Вице-президент Европейского Парламента обратился к Генеральному Секретарю ООН


Демонстрация в Нью-Йорке, посвященная памяти замученных до смерти практикующих Фалуньгун, 9 апреля 2007 года. Фото: Джефф Ненарелли /Epoch TimesДемонстрация в Нью-Йорке, посвященная памяти замученных до смерти практикующих Фалуньгун, 9 апреля 2007 года. Фото: Джефф Ненарелли /Epoch Times

Гао Чжишень во время интервью в своем офисе в Пекине 2 ноября 2005 года. Неоднократно подвергался интенсивным пыткам за защиту последователей Фалуньгун. Фото: Verna Yu /AFP /Getty ImagesГао Чжишень во время интервью в своем офисе в Пекине 2 ноября 2005 года. Неоднократно подвергался интенсивным пыткам за защиту последователей Фалуньгун. Фото: Verna Yu /AFP /Getty Images

Эдвард МакМиллан-Скотт

Вице-президент Европейского Парламента

Пан Ги Муну Генеральному Секретарю Объединенных Наций

Нью-Йорк 25 апреля 2009

Глубокоуважаемый господин Генеральный Секретарь!

Сегодняшний день датирует десятилетие систематического преследования группы людей, равное преследованию нацистами евреев. Как вице-президент Европейского Парламента и многолетний член его Комитета по Внешним Делам я провел трехлетнюю кампанию по привлечению внимания к жестокому и систематическому преследованию Фалуньгун китайским режимом.

С 1999 года буддийское духовное учение Фалуньгун представляют от 70 до 100 миллионов последователей. Только из-за популярности Фалуньгун, тиранический режим преследует с параноидальной жестокостью его последователей. Режим, погубивший 70 миллионов собственного народа, из которых 38 миллионов умерли голодной смертью.

Я пишу Вам, обращаясь к Вам со срочной просьбой провести расследование о систематических арестах без судебных приговоров, эскалации насилия и убийств тысяч невинных людей, подвергающихся пыткам. Это превышает бесчеловечность по отношению к людям: это соответствует геноциду, описанному в статье 2 «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него». Время безнаказанности прошло, и те, кто знают о том, что происходит в Китае, смотрят на Вас и ожидают Ваших действий.

Когда судья Верховного Суда, Феликс Франкфуртер, в 1942 году услышал от поляка Яна Карски, что происходило в концентрационных лагерях нацистов, он сказал: «Я не сказал, что этот молодой человек лжет. Я сказал, что не в состоянии поверить ему. Это разные вещи».

Господин Генеральный Секретарь, есть множество доказательств геноцида в Китае, прошу Вас подробно рассмотреть и выслушать докладчиков ООН о пытках и свободе веры.

Фалуньгун — это духовное движение, медитативная практика, которая отражает традиционное китайское верование, согласно которому люди связаны со Вселенной духом и телом. Китайская коммунистическая партия называет его «культом», тогда как международная судебная практика исходит из того, что «культ» предполагает финансовое участие, отчуждение от семьи, иерархическую организацию, насильственное внушение, асоциальное поведение и тому подобное, ничего из этого не соответствует Фалуньгун. Как и все группы цигун, Фалуньгун имеет Учителя, книга с упражнениями которого была опубликована в 1992 году. Приобретение этой книги для большинства последователей, это и есть максимальные финансовые расходы.

Моя кампания началась в мае 2006 года, когда я находился в Китае с целью выяснить факты для составления отчета о правах человека и демократии для Комитета по внешним делам Европейского Парламента. В Пекине я опросил двоих побывавших в тюремном заключении последователей Фалуньгун — Цао Дун и Ню Цзиньпин, для которых этот опрос представлял значительный риск. Цао Дун после этого был задержан и осужден, потому, что он «встретился со знаменитым иностранцем». Он был отправлен в тюрьму Тяньшуй и был подвергнут пыткам за свои религиозные убеждения и за встречи со мной. Ню Цзиньпин обратился ко мне из-за своей жены, Чзан Ляньин, которая находилась с июня 2005 года в Пекинском женском исправительно-трудовом лагере и была подвергнута таким жестоким пыткам, что потеряла в апреле 2007 года сознание. Он сам был арестован в ходе предолимпийских мероприятий.

