Мальчишки-кадеты, осталось детство где-то…


Профессор академии национальной безопасности, обороны и правопорядка; почетный член Русского географического общества; кавалер Золотой медали РГО «За заслуги»; заместитель председателя комиссии географии Америки; президент Русского центра немецкой культуры при РГО; член Всемирного клуба петербуржцев, внешнеполитической ассоциации России, Союза концертных деятелей России; главный редактор газет «Петербургский разговор» и «Петербургское кадетство»; заместитель Председателя Совета попечителей и учредитель благотворительного фонда Санкт-Петербургского суворовского военного училища; подполковник в отставке… Речь идет об одном человеке.

Владимир Александрович Соколов-Хитрово не просто разносторонний человек, он Человек с большой буквы. Общаясь с ним, чувствуешь необычайную энергию, мудрость, силу человека, прошедшего войну. Сегодня вместе с Сергеем Михайловичем Мироновым он участвует в возрождении системы кадетских учебных заведений России. О непростом жизненном пути Владимира Александровича, который тесно сплетен с судьбой петербургского кадетства, мы и хотим рассказать.

Короткое детство. Своего отца Владимир Александрович ни разу в жизни не видел и знает о нем очень мало. Брак родителей не был зарегистрирован, отсюда, кстати, и секрет двойной фамилии Владимира Александровича: его двоюродная бабушка Н.Н. Хитрово-Кутузова просила сохранить эту исчезающую старинную фамилию. Однако в Генеалогическом древе Соколова-Хитрово нет, он также не может претендовать на потомственное право на эту фамилию, его дети — Соколовы.

Отец Владимира Александровича был расстрелян в 1946 году как один из сподвижников генерала Власова, а то, что Владимир родился вне брака, спасло его от репрессий, которым подвергались «дети врагов народа».

«Мама — Соколова Александра Васильевна, очень светлый человек. Все, кто хотя бы недолго общался с ней, говорят, что это была красивая, добрая женщина, которая всегда старалась кому-то помогать при своих очень скромных возможностях, — вспоминает Владимир Александрович. — На маленькую зарплату машинистки мама содержала семью, в которой кроме меня была ее мать и сын ее репрессированного двоюродного брата Борис. Мама взяла Борю к нам, хотя были другие, более обеспеченные родственники.

Она дополнительно работала для того, чтобы, например, взять мне на прокат пианино и дать возможность учиться музыке и пению. Мама прожила в Ленинграде всю блокаду, продолжая работать. Она была глубоко верующим человеком и передала мне веру в Бога.

…Мама умерла, когда ей было 85 лет».

Как и у многих других мальчишек, детство Владимира было полно разных увлечений. Очень рано у него обнаружился хороший голос, а школьная учительница пения Валентина Александровна Аракина помогла полюбить классическую музыку и привела во Дворец пионеров к педагогу Екатерине Михайловне Малининой.

«Мое колоратурное сопрано превратилось в тенор, я стал постоянным посетителем оперных театров, влюбился в Николая Константиновича Печковского, выучил оперные партии Ленского, Германа, Альфреда, герцога, Канио, Рудольфа, Лоэнгрина… Я мечтал стать оперным артистом…», — делится воспоминаниями Владимир Александрович. Но жизнь распорядилась иначе.

Между детством и сединой только одно слово — война. Юношеские мечты разрушили финская война и нависшая угроза новой большой войны. Вместе с кузеном Борисом 15-летний Володя поступил в 8 артиллерийскую спецшколу.

С началом Великой Отечественной, после 9 класса, многие мальчишки добровольно пошли на Ленинградский фронт. Правда, ребятам пришлось убедительно и настойчиво доказывать необходимость их участия в защите родного города — они ведь серьезно учились военному делу в артиллерийской спецшколе.

Многие парни погибли, Владимир Александрович вернулся с войны инвалидом… Раннее прощание с детством, раннее, быстрое и жестокое взросление… О Великой Отечественной сложно писать и рассказывать, о ней невозможно забыть… Она меняет людей, калечит жизни…

И именно война определила дальнейший путь нашего собеседника. После окончания войны у него была реальная возможность продолжать учиться пению. Но Владимир Александрович остался в армии и посвятил военной службе четверть века.

