Мир потерял великую балерину — Екатерину Максимову


Мир потерял великую балерину - Екатерину Максимову. Фото: DMITRY KOSTYUKOV /AFP /Getty ImagesМир потерял великую балерину — Екатерину Максимову. Фото: DMITRY KOSTYUKOV /AFP /Getty Images«Мир потерял великую женщину», — сказал заместитель главного редактора журнала «Балет» Сергей Коробков.
Сама Екатерина Максимова в интервью радиостанции «Эхо Москвы» так определяла свое отношение к балету и театру: «Большой театр сегодня, это мои ученики. И вот жизнь поменялась.
Я была на сцене, теперь я, так сказать, за кулисами с моими учениками. Но, вы знаете, это очень трудная жизнь, очень трудная. Вы знаете, это столько отнимает сил, столько какой-то энергии, нервов, всего, что, в общем, это…
Мы все время с Володей говорили, что вот мы закончим танцевать, вот мы будем свободными людьми, и нам хотелось очень много ну, вот в жизни, то, что мы не успевали пока… не могли себе позволить, пока танцевали. Вот мы будем путешествовать, мы будем ездить, мы будем, ну, не знаю, заниматься вот какими-то такими проблемами то, что нам хотелось, то, что мы любим…», передает Эхо Москвы.

1 февраля 2009 года балерина отметила свой 70-летний юбилей. В те дни она дала одно из своих последних интервью. Вести.Ru

— Екатерина Сергеевна, почему первое, что бросается в глаза, — вас назвали «Мадам «нет»?

— Наверное, это в силу моего характера, в силу моей неуверенности. Когда мне что-то предлагали, я всегда сначала говорила: «Нет, я этого не смогу». Слава Богу, что вокруг меня были люди, которые вселяли в меня эту уверенность, заставляли меня что-то делать и поверить в себя. И вот тогда что-то рождалось.

А рождалось большое искусство Максимовой в Московском хореографическом училище, когда еще десятилетняя Катя попала в руки к замечательному педагогу, в прошлом приме-балерине Мариинского театра, Елизавете Павловне Гердт. На кадрах хроники у станка — юная Катя.

«Это большая, великая школа. Это великая культура. Это изумительный человек, профессионал высочайшего класса. То, что я к ней попала, — это счастье», — признается народная артистка СССР Екатерина Максимова.

В репетиционном зале она встретилась с человеком, с которым связала всю свою жизнь. Володя Васильев. Пройдет всего несколько лет, и он станет одним из первых танцовщиков советского балета.

Елизавета Гердт, Володя Васильев и, конечно, мама — это и есть те люди, которые заставили Максимову поверить в себя, чтобы так блистать на сцене.

Едва ли не первый спектакль — и большая роль вместе с Васильевым. Необыкновенно красивая пара. Они выбрали друг друга на сцене и в жизни — рука об руку уже почти 50 лет!

«Госпожа Максимова хорошенькая и очень женственная» — так о ней в начале 60-х писала восторженная западная пресса, когда Большой выезжал на гастроли. Европа, Азия, Америка, Австралия — она исколесила весь мир. Но вначале — ежедневное преодоление себя, физическая боль, отказ от детских забав. Наряды и даже пуанты — все самой приходилось доводить до ума, не то что теперь.

Но помимо упорства и характера — атмосфера в доме. Семья. Невероятно широкий круг общения, в том числе и с великими актрисами. Кате досталась одна из реликвий русского театра.

— Правда, что у вас сохранилось зеркало Веры Комиссаржевской?

— Правда!

— Оно живо?
— Живо. Если вы посмотрите фильм «Галатея», то я там все время с веером. Это тоже веер Комиссаржевской.
Но был в жизни Максимовой еще один наставник, учитель и друг — непревзойденная Галина Уланова. Именно она выпускала на сцену молодую Катю. Она передала ей, как потом напишет сама Галина Сергеевна на памятной статуэтке, «все, что у нее было».