Следующий, с кем я контактировал, был адвокат по правам человека Гао Чжишень, известный как «Совесть Китая», который в 2005 году защищал интересы ряда последователей Фалуньгун, после того, как провел расследование об их преследовании. Он известен в Китае, как открыто осуждающий режим в коррумпированности и тем, что написал с моей помощью открытое письмо Европейскому Парламенту и Конгрессу Соединенных Штатов, по причине чего он был приговорен к тюремному заключению. Его временно освободили под домашний арест, но он был снова арестован в 2008 году и был подвергнут жестоким пыткам, из-за которых два раза пытался покончить с жизнью. Его жена и дети смогли выехать через Таиланд в Соединенные Штаты в январе 2009 года. В настоящее время его местонахождение неизвестно.

Друг Гао Ху Цзя, активный защитник экологии, был еще одним из тех, с кем я контактировал. Он был арестован и отправлен в тюрьму в 2008 году, после того, как передал по телефону сведения Комитету по правам человека Европейского Парламента. Позднее он был награжден премией Сахарова за свободу слова Европейским Парламентом. Жена Цзя госпожа Цзен Цзиньянь была отмечена журналом Time как одна из 100 самых значительных людей на Земле, так как она поддержала действия Ху Цзя в интернет-дневниках.

Это только несколько примеров из моего собственного опыта, но они показывают масштабы жестокого преследования коммунистическим режимом, любого рода инакомыслия.

После жестокой полицейской акции против последователей в городе Тяньцзине, 10 000 практикующих Фалуньгун провели день мирного протеста в Пекине. Люди, принимавшие в нем участие, сообщили мне, что это событие, с большой долей вероятности, было организовано силами безопасности, чтобы найти оправдание преследованию, которое они потом развязали.

Практикующие Фалуньгун обычно заключаются в тюрьму после административного ареста без судебного разбирательства: часто они отказываются называть свое имя, чтобы защитить свои семьи. Как члены запрещенного «злого культа» они подвергаются особенно жестокому обращению, часто от других заключенных и даже практикующих Фалуньгун, (которые хотят доказать, что отказались от практики и веры).

Бывшие заключенные, с которыми я встречался, и которые не отказались от своей веры, неделями лишались сна. После чего их принуждали многие дни стоять без движения. Бодрствовать их заставляли с помощью острых инструментов. Пытки с электрошоком по нарастающей только ужесточались. Пытки к половым органам применялись всегда. Их били, и оставляли лежать в их экскрементах. Чзан Ляньин, страдающая потерей сознания, написала мне список более 50 пыток, которым она подвергалась. Этот список я передал доктору Манфреду Новаку и госпоже Асма Джахандир, докладчикам ООН по пыткам и свободе религий. С обоими я провел встречи.

Манфред Новак считает, что две трети тех, кто по примеру советского Гулага в китайских тюремных лагерях подвергаются «перевоспитанию работой» — это последователи Фалуньгун. Господин Харри Ву, бывший заключенный и теперешний директор Нью-Йоркского исследовательского центра Лаогай, предполагает, что есть 900 таких лагерей с от 3 до 6 млн заключенных. Об этом он рассказал в этом году перед Конгрессом Соединенных Штатов Америки. Последователи Фалуньгун за пределами Китая поддерживают контакты с заключенными в Китае, им сообщают о пытках и лицах применяющих пытки. Есть сообщения, из которых следует, что с 1999 года более 3000 последователей замучены до смерти. Особое значение имеет то, что только последователи Фалуньгун, которые не курят и не пьют — постоянно подвергаются медицинским обследованиям в тюрьмах, анализам крови и давления и др. — только это делается не для поддержания их здоровья. Таким образом, определяется их пригодность стать источниками донорских органов для доходной торговли: более 40000 дополнительных необъяснимых трансплантаций установлены в Китае с 2001 года. Хотя использование органов казненных преступников в Китае обыденность (только в одной из провинций есть 16 специально оборудованных для изъятия органов автобусов), многие уверены, включая меня, что из живых последователи Фалуньгун извлекают органы. В Цао Дун рассказал мне, что после того, как его лучший друг однажды вечером исчез из камеры, он видел его труп в морге и смог установить, что из его тела были изъяты органы. Когда-то официальный Пекин превозносил практику Фалуньгун за оздоровительный эффект. На сегодняшний день, уже десять лет продолжается кампания жестокого преследования Фалуньгун. С моей точки зрения преследование Фалуньгун — это геноцид, который определен в статье 2 «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», и подлежит наказанию.

«В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее»;

Ясно, что Фалуньгун для коммунистической партии Китая является тем, чем были евреи для Гестапо. Миллионы умерли в Гулаге, но там это происходило от голода, а не от систематических пыток и убийств, как сегодня в Китае.