После заочного окончания исторического факультета ЛГУ и увольнения из армии, он стал школьным учителем истории и географии. «Тянуло к музыке, и я — заместитель директора театра Музыкальной комедии по творческим вопросам, затем — начальник организационного отдела и секретарь Художественного совета Ленконцерта; чтец (тарифицирован как артист высшей категории). Был внештатным референтом одного из высших ленинградских руководителей, внештатным помощником начальника Главного управления культуры.

Тянуло и к науке: я — научный консультант, заведующий Центральным лекторием им. Ю.М. Шокальского, член Ученого совета, затем почетный член Русского географического общества, делегат нескольких съездов РГО и ХХШ Международного.

Кардинальной переменой в жизни стало начало политической деятельности: В. Соколов-Хитрово становится председателем Петербургского отделения партии Экономической свободы, председателем Межрегиональной, затем Российской партии стабильности, затем Российской партии «Русь», позже — почетным председателем этой партии и зарегистрированным кандидатом в депутаты Государственной Думы. После ликвидации партии «Русь», он вступил сначала в партию Жизни, а затем в пришедшую ей на смену молодую политическую партию «Справедливая Россия», где продолжает активно работать.

Кстати, знакомство Владимира Александровича и Сергея Михайловича Миронова началось именно на политической почве. «Мы оба возглавляли две российские политические партии. Я партию стабильности, затем партию «Русь», а Сергей Михайлович — партию Жизни.

Наши программы были очень похожи, я участвовал в конференциях и других мероприятиях его партии. В дальнейшем, когда партии одна за другой стали ликвидироваться, в том числе, и партия «Русь», я естественно вступил в партию Миронова — в «Справедливую Россию». Я старый человек, много видел различных руководителей и считаю Сергея Михайловича одним из самых порядочных и благородных людей.

Владимир Александрович пробует свои силы и в кино: он стал автором сценария ряда специальных фильмов, большого художественного телефильма «Озеро лебединое», посвященного ленинградскому балету, Хореографическому училищу и юному Мише Барышникову. А в 2005 году по его сценарию был снят видеофильм «Суворовцы — всегда…» (киностудия Министерства обороны РФ).

Притягивает к себе В. Соколова-Хитрово и искусство: работая в Главном управлении культуры, организует шефские выступления артистов в Ленинградской области, в Сибири, на Дальнем Востоке, участвует в гастрольных концертных поездках по всей стране. Вместе с Владимиром Логутенко, Владиславом Чернушенко и Юрием Темиркановым он участвовал в создании творческого Союза концертных деятелей России, написал проект его устава, стал ответственным секретарём, позже — заведующим творческими секциями Союза.

Владимир Александрович много времени уделяет также и занятиям наукой: у него более полусотни научных работ, он организует научные конференции и семинары, участвовал в Международном географическом конгрессе (где выступил с докладом), в семи съездах Русского географического общества.

В течение десяти лет был научным руководителем юношеского географического клуба «Планета», совершил с ним 46 экспедиций и путешествий. Несколько лет он был научным консультантом, заведующим Центральным лекторием имени Ю.М. Шокальского. За большие заслуги перед географией и Географическим обществом Владимир Соколов-Хитрово награжден пятью Почетными Грамотами РГО и Золотой медалью «За заслуги», избирался членом Учёного совета, избран Почётным членом Русского географического общества.

Работа В.Соколова-Хитрово с суворовцами, нахимовцами и кадетами получила высокую оценку — 4 июня 2007 года он избран профессором Российской Академии национальной безопасности, обороны и правопорядка.

Владимир Александрович — петербуржец, наш земляк, здесь его Дом. Он — член Всемирного клуба петербуржцев. Это еще одна сфера деятельности, которая роднит его с Сергеем Мироновым. «Сергей Михайлович — молодой член клуба (с 2008 года), я — очень старый, с 1992 года, почти с основания. Был членом правления, много лет являюсь руководителем цикла лекций-концертов «Петербургские немцы». С удовольствием участвую в ассамблеях, в других мероприятиях клуба. Очень дорожу возможностью встретить в клубе многих выдающихся граждан нашего города, политиков, журналистов, предпринимателей, артистов, писателей, священнослужителей, членов дипломатического корпуса, иностранных гостей.

Президент клуба Михаил Борисович Пиотровский умело направляет деятельность клуба, встречи с ним всегда интересны и полезны. Жаль, что клуб много лет не имеет постоянного помещения, кроме маленькой комнатки под крышей Мариинского дворца. Было бы очень хорошо встречаться с одноклубниками, другими хорошими людьми в уютной обстановке и без всяких мероприятий», — делится мыслями Владимир Соколов-Хитрово.

