«Власти отменяют наше конституционное право на свободу собраний»


Фото: NTDФото: NTDПредлагаем вашему вниманию текст выступления Людмилы Алексеевой, председателя Московской Хельсинкской группы, на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека от 15 апреля 2009 года.
«…Тема моего выступления: «Мирное собрание: митинги и демонстрации, шествия и пикетирование», то есть право, гарантированное гражданам статьей 31 Конституции.

Поскольку для рядовых граждан доступ к основным средствам массовой информации ограничен, особую роль имеют уличные акции, как с политическими лозунгами, так и по чисто бытовым поводам. Для большинства граждан это единственная возможность донести свое мнение по вопросам, которые их тревожат, до сведения властей.

Закон о свободе собрания у нас вполне демократический, но очевиден разрыв между этим законом и практикой его применения. Этот закон нарушается во всех регионах и совершенно единообразно. Это заставляет думать, что действия представителей власти определяют неизвестные нам подзаконные акты, по существу отменяющие наше конституционное право на свободу собраний.

Так, по закону граждане обязаны лишь уведомить местные власти о намеченной акции.

Обязанность властей – оказать им содействие в реализации этого права. Власти не в праве запретить публичные мероприятия, а могут лишь предложить изменить место и время его проведения.

И это изменение должно быть обосновано и согласовано с организаторами акции. То есть право на свободу собраний первично, и ограничения не должны лишать права самого его содержания.

Выдвигая предложение об изменении времени и места в ультимативной форме, как это обычно делается, и отказываясь обсуждать альтернативные варианты с организаторами, власти обесценивают сам процесс согласования, который подразумевает равноправное участие сторон.

Отправляя выступающих митинговать в безлюдные места, власти лишают их возможности выразить свое мнение целевой аудитории, тем самым делают выражение их мнения бессмысленным.

Накладывая ограничения на численность участников публичных мероприятий, власти обычно обосновывают это превышением установленных норм предельной заполняемости данной территории.

Но нормы должны быть едины для всех, а они увеличиваются в десятки раз, когда тоже место использует «Единая Россия» или движение «Наши».

Использование ОМОНа, применение физической силы против граждан допустимы, лишь когда существует реальная угроза перерастания мирного собрания в массовые беспорядки. К чести наших сограждан могу сказать, что такое случается крайне редко, а вот грубое и даже жестокое вмешательство ОМОНа совсем не редкость. И преследование участников мирных протестных акций, увольнение с работы, административные аресты по надуманным поводам, лишение водительских прав, многое другое тоже не редкость.

Господин Президент, требуется именно Ваше разъяснение представителям власти разных уровней, что участники мирных акций не преступники, которых им следует обезвредить, а граждане, действующие в рамках Конституции. По-видимому, надо пересмотреть те подзаконные акты, которые определяют действие наших властей по отношению к свободе собраний. Свобода собраний – это важнейшая форма обратной связи между властью и обществом, мирные протестные выступления – нормальная форма этой связи.

Однако власти воспринимают любое протестное выступление как нарушение стабильности и, следовательно, считают, что это обнаруживает неумение их подчиненных контролировать ситуацию на вверенной им территории. Это заблуждение особенно опасно сейчас, во время кризиса, когда у граждан есть основания для недовольства. Невозможность его выражения законными средствами будет усиливать напряженность и действительно может стать угрозой стабильности. Ее сохранение обеспечит не силовое подавление протестов, а диалог по волнующим граждан проблемам и удовлетворение их законных требований.

Хотела бы обратить Ваше внимание, господин Президент, на ситуацию в Калининграде. Там на прошлой неделе прошел 25-й многолюдный пикет с одним и тем же протестом против закрытия лучшей в городе больницы, к которой приписаны все калининградцы, связанные с морем, а таких очень много, и в городе, и в области. Больница расположена в центре города, и, видимо, кому-то приглянулась эта земля и эти здания. 25 недель происходят пикеты, но до сих пор никакой реакции со стороны губернатора и его окружения. Такая глухота к требованиям граждан – вот где опасность для стабильности.

Особо хочу сказать о ситуации со свободой собраний в Москве, это во многом является знаковым для всей страны.

Руководство Москвы отказывается от любого диалога с организаторами акций и в случае разногласий выставляет против граждан милицию.

Одно из объяснений, что митинги и шествия создают неудобства для жителей центральных районов. В связи с этим неоднократно нам предлагалось создать московский «гайд-парк» – определенное место, где проходили бы все публичные мероприятия. Но предлагают набережную Шевченко, где расположены гаражи и абсолютно никто не увидит, ни шествия, ни демонстрации.

В Лондоне, господин Президент, Гайд-парк находится в самом центре, напротив королевской резиденции. В Москве естественным «гайд-парком» является Красная площадь – традиционное место проведения массовых мероприятий. Для этого требуется Ваше решение, господин Президент. Закон указывает, что порядок проведения публичных мероприятий на Красной площади определяется Президентом, однако этот порядок до сих пор не установлен. Положительное решение этого вопроса Вашим указом продемонстрировало бы уважение власти к правам и к свободам граждан. Спасибо».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Минюст на тропе войны
  • Аксакал космоса
  • «Евросеть» договорилась с «Мегафоном»
  • Салон, книжный: «Читатель XXI века»
  • Солнце зашло за тучу, но оно не погасло


  • Top