Кто такие «Праведники мира»?


«Праведник мира» Николай Николаевич Дорожинский. Фото: Светлана Ким/Великая ЭпохаОн стал героем в 12 лет, спасая еврейского мальчика от фашистской расправы. Спустя 60 тяжелых лет считает главной задачей воспитание молодежи в духе патриотизма. И до сих пор не может понять, почему в Великой стране, которая одержала победу, живется плохо…

В один из солнечных дней апреля 2009 года мне представилась возможность побывать на ежегодном «марафоне памяти» жертвам Холокоста, проведенного на Поклонной горе в синагоге, сооруженной в честь памяти жертв Холокоста. В марафоне приняли участие школьники и учителя многих школ Москвы и Подмосковья, с охватом в несколько сот человек. Именно там я узнала, кто такие «Праведники мира». Эти молчаливые герои, наверное, никогда и не рассказали бы о себе, если бы не ощущали до сих пор, что должны выполнить свой долг перед страной и молодым поколением. А долг их в мирное время – это сохранение памяти о прошедших героических днях и о тех людях, помнить и знать которых должен каждый, потому что это и есть наша история, история нашей страны, история нашей нации.

Николай Николаевич Дорожинский – «Праведник мира». В годы Великой Отечественной войны он спас еврейского мальчика от неизбежной гибели. Узнав, что наше издание пишет и о проблемах прав человека во всем мире и нравственного воспитания молодежи, он согласился дать интервью. — Уважаемый Николай Николаевич, многие слышали о Холокосте, читали о нем, но, возможно, воспринимали его как дела давно минувших лет. Зная Вашу позицию о том, что уроки истории забывать нельзя с тем, чтобы они не повторились никогда, полностью поддерживаем Вас. Скажите, пожалуйста, сколько Вам было лет в тот нелегкий период?

— В августе 1941 года, в самые первые дни оккупации города Херсона (Украинская ССР), мне было 12 лет.

— Кого вы спасали, кем были те люди?

— С первых дней оккупации города нашими соседями оказалась семья беженцев из города Одессы, которые не смогли переправиться на другой берег реки Днепр, – мать и сын Могилевские.

В первые дни оккупации города немецким комендантом был издан указ об обязательном ношении шестиконечных звезд всеми евреям города. Повинуясь указу, мама Вовы, Ада Могилевская, нашила себе и Вове на одежду шестиконечные желтого цвета звезды.

Моя очень разумная и доброжелательная бабушка Давидович Наталия Ивановна, отец которой в начале ХХ века в дни погромов на юге Российской Империи прятал в своей квартире несколько еврейских семейств и тем воспитал в своих детях элементы толерантности, посоветовала Аде Могилевской, мотивируя тем, что их в городе Херсоне никто не знает, отпороть нашитые на одежду звезды Давида и уничтожить документы, свидетельствующие об их национальности. Ада Могилевская так и поступила. Так они полулегально и существовали (Вова почти все время находился у нас), пока в декабре 1943 года линия фронта не установилась по реке Днепр.

— То есть Вы рисковали жизнью, ради человека, которого совершенно не знали?

— Тогда не задумывались над этим вопросом, для каких целей ты это делаешь, – это был акт поддержки и взаимовыручки. Надо было помочь людям, оказавшимся в тяжелейшем положении. Вся моя семья тогда была так настроена. Моя бабушка воспитывал меня на рассказах о спасении моим прадедушкой от погромщиков евреев при погромах 1900-1903 гг.. Поэтому с детства я был воспитан на примерах общечеловеческих ценностей, толерантности и был патриотом своей родины.

— А много было тех, кто выдавал?

— Думаете, об этом кто-то знал? Потом это выяснялось уже много лет спустя. Этого никто не афишировал.

— Расскажите, пожалуйста, каковы были Ваши будни?

— Мы жили тогда, как дети, которые голодают. Им надо было где-то что-то добыть поесть. Срубить дерево, чтобы печку натопить, или набрать камыша, что бы обогреть квартиру. Главной задачей было выжить. За триста метров от дома находился речной порт Херсона, куда приходили корабли с разных стран с продуктами и вооружением для немцев. Все это перегружалось в вагоны и отправлялось в Воронеж, Сталинград и другие города на линию фронта. Воровали мы с этих вагонов, когда могли залезть где-то в щель окна. Что попадалось, то и воровали. — За это тоже могли убить?

— Кому как Бог прописал.