Еще одна жизненная необходимость Владимира Соколова-Хитрово — путешествия. Он участвовал в 46 экспедициях с юными членами географического клуба «Планета», сам побывал во всех уголках нашей страны и еще в 20 странах мира.

Памятным было и его путешествие на Алтай и Дальний Восток в гастрольной поездке с группой артистов Мариинского театра (Галина Ковалева и другие) и театра Музыкальной комедии, в которой его спутниками стали Зоя Виноградова, Виталий Копылов, Вячеслав Тимошин и другие. Особенно запомнился нашему собеседнику концерт в очень тесном кубрике военного корабля во Владивостоке, где было ощущение, что артисты и моряки вместе участвуют в каком-то очень интересном спектакле.

Конечно, запомнились нашему собеседнику и те 46 экспедиций вместе со школьниками и студентами географического клуба «Планета». «В парке «Массандра», — с удовольствием ведет рассказ Владимир Александрович, — ребятам удивлялись все, даже милиционеры: школьники зачем-то терпеливо изучали антропогенную деятельность в уникальном парке. Когда были опубликованы результаты их исследований, это повлияло на решение властей не допустить дальнейшего строительства на территории парка, вокруг гостиницы «Ялта», коттеджей для богатых иностранных гостей, и парк был спасен!»

«Лейтмотив моей жизни и творческой деятельности — кадетство!» Вход в Суворовское военное училище. Вокруг толпятся напуганные, чуть бледные ребята с не менее напуганными родителями; мальчишки поуверенней. Кто-то выглядит совсем ребенком, кто-то заметно старше, хотя все они одного возраста. Здесь собрались молодые люди со всей России, у них разный социальный уровень, воспитание… Они слишком разные, но у них одна цель — стать Суворовцами. Еще несколько минут прощания с родителями, и они исчезнут за забором военного училища. Кто-то из них не сдаст экзамены и вернется домой, кто-то — пройдет через все, станет кадетом… И они станут одной большой семьей, братством, над которым не властны никакие расстояния, когда после окончания училища они разъедутся по всей России, никакое время, когда они будут видеться только на встречах выпускников. Они Суворовцы, они теперь семья. Навсегда.

Владимир Александрович очень разносторонний человек, но лейтмотивы его деятельности — кадетство и журналистика, которая тоже посвящена кадетам. Наверное, эта разносторонность помогает: ведь если бы не было путешествий, творчества, науки, он смог бы дать мальчишкам гораздо меньше. Если бы не опыт войны, разве смог бы он передать кадетам ее дух, объяснить, почему об этом нельзя забывать?..

Суворовские училища создавались чуть больше 65 лет назад, после войны, чтобы можно было как-то бороться с беспризорностью. Сейчас эта система изменилась, и у СВУ уже другая цель.  «Основная цель кадетских учреждений сегодня — это обучать и воспитывать высокообразованных, культурных, здоровых и дисциплинированных будущих офицеров. Сегодня существуют различные другие учреждения для борьбы с беспризорностью и безнадзорностью», — поясняет В. Соколов-Хитрово.

«Поступают в училища сегодня школьники из всех регионов России, самых разных национальностей, общественного положения. Есть сироты (они, кстати, пользуются льготами при поступлении). Много приходит детей военнослужащих, детей граждан, погибших в боях за Родину. Очень многие из поступающих мечтали стать военными с детства, готовились к этому, закаляли себя. После отчислений абитуриентов по медицинским показаниям, конкурс составляет 3-5 человек», — продолжает Владимир Александрович.

Кстати, с 2007 года, после демонстрации сериала «Кадетство», число желающих поступить в суворовские училища и кадетские корпуса резко увеличилось.

Строевая подготовка, уроки, зарядка с утра, строгий режим, ни минуты свободного времени, отсутствие возможности побыть одному… Кто-то не выдерживает, ломается, уходит через какое-то время после поступления… Уходит, потратив массу сил, времени, пройдя через все трудности, сдав на отлично все экзамены. Уходит со слезами на глазах, расставшись со своей мечтой.