В этот день десятилетия я обращаюсь к Вам как Генеральному Секретарю Объединенных Наций с просьбой действовать, чтобы положить конец преследованию Фалуньгун в Китае.

Эдвард МакМиллан-Скотт

Приложение: Письмо адвоката Гао Чжишеня Эдварду МакМиллан-Скотт, переведенное посредником:

Из Пекина, Китай: полученное через электронную почту в сентябре 2007

Дорогой господин Скотт,

Как Ваши дела? Написать Вам это единственная возможность коммуникации, которая сейчас у меня в распоряжении. Хотя это как-то примитивно и старомодно, но все-таки это существенно менее примитивно, чем то, как с прошлого года обходится китайский коммунистический режим со мной и моей семьей. Они проявляют очевидное пренебрежение человеческими чувствами и человеческой совестью тем, что запирают нас и угрожают нам только потому, что мы придерживаемся человеческих чувств и совести.

Выражение Вашего беспокойства было передано нам в это долгое время одиночества, хотя способ передачи был достаточно примитивен. Для нашей семьи это сообщение,однако, было лучом солнца, который прорвался через темные тучи, и добрался до нашего сердца. Пожалуйста, примите выражение нашей признательности!

Глубоко в сердце я никогда не думал о благодарности за то, что Вы настаиваете на проклятии существующей ужасной диктатуры в Китае. Я думаю, мы простые воины, побеждающие тьму.

Китайский коммунистический режим по-прежнему остается наихудшим на этой планете, для которого нет примера. Его присутствие в Китае это корень всех страданий и несправедливости тут. Его история это бесконечные преступления и сокрытие этих бесчисленных преступлений. В прошедшие годы экономический рост, произошедший за счет окружающей среды, человеческой справедливости, этики и основной человеческой природы привел к тому, что диктатура стала еще более жестокой и властной.

Этические ценности и совесть целостной человеческой расы поглощены «экономическими отношениями, Олимпийскими играми» и другими «государственными визитами». Сообществу политиков из Запада ясен этот существующий феномен, принимать экономические интересы за счет человеческих традиционных и этических ценностей. Ставить экономические интересы выше основных этических ценностей стало уже в международной политике общей практикой. В этой ситуации все, что не связано с экономическими интересами на долгое время было отодвинуто в сторону.

Дипломаты из всех крупных стран мира хорошо осознают кровавое преследование Фалуньгун китайскими коммунистами, и все-таки они пугающим и жалким образом стали частью молчащего большинства во всем континентальном Китае. В сравнении с молчанием китайского народа, молчание иностранных правительств особенно отвратительно. До определенной степени это равнодушие способствует бесцеремонным облавам китайского режима на его диссидентов. Вся человеческая раса заплатит высокую цену за эту незаинтересованность; потому что вместо чисто политического это дело стало шокирующе гуманитарным.

Сегодня я пишу Вам не для того, чтобы делать комплименты или придать значимость моим жалобам. Борьба против китайской коммунистической диктатуры это борьба за человеческую расу, за свет в темноте, за цивилизацию против нецивилизованности. Ужасная реальность предупреждает нас, не оставлять нашей мирной борьбы. В сегодняшнем континентальном Китае стало всеобщим желанием изменить диктатуру мирным способом.

Дорогой господин Скотт, человеческая цивилизация вступила в настоящую эру, но эта эра, кажется, не имеет никакой связи с китайским коммунистическим режимом. Хотя этот режим обладает технологией полетов в космос, но говоря политически, он не имеет намерения оставить свои игры в джунглях. Сейчас КПК готовится к 17-му партийному конгрессу. Подготовка проходит в полной темноте, в то время, как дети страны как животные или личное имущество будут переданы следующему властителю. Такие способы властвования, подобные мафии, происходят со времен Мао. Единственная разница в том, что сегодняшние властители одеты на западный манер. Мы должны упорно работать над изменениями, хотя бы по причине гуманных ценностей.

Дорогой господин Скотт, если свобода наконец-то достигнет Китая, я приглашаю Вас в Пекин на бокал хорошего вина. (Во время их первого телефонного разговора МакМиллан сказал, что хочет предложить Гао классический виски.)

С дружеским приветом,

Гао Чжишень

Версия на немецком


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В результате наводнения в Тбилиси погибло 3 человека
  • Данные ВОЗ: заболевших гриппом A/H1N1 людей больше 11 тысяч
  • Женщина, страдающая от неизлечимой болезни, покорила все семь горных вершин мира
  • Неделя ВМС США
  • Некоммерческая организация садоводов помогает молодёжи и малоимущим


  • Top