Западные страны не подозревают о «красном проникновении»

Мнение. В мае 2005 года, при поддержке радио «Дойче Веле» (Немецкая Волна) и китайской ассоциации Берна, я посетила симпозиум «Культурная революция забыта насильно» в рейнском музее. Моим переводчиком была дружелюбная, молодая женщина. Ее звали Чжан Даньхун, она являлась бывшим директором Департамента китайскоязычного радио «Дойче Веле», которое было прикрыто из-за сильных прокитайских комментариев, во время проведения Олимпийских Игр.

Речь г-жи Чжан была откликом на широкое движение, происходящее сейчас в мире. Прокитайская «красная волна» начинает просачиваться на Запад и заставляет западное общество задуматься над тем, как защищать ценности демократии на своей земле.

Чжан Даньхун меняет политическую позицию

Чжан Даньхун приехала из Пекина в Германию в 1980 году, чтобы поступить в университет. Она начала работать в Департаменте китайскоязычного радио «Дойче Веле» в 1990-х. В 2004 она была назначена заместителем директора отдела. Когда я повстречала ее несколько лет назад, она работала с Вон Хейном, директором Департамента китайскоязычного радио в программе, посвященной демократии и правам человека в Китае.

Недавно несколько китайских защитников демократии в Германии, включая Фей Лянюня и Бэн Сяомина, опубликовали статью, критикующую комментарии Чжан. В этой статье они отметили, что «раньше Чжан сообщала о ситуации с правами человека в Китае и демократических движениях за рубежом, а также передавала опыт политических диссидентов, преследуемых в Китае».

Неожиданно, эта журналистка, которая заботилась о правах человека, и которая преуспевала в карьере, поменяла свою позицию и практически стала представителем коммунистической партии Китая.

Что не так с комментариями Чжан Даньхун?

За несколько дней до начала Олимпийских Игр в Пекине, в радио-интервью Чжан сказала, что за последние несколько десятилетий Китай поднял из бедности 400 миллионов людей. Далее ее речь изобиловала такими фразами: «Коммунистическая партия Китая, в большей степени, чем любая другая политическая власть в мире, осуществляет третью статью Декларации Объединенных Наций по правам человека».

Чжан охарактеризовала сотни миллионов китайцев, вызволенных из бедности, как вклад КПК, но забыла упомянуть о десятках миллионах, умерших от голода при коммунистическом режиме. Она так же пренебрегла фактом борьбы китайцев против притеснения и эксплуатации со стороны КПК. Постоянный рост количества людей, находящихся в Китае за чертой бедности. Даже китайское правительство признает о наличии 250 миллионов безработных. Многие из них на склоне лет борются за существование, еле сводя концы с концами.

В ответ на критику государственную цензуры, наложенной на Интернет, Чжан Даньхун сказала: «Некоторые вебсайты, содержащие порнографию и способные нанести вред детям, в Германии тоже заблокированы». Любой человек со здравым смыслом понимает, что это делается для защиты детей, в то время как цензура китайского правительства является нарушением основных прав человека.

Во время дискуссии на 2-м немецком канале, посвященной Тибету, Чжан сказала, что китайское правительство «много сделало для защиты культуры Тибета». Очевидно, г-жа Чжан также забыла, что центром тибетской культуры является тибетский буддизм, представителями которого, в первую очередь, являются великие ламы. Лидеры всех четырех направлений тибетского буддизма, включая Далай-ламу, находятся в изгнании. Не это ли результат «защиты» культуры Тибета со стороны КПК?

Разительная перемена среди китайцев зарубежья

Независимо от намерений Чжан Даньхун, ее дифирамбы в адрес диктатуры, нарушающей права человека - это оскорбление для тех людей в Китае, кто является жертвой притеснения со стороны правительства, и предательство ценностей прав человека западных демократических стран.

По-моему, более серьезная проблема состоит в том, что Чжан Даньхун не одинока в своих взглядах. Ее комментарии идентичны высказываниям китайского правительства и представляют мнение большого числа китайцев, живущих за границей, а так же культурной элиты и среднего класса в Китае.

Когда я впервые приехала в Европу в поисках политического убежища, в начале 1990-х, я несколько раз выступила с заявлениями о правах человека в Китае. В то время китайцы в зарубежье или симпатизировали демократическим движениям или не интересовались политикой вообще. Практически не было никакой почвы для пропаганды китайского правительства. Прошло больше десяти лет, и наблюдаются существенные изменения среди зарубежных китайцев. С улучшением экономической обстановки в Китае, все больше китайцев за границей начали ассоциировать себя с режимом КПК, представляющего Китай за рубежом. Огромная волна слепого патриотизма захлестнула китайские сообщества по всему миру.