Большинство выдерживают. Привыкают рано вставать и ложиться по отбою, привыкают к физическим нагрузкам, учатся делать все, что нужно за отведенное на самоподготовку время… Дети генералов и депутатов привыкают к тому, что здесь все равны, привыкают к столовской еде, к жестким рамкам, контролю. И вот уже через несколько месяцев кровати заправлены без единой складки, а суворовская форма лежит стройными рядами на стульчике рядом с кроватью. Они уже другие, они начинают взрослеть …

Кадеты действительно в свои годы гораздо взрослее школьников-одногодок. «Сегодня суворовцы и кадеты (особенно в кадетской столице — Санкт-Петербурге) получают отличное общее среднее образование, начальную военную подготовку, спортивные навыки, знакомство с правилами этикета, умение танцевать.

Конечно, общим недостатком всех наших средних учебных заведений является недостаточная адаптированность к современной жизни. В.И.Матвиенко, выступая с Посланием к Законодательному Собранию, сказала: «Петербургская школа меняется на наших глазах. Неизменным при этом остается лидерство Петербурга по качеству образования. Но знаете, в чем упрекают нас психологи и социологи? В том, что мы даем знания, но не готовим детей к реальной жизни».

«Во многом это касается и кадетских учреждений», — рассказывает Владимир Александрович. Все это — танцы, строевая и физическая подготовка, спорт, правила этикета очень преображают ребят в жизни, дают умение общаться, хорошо себя чувствовать в самых разных ситуациях. «Когда суворовцы идут по улице в гражданском костюме или даже в спортивной форме, их можно узнать по выправке, по культуре общения…», — отмечает В. Соколов-Хитрово. Они, действительно, не такие, как все.

Несмышленые домашние мальчишки попадают в суровую реальность, где надо самому следить за собой, да еще и выполнять общие обязанности.

Воровство…С этой проблемой сталкивался, наверное, каждый. За воровство отчисляют. Но страшно, наверное, даже не это. Страшно находиться в том коллективе, где тебя поймали, где все знают, что ты — «крыса». С этими людьми тебе придется находиться 24 часа в сутки… Страшна даже не столько физическая месть — да, возможно «крысу» и прижмут к стенке — страшна моральная изоляция, отрицательная энергия, ярлык…

То же самое касается стукачей. Иногда ребята со старших курсов проверяют молодых — пойдет жаловаться или нет. Прошел проверку — считай, что заработал уважение, нет — это как клеймо… Жестоко? Нет… Это правила коллектива, который объясняет общечеловеческие нормы и учит жизни… Это справедливо…И эти проверки приходится пройти многим…

Казенщина, формализм, муштра — наверное, вечные стереотипы, которые преследуют военные учреждения. Об этом писал еще А. Куприн в повести «Кадеты». «К сожалению, в современных училищах не всегда удается уйти от этого! Некоторые воспитатели далеки от педагогики, встречается грубость, солдафонство, формализм и, что самое страшное, это все мальчишки впитывают как образец для дальнейшей жизни, и, став взрослыми, офицерами, применяют это в воспитании и обучении подчиненных, заявляя: «А нас самих так учили!», — рассказывает Владимир Александрович.

Здесь сразу вспоминается сериал «Кадетство», разные образы офицеров-воспитателей, когда один, рискуя собственной репутацией, но, понимая, что правда на стороне ребят, пытается спасти их от отчисления, второй — нарочно создает проблемы, используя порой не совсем честные методы.

Кстати, сериал снимали в Тверском Суворовском училище, актеры общались с курсантами, смотрели на то, как они живут. «В основном, здесь все правда, вымысел есть (это же не документальный, а художественный фильм!), но вымысел, очень похожий на правду. Я беседовал со многими суворовцами и кадетами, они часто говорили, что в фильме много вымысла, но всегда оказывалось, что смотрели далеко не все серии. Я думаю, то, что актеры окунулись в эту атмосферу, им очень помогло.

Я хорошо знаю жизнь почти всех петербургских «кадеток», и юные артисты не просто создали правдивые образы своих героев, но сами стали такими героями (правда, говорят, что у них самих не возникло желание там учиться!)», — рассуждает Владимир Александрович Соколов-Хитрово.

У суворовца отняли письмо любимой девушки, стали читать вслух и смеяться. Он полез в драку, вошел офицер-воспитатель с другого курса… Его отчислили… Кто-то пытался объяснить, но уже вышел приказ. Он собирал вещи и плакал, плакали ребята. Это очень странно и невероятно больно — когда сильные мальчишки, которые без слов терпят иногда жестокие «проверки» старших, все тяготы физических нагрузок, разлуку с родными, рыдают как дети из-за того, что их отчисляют, отнимают их друг у друга. Это не слабость, это братство. Необыкновенное кадетское братство, о котором нельзя написать, которому нельзя научить, его можно увидеть и почувствовать. Как каменный стоит офицер-воспитатель. Ему плакать не положено… Еще немного, и за кадетом закроются ворота училища.

