Владимир Буковский свидетельствует. Часть 1.


alt

…Так случилось, что у меня была виза в Россию на 25-е августа 91-го года. Я получил ее еще в мае, и тогда, конечно, никто не мог знать о готовящемся путче. И получилось так, что я прибыл в Москву, когда путч только что кончился. Первым делом я пошел к новому российскому руководству и попытался уговорить их открыть архивы. Я, конечно, постарался подать им эту идею в таком виде, в каком они смогли бы ее принять. Должен сказать, что те чиновники, с кем я разговаривал, были, в общем-то, и людьми второстепенными, и отнюдь не философами, поэтому если бы я стал им объяснять про мировое коммунистическое зло и про необходимость с ним бороться, то они бы просто меня не поняли. Поэтому я им сказал очень простую и очень практическую вещь о том, что коммунизм сегодня как раненый зверь и что подранка нужна добить. «Если вы его не добьете сейчас, через несколько месяцев он оправится и бросится вам на горло». Надо сказать, что этого они боялись. И поэтому я довольно легко их уговорил, что нужно устроить процесс над лидерами путча. В это время были арестованы, если не ошибаюсь, 14 главных его руководителей. Я сказал, что персонально этих людей можно даже отпустить, но суд над ними надо устроить сейчас, открыто, публично и превратить этот процесс в суд над КПСС. Для этого нужно открыть документы, архивы, вскрыть преступления режима. И эти 14 человек будут, формально, ответчиками за все деяния партии. «Мы должны их осудить. А после этого вы можете их отпустить. Это уже неважно», — так я их убеждал.

И ничего тогда не вышло. К сожалению, я оказался более прав, чем хотелось бы. Уже к весне следующего года коммунисты ожили, воспрянули и подали на Ельцина в Конституционный суд РФ, опротестовывая его решение о запрете КПСС.

Именно в этот момент его ближайший помощник позвонил в Кембридж и пригласил меня приехать и помочь. Я поставил такое условие: «Если откроете архивы — приеду». Было принято решение о создании президентской комиссии, которая временно, для нужд суда, откроет архивы. И я приехал в Москву и получил первый за всю мою жизнь государственный чин — я стал официальным экспертом Конституционного суда Российской Федерации.

Я сидел посредине зала Конституционного суда, передо мной лежали 48 томов документов, и спокойно сканировал их на глазах у всех. Никто из присутствовавших не понимал, что я делаю.

Надо сказать, что это был суд очень высокого уровня. В качестве свидетелей проходили члены Политбюро, естественно, бывшие, секретари ЦК. С президентской стороны были вице-премьеры правительства, официальным представителем в начале был госсекретарь Бурбулис.

(Продолжение следует.)

Фрагмент пресс-конференции В. Буковского в Варшаве. Презентация книги «Московский процесс» (март 1998 г.) 

 

 


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • От марксиста Николая Елизарова до антикоммуниста Цзян Цзинго - о бывшем свердловчанине, ставшем президентом Тайваня
  • Можно предположить, что новое человеческое общество должно подойти к возрождению таких видов государственных устройства как монархия…
  • От марксиста Николая Елизарова до антикоммуниста Цзян Цзинго - о бывшем свердловчанине, ставшем президентом Тайваня
  • Терновый венец, пронзенный мечом. (часть первая)
  • Стереть печать зверя!


  • Top