— А что у вас осталось от Улановой?

— Все. Вся моя творческая жизнь и человеческая. Потому что для меня мнение Галины Сергеевны было очень значимым во всем.

Долгие годы, пока не передала в музей, Екатерина Максимова хранила у себя подаренный Улановой молоточек. Оказывается, тогда это был рабочий инструмент балерин.

— Мы танцевали уже в размятых туфлях, чтобы, не дай Бог, не стучало. Поэтому я их сверху разбивала молоточком.

— Это же невероятно тяжело — на пальцах?!
— Да, это тяжело. Это больно.
— А возникало желание бросить?
— Балет?! Знаете, оно у меня возникало каждое утро. Когда я просыпалась, то говорила: «Господи, зачем мне это надо?!» Я вставала, и нужно было идти в класс.

Она так и не может сказать, когда к ней пришли признание и слава. Кажется, эти два слова ее раздражают. Удивительное для такой женщины обаяние скромности.

— Вы тщеславный человек?

— Нет.
— Столько десятилетий в лучах славы…
— Как бы ее пощупать, эту славу?..

Но ее слава — это «Щелкунчик», «Жизель», «Золушка», Китри из «Дон Кихота», Джульетта, Анюта — всего не перечислить. И каждой роли она отдавала всю себя.

«Каждый спектакль — полет, — признается великая балерина. — Иногда, когда было много спектаклей, когда действительно устал, все болит, ты где-то за кулисами стоишь и думаешь: «Боже мой, ну куда я пойду?! Я не могу ничего сделать!» И вот музыка играет — ты влетаешь на сцену, и все заканчивается. Ты забываешь, что у тебя болит, что у тебя что-то случилось. Ты забываешь обо всем. Ты здесь, на сцене».

Но чего стоила эта невероятная легкость в «Галатее»?! Тяжелая травма позвоночника. Врачи сомневались, будет ли ходить. А она вышла на сцену.

Как когда-то Уланова, теперь она, Екатерина Максимова, наставляла своих учеников, звезд Большого. Марьяна Рыжкина, Анна Никулина и, конечно, Галина Степаненко — пришло их время блистать на сцене. Правда, время меняется, и современный балет стал другим.

— Мы никогда не поднимали так ноги, никогда так не прыгали, не делали столько пируэтов. Может быть, где-то даже с точки зрения чистоты танца, — рассказывает Екатерина Максимова.

— Что это значит? Сейчас танцуют изящнее?

— Нет, они танцуют сильнее, крепче, техничнее.
Как в спорте. Лучше стал результат, говорит Максимова. Но еще так много нужно успеть вложить в своих учеников. «Чтобы у них душа пела. Чтобы они каждую роль проживали. Ноги должны «говорить», руки должны «говорить». Не просто так делать какие-то позиции — это должно быть говорящим», — отметила Екатерина Максимова.

Она блистала и царствовала на сцене невероятно долго для балерины — больше 40 лет. Но и сегодня продолжает служить в Большом, в который пришла после училища в 1958 году, уже более полувека назад.

— Вы счастливый человек?

— Не знаю. В принципе, наверное, счастливый. Хотя было очень многое в жизни. Я нормальный человек, причем какой-то очень земной.
— А для вас танец — это что?
— Это жизнь моя. Это выражение эмоций, выражение чувств. Это музыка. В балете есть что-то такое… Словами можно сказать: «Я тебя люблю». И все это говорят много раз в жизни. Но что-то стоит между строк.

Это и есть великое искусство танца — передать то, что невозможно выразить словами. Вероятно, в том числе и поэтому она так не любит давать интервью, сообщают Вести.Ру.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Неудачный эксперимент: действующая модель древнекитайского корабля затонула (видео)
  • Фотообзор: Благотворительный семейный вечер «Подари детям сказку»
  • Будьте соучастниками благого дела
  • Россияне не верят в грядущую победу над коррупцией
  • Сезон спячки закончился, начинается сезон охоты


  • Top