Навсегда. Но то время, что он провел здесь, то, что он получил, те друзья, которые у него есть, теперь останутся. Тоже навсегда. «И в сериале «Кадетство», и в «кадетках» довольно много несправедливости, в том числе, и при отчислениях. Могут оставить учиться парня, который, пользуясь своим ростом, физической силой унижает своих товарищей, и исключить мальчишку, который не допускает унижения своего достоинства. Некоторые офицеры привыкли работать с солдатами и не умеют работать с детьми, часто не понимают особенностей ребят, не умеют прощать. Бывают случаи рукоприкладства. Не думаю, что справедливо отчислять за курение.

Во-первых, курят чаще всего сироты и ребята из трудных семей, надо их терпеливо воспитывать. Во-вторых, как можно требовать не курить от кадета, если у самого офицера или преподавателя сигарета во рту! Я не раз предлагал в своей газете повесить у входа в каждое училище или кадетский корпус такое объявление: «КУРИТЬ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩАЕТСЯ ВСЕМ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ УЧИЛИЩА!». Такие объявления теперь вывешиваются во многих учреждениях. К сожалению, кадетские начальники часто сами курят и не готовы к таким распоряжениям», — размышляет В. Соколов-Хитрово.

Необыкновенный дух братства — это то, что прививается в военных училищах. Когда ребята только поступают туда, они все разные, а выпускаются одной большой семьей. «По-моему, кадетское братство воспитать нельзя, оно создается в ходе всей совместной жизни, совместной учебы, совместного досуга, совместных радостей и огорчений», — считает Владимир Александрович.

Позади три года учебы. Многих, кто поступал на первый курс, здесь уже нет: кого-то отчислили за неуспеваемость или дисциплину, кто-то не выдержал и ушел сам. Те, кто остался и прошел здесь все, теперь узнают друг друга в толпе, сколько бы лет не прошло.

Слишком много пережито вместе: вместе ребята менялись и взрослели, вместе понимали жизнь и помогали друг другу в этом, вместе радовались, расстраивались и боролись с проблемами, любили и ненавидели. Теперь у каждого свой путь, многие разъедутся в самые отдаленные уголки России. Возможно, кто-то больше никогда не встретится со своими братьями-суворовцами. Впереди выпускной, знаменитый кадетский марш, подбрасывание в воздух монеток, прощание с офицерами-воспитателями, суворовские песни… И своя, взрослая жизнь…

«Училища и корпуса готовят ребят к поступлению в высшие военные училища, институты, университеты, и подавляющее большинство выпускников выбирают военную службу. Тем более что сейчас правительство России заметно увеличило заботу о военнослужащих (квартиры, повышение зарплаты, пенсий и другие льготы)», — рассказывает о дальнейшей судьбе выпускников «кадеток» Владимир Соколов-Хитрово.

Кадеты — будущие офицеры. А понятие «офицер» несет в себе определенную моральную и эмоциональную нагрузку — это честь, благородство, смелость. «Я знаю очень многих современных офицеров и генералов и считаю, что большинство из них имеют эти прекрасные качества, которые во многом определяются любовью к своей Родине. Если бы условия службы, материальные возможности и воспитание с детства позволяли им стремиться совершенствовать культуру, в том числе, и культуру поведения, было бы хорошо. Кадетские учреждения могут решать и эту задачу», — считает В. Соколов-Хитрово.

Еще одно направление деятельности, без которого Владимир Александрович Соколов-Хитрово не представляет своей жизни, и которое также тесно переплетено с кадетством — журналистика. Он работал сначала внешнеполитическим обозревателем Ленинградского телевидения, автором и участником ленинградских радиопередач; заместителем, затем главным редактором российской общественно-политической газеты «Единство и стабильность», затем газеты «Про Русь». Потом стал соучредителем и главным редактором городской независимой газеты «Петербургский разговор» («ПР»), учредителем и главным редактором газеты «Петербургское кадетство» («ПК»).

В этих газетах он часто выступает как автор политологических, искусствоведческих и молодежных статей, а его полемические выступления по петербургскому радио вызывают заслуженный интерес и одобрение многих слушателей.