— Вы верите в судьбу?

— Безусловно.

— Как вы общаетесь с Богом?

— Каждое утро, выходя на улицу, прошу, чтобы он поддержал меня.

— Николай Николаевич, как складывались ваши судьбы дальше?

— В декабре 1943 года немецкие войска и полиция стали выгонять население города с улиц, параллельно расположенных к реке Днепр и отправлять их население на расстояние 50-100 километров от города Херсона. В результате таких действий немцев и полиции я, Вова и его мама оказались в Николаевской области, Еланецком районе, селе Малая Дворянка.

В первой декаде марта 1944 года (линия фронта приближалась к селу малая Дворянка) в село с четырех сторон въехали немецкие полицейские войска, в составе которых было очень много коллаборационистов славянской национальности, согнали в центр села все мужское население в возрасте от 14 до 65 лет, сформировали этап и в маршевом походе, сопровождая конными охранниками, погнали всех мужчин в сторону запада.

До этого, когда мы находились в ограниченном составе, мы как-то были спокойны за Вову, но теперь мы оказались в большой массе разнообразного народа. С целью содержания этапируемой массы в повиновении, из колонны выводили одного-двух человек, отводили в сторону, и потом слышались выстрелы, а сопровождавшие тех выводимых людей возвращались без них. Мы с Вовой усилии нашу бдительность, для чего, чтобы не бросалась в глаза его внешность, поменялись одеждой ( до этого он носил отцовское очень дорогое драповое с обложным котиковым воротником пальто, подобные которому до революции носили буржуи): Вову одели в мою поношенную флотскую шинель и тряпичную шапку; и всем заявляли, что мы родные братья, православные (у меня на шее висела серебряная икона Божьей матери с младенцем). Этап пешим порядком был прогнан через ряд областей и Бессарабию, на территории которой мы с Вовой совершили побег, но после месячного скитания попали в облаву румынской жандармерии. Посидев в околоточной тюрьме местечка Тараклия, были переданы с группой таких же попавших в облавы узников немецким полицейским войскам и в пешем порядке доставлены в румынский порт Галац, в котором нас загрузили в товарные вагоны, закрыли и под усиленной охранной доставили в Австрийский лагерь Strasshjff. В то время он носил название Durchgangslager fur Juden (лагерь, через который в период май-июль 1944 года пропустили более 54 тысяч венгерских евреев), в котором старики и дети отправлялись транзитом в Польшу в концлагерь Аушвич-Беркинау для уничтожения.

Как и в лагере Штрассхоф, так и после в Эрфуртском лагере для перевоспитания, где проводились доскональные проверки по медицинским, физическим, политическим и другим параметрам, мы доказывали, что являемся с Вовой родными братьями: Дорожинские Вова и Коля, православные. Мы предъявляли (Вова) мою метрическую выписку о рождении. Так нам удалось обмануть маститые немецкие организации и оформить документы («Рабочие карты» на Николая и Владимира Дорожинских) и спастись от самого неприятного исхода: меня за спасение, а Вове – за национальную принадлежность.

— Понимали ли Вы тогда, что вот она, смерть, перед глазами?

— Нет, в полной мере не понимал. Принимал это как должное, ничего не афишируя. Вокруг было много порядочных людей, поэтому мы просто жили до очередной проверки, когда начинались обыски по квартирам. Такими семьями были не только мы, которые не выдавали за мешок муки своих соседей, знакомых и др. — Есть ли что-нибудь, что хотели бы осуществить?

— Я хотел бы, что бы российский народ, как он достоин того, был в почете, уважении и хорошо жил. Получается так, что он победитель в великих войнах, а живет плохо.

— Кто в этом виноват?

— Я считаю, что в этом виноваты проворовавшиеся чиновники, олигархи-коррупционеры – те, кто сделал русский народ бедным. Как выживать при такой пенсии? Мои коллеги получают и того меньше. Цены за последние полгода выросли вдвое: думаешь только о том, как выжить в такой ситуации. Человек должен жить в достойных условиях, тогда он будет уважать себя и почитать свое правительство. — Николай Николаевич, что бы Вы посоветовали нынешней молодежи?

— Временами нынешняя молодежь меня пугает. Откуда берутся неонацисты, эта переодетая молодежь? По-видимому, их плохо информируют, что такое фашизм, что он несет, и какая это беда, сколько было жертв и разрушений. Ведь во всем мире погибло 55 миллионов людей, а сколько пришлось нам страдать во время этих голодных дней. Сколько страдали, восстанавливая наше народное хозяйство и не только в нашей стране.