Почему китайцы, живущие в западных демократических странах, присоединяются к диктаторской идеологии? Есть несколько причин и мнений: ностальгия, тщеславие, тяготение к власти и собственные интересы.

Но основная причина с начала 1990-х изменилась совсем немного. В последние годы немало китайских семей среднего класса, посылали своих детей за пределы Китая для получения дальнейшего образования. Большинство этих людей получило определенные выгоды со стороны КПК. Некоторые из них, так же являлись родственниками коррумпированных чиновников. Независимо от того, как они попадали на Запад, их объединяло одно: они только хотели извлечь выгоду из процветания Китая и гордиться им, но не желали платить столь высокую цену, как жизнь в условиях диктатуры.

ККП становится более изощренной в своих способах

Я знаю эксперта по Китаю из Швеции. В течение многих лет он выступал с критикой прав человека в Китае. Однако недавно, со стороны китайского правительства ему было предложено несколько раз посетить Китай, дано больше возможностей для исследований и сотрудничества, а также вручены награды. Результатом этих поездок явилось следующее: когда шведские журналисты сообщили об увольнении китайским правительством рабочих-мигрантов из Пекина во время Олимпийских игр, этот эксперт выступил на телевидении с критикой в адрес журналистов, которые негативно отзывались о Китае, в то время как сам он похвалил прогресс в Китае.

КПК стала более изощренной в отношении своих критиков. Даже эксперт из Швеции, одной из самых демократических стран в мире, не смог устоять перед искушениями, не говоря уже о Чжан Даньхун, выросшей при коммунистическом режиме.

Как западные страны могут защитить ценности демократии?

Был поднят обоснованный вопрос: «КПК широкомасштабно просочилась в китайскоязычные СМИ на Западе. Почему Германия стала единственной страной, которая обратила внимание на передачу с прокоммунистическими комментариями?»

Мое личное мнение таково - Германия научена своими историческими ошибками. Ее собственные демократия и свобода слова однажды, с приходом Гитлера к власти, были унижены и растоптаны. Вот почему, кроме того, что немцы твердо стоят за свободу слова, они так же внимательно следят, чтобы никто не смел управлять общественным мнением.

Комментарии Чжан, в первую очередь, обсуждались из-за того, что Чжан занимает пост в публичном секторе, где работник должен придерживаться Конституции. Как заместитель директора китайскоязычного радио «Дойче Веле», Чжан так же должна следовать миссии и принципам станции. В противном случае, её трудовой договор может быть расторгнут.

Много изменений произошло в этом году в Китае. По инициативе Чжан, «Дойче Велле» взяло интервью у особо прокоммунистически настроенных экспертов по Китаю в Германии. Голоса с критикой коммунистического режима звучали редко. Это вводит в заблуждение или даже обманывает китайскоязычную аудиторию. Вообще-то, вряд ли все эти эксперты симпатизируют КПК. Довольно многие из них пели дифирамбы, беспокоясь за свои собственные интересы.

Для Германии действия Чжан представляют реальную угрозу. Это не угроза экономического характера, но «красное вторжение», которое подвергает опасности демократические ценности Запада.

Сегодня в Пекине, если кто-нибудь выйдет с плакатом «Свободу Тибету!», то будет тут же арестован. Но пока что на распространение коммунистической «красной волны» на Западе смотрят «сквозь пальцы».

В Германии, относительно этого инцидента с Чжан Данхунь, существует такое мнение: «И хотя мы не всегда можем четко определить наши демократические ценности, мы не можем допустить подобные «просачивания» у нас дома». Как западным странам следует защищать свою демократию на своей земле? Этот вопрос заслуживает дальнейшей дискуссии.

Мо Лихуа, псевдоним Мо Ли, бывшая учительница Хунань Чжаоянгского Общеобразовательного Колледжа, была заключена в тюрьму на 3 года после публичной критики событий июня 1989 года на площади Тяньяньмэнь. Сейчас она живет в Швеции, в изгнании, работает преподавателем и пишет для китайского журнала.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Значение Всемирного дня Фалунь Дафа
  • Что понимают под словом «секта»?
  • Заявление Сопредседателей Всероссийской политической партии "Правое дело"
  • В молочной продукции Китая обнаружен ядовитый белок (видео)
  • FECRIS и нарушения прав человека


  • Top