«В газете «ПК» стараюсь распространять положительный опыт обучения и воспитания кадет, вскрывать недостатки, рассказывать о кадетском прошлом России, даю возможность высказаться самим суворовцам, нахимовцам и кадетам, помещаю их стихи, рассказы, фотоснимки. В газете «ПР» идет острый разговор о делах городских.

В последнее время в каждом номере идет рассказ об одном ТСЖ (Поэтический бульвар, 1), где за короткий срок буквально преобразился огромный 600-квартирный дом. Газета помогла жильцам спасти около дома прекрасный сиреневый сквер, детскую спортплощадку, зону отдыха, березовую аллею ветеранов Отечественной войны от попыток некоторых ретивых районных чиновников и любителей наживы уничтожить все это великолепие ради платной автостоянки. Последний номер «ПР» был посвящен одному из популярных учреждений нашего города — Всемирному клубу петербуржцев», — рассказывает Владимир Александрович.

Владимир Александрович говорит, что огромную помощь в жизни ему оказывает вера. «Вера спасла мне жизнь на фронте. Я работал под Пулково в 1941 году на рации боевой связи, фашисты запеленговали меня и открыли минометный огонь. Я коснулся рукой зашитой мамой в гимнастерку молитвы, и смерть не тронула меня».

Молитва помогает и в мирные дни. Он учредил из личных средств несколько именных стипендий для сирот (суворовцев, нахимовцев и кадет). А еще одна из премий В. Соколова-Хитрово учреждена им в память своей бабушки-учительницы Надежды Николаевны Хитрово-Кутузовой. Она носит название «Кадетское братство» и присуждается ежеквартально по рекомендации самих ребят за настоящую дружбу.

Владимир Александрович организовал, финансировал и провел семь литературных конкурсов среди российских суворовцев, нахимовцев и кадет на тему «Моя Родина — Россия», цикл симфонических концертов в Суворовском и Нахимовском училищах, кадетских корпусах.

Он не только сам читает лекции для ребят о классической музыке, сочиняет и печатает на компьютере аннотации к музыкальным произведениям цикла, но и участвует в концертах. Так Владимир Александрович выступил с монологом Эгмонта в концерте, где исполнялась симфоническая поэма «Эгмонт» Бетховена — Гёте.

«Сегодня я внимательно перечитываю А.И.Солженицына «Архипелаг Гулаг». Мне не стыдно ставить этого великого человека на одну доску с Львом Толстым. Люблю и много раз читаю М. .Лермонтова, К. Симонова, Е.Евтушенко, А. .Чехова, В.Гёте, К.Р. (Великого Князя Константина Константиновича). Но главное место в моей жизни занимает музыка, — делится Владимир Александрович. — Я не просто нежно люблю творчество П..Чайковского, Л.Бетховена, В.Моцарта, С. Рахманинова, Д. Пуччини, Ф. Листа, Р. Вагнера, Г. Свиридова, Г. Доницетти, Д. Верди Д. Россини, Ф. Шопена, И. Штрауса, А. Скрябина, но и рассказываю о нем суворовцам, нахимовцам, кадетам, для которых в течение 7 лет организую и провожу цикл симфонических концертов непосредственно в их клубах. Я счастлив возможностью самому участвовать в них как лектор и как артист».

Кажется, немыслимо справляться с таким количеством работы! В. Соколов-Хитрово справляется, считая, что возраст (Владимиру Александровичу 85 лет) не помеха полезным делам, а полезные дела помогают сохранить и жизнь, и здоровье. На вопрос «Как Вы планируете свой день?», он отвечает: – Четкого плана нет, намечаю на неделю вперед только основные задачи, записываю их в календаре. Секрет простой — занимаюсь тем, что нравится, что люблю. А если не нравится, то стараюсь внушить себе, что это необходимо и тогда начинает все нравиться.

Наш собеседник с улыбкой говорит, что пока не удалось стать оперным певцом и планирует сначала дожить до ста лет, а потом намечать новые цели…

Тем же, кто еще только ищет свой путь, советует не разбрасываться в своих увлечениях и интересах, сосредоточиться на более узких и конкретных делах: «Мне — 85 лет, я не жалею о своей длительной и бурной жизни, которую прожил очень интересно, но если бы стал только певцом, или политиком, или ученым, или педагогом, или журналистом, то, наверное, принес бы больше пользы, как узкий специалист…»

На военном мундире подполковника в отставке В.А. Соколова-Хитрово 18  государственных наград и вместе с ними — белый крест принадлежности к кадетскому братству!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top