Я и мои товарищи – несовершеннолетние узники фашистских лагерей, проживающие в разных городах России и прошедшие все эти тяготы, стараемся со своей стороны проводить большую работу по разъяснению. Выступаем в школах, гимназиях, в воинских частях, рассказывая свои биографии, о том, в каких условиях жили, что несла идеология фашизма, что такое геноцид и полное истребление наций (славянских, евреев и др.) на оккупированных территориях – в этом вижу свой долг на сегодняшний день.

В школе выделяется на изучение Второй мировой войны всего 12 часов, и я считаю, что этого не достаточно. Мы не должны забывать уроки прошлого, ведь времена меняется, и новое поколение забывает прошлое своей страны.

Хотелось бы еще, чтобы правительство России уделило также внимание немногим оставшимся старикам, в то время несовершеннолетним узникам концлагерей. Я сейчас говорю как председатель Центрального совета Российского союза бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей, объединяющего более 160 тысяч человек. Тех, кто их спасал в годы войны, «Праведников мира», осталось гораздо меньше: в России всего 12 человек.

Ведь во всем мире эти люди удостаиваются внимания правительства и наград. Королева Англии, например, удостоила их самого высокого звания «Рыцаря Англии». В Германии – 410 «Праведников Германии», из которых 250 удостоены высшими федеральными наградами. В Австрии – 80 «Праведников мира», и большинство из них отмечено государственными наградами. Во Франции на 60-летие освобождения концлагеря Освенцим в Пантеоне, священном месте для французов, воздвигли памятник в честь «Праведников мира». Президент Украины в прошлом году, когда отмечались трагические дни памяти жертв в Бабьем Яре, удостоил всех оставшихся в живых, 134 человека, высокими наградами Украины. А у нас не установлен даже статус «Праведника мира», нет никаких льгот российским «Праведникам народов мира».

Более того, люди, живые «Праведники мира», представлялись к наградам, прошли все инстанции, но при согласовании с Управлением для предоставления наград чиновники в составе комиссии решили, что эти люди не достойны, получить награду.

В настоящее время «Праведники народов мира» – это больные, пожилые люди, нуждающиеся в повседневном уходе, внимании и медицинской помощи, но, к сожалению, в отличие от других стран, живя в России, они не имеют от государства никаких льгот.

Вот такое у нас отношение к людям, спасавшим в годы войны, рискуя собой и жизнью своих близких, других людей. Эти люди достойны того, чтобы на примере их героизма воспитывать молодежь, а это игнорируется нашим руководством.

Сегодня по-особому звучит потребность в объективной, подлинной оценке Второй мировой войны, в преодолении сложившихся мифов и стереотипов в восприятии этой трагедии человечества, в формировании у новых поколений гуманистических ценностей и ориентиров, в неприятии фашизма.

Награждение «Праведников народов мира», граждан российской Федерации, наградами государства будет свидетельствовать об отношении нашего народа к её гражданам-рыцарям нации, которые в трудные периоды существования государства не побоялись вступиться за обреченных на смерть своих сограждан.

Я, надеюсь, что общественность и творческая интеллигенция поддержит мои высказывания на этот счет. Справка:

«Праведниками мира» назвают тех людей, которые в годы войны, рискуя жизнью, спасали евреев от фашистского геноцида. Это звание присваивается израильским институтом Яд ва-Шем, а также сопровождается вручением соответствующей медали и почетной грамоты. Имена «Праведников мира» выгравированы на Стене Почета мемориала Яд ва-Шем в Иерусалиме.

На 1 января 2008 года «Праведниками мира» считались 22 211 человек из разных стран мира. Всего в фашистских концлагерях было заключено более 2 миллионов детей, около 1,3 миллиона из них погибли. По всей Европе нацисты соорудили около 14 тысяч мест принудительного содержания, куда насильственно поместили 18 миллионов людей из разных стран, более 11 миллионов из которых погибли.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае усиливаются климатические аномалии
  • В китайских ресторанах можно заказать блюдо из младенцев
  • Для поддержания экономики китайским чиновникам приказано курить
  • Комиссия США: Компартия Китая 10 лет подряд серьёзно нарушает свободу вероисповедания
  • Исторические фото Китая. Город Янчжоу 1936-37 годы


  • Top