов: Мы предлагаем развивать Заонежье по нескольким основным направлениям: природный или национальный парк, создание курортной системы, сохранение традиций земледелия, развитие туризма. На первый период нужны особые условия для местного населения — например, снижение налогового пресса (а возможно и отмена налоговых сборов, как это уже было в истории России), привлечение инвестиций по всем направлениям, указанным выше, пропаганда культурного бренда «Заонежье — Исландия русского эпоса».

В. Сукотова: Мы ждём конкретной помощи от правительства, необходима правительственная концепция развития Заонежья. Этот край нужно сохранить. Он уникален, нигде в мире нет больше ничего подобного. Не зря его называют жемчужиной Русского Севера. Надо думать о будущем, о людях, живущих там.

От редакции «Тайм-аут»: В марте этого года прошло общее собрание членов трёх общественных организаций — «Русский Север», «Заонежье» и Общества охраны природы. Вопрос ставится конкретно: в отношении Заонежья нужно принимать срочные меры, и решать все проблемы сообща: властям, законодателям и общественности. В апреле этого года в ЗС Карелии вновь пройдут парламентские слушания по положению в Заонежье. Неужели опять общественности дадут «выпустить пар», а воз будет и ныне там? Поживём — увидим.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Толстая талия провоцирует сердечную недостаточность
  • Диета без соли. Плюсы и минусы
  • Бразильские «мыльные оперы» разрушают семьи
  • Альбомы The Beatles перецифруют заново
  • Телевизор провоцирует насилие


  • Top