«Катынь – боль не только Польши, но и России» (Выступление Анжея Пшевожника)


В Москве, в Центральном доме литераторов, состоялась встреча  на тему: «Катынь – боль не только Польши, но и России», которая проходила в рамках клуба журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А».

Катынь, Катынский лес — место массового расстрела и захоронения польских офицеров, попавших в плен к Красной армии в 1939 году, в 1941 году оказавшихся в руках германского вермахта и казненных немецкой айнзацкомандой на месте советского пионерского лагеря.

Анжей Пшевожник – генеральный секретарь Совета Польши по охране памятников борьбы и мученичества (Фото: Великая Эпоха) Анжей Пшевожник – генеральный секретарь Совета Польши по охране памятников борьбы и мученичества (Фото: Великая Эпоха) С докладом выступил Анжей Пшевожник – генеральный секретарь Совета Польши по охране памятников борьбы и мученичества

Я хочу вам представить свои размышления о «Катынском деле», в каком состоянии оно находится в настоящее время. Я думаю, что могу это сделать потому, что несколько лет занимался «Катынскими делами», и с большим удовольствием  работаю с людьми, которых давно и  хорошо знаю.

Я имею право это делать еще и потому, что я занимался строительством Катынского кладбища. Я занимаюсь все время  этим делом и как историк, и как человек, которого польское правительство уполномочило разобраться в «Катынском деле».

Ровно пять лет назад были открыты поочередно и освящены поочередно три Катынских кладбища в Харькове, Катыни и в Мирном.

После 10 лет конструктивного польско-российского диалога, а также после многих усилий и стараний,  закрывается одна из самых важных страниц в истории Катынского дела. В тех местах, в которых палачи удалили от мира останки  убитых более 10 тысяч польских офицеров и полицейских, были, наконец, созданы польские военные кладбища.

Целых  60 лет ждали этой минуты родственники жертв этого преступления, а  также весь народ. Преступление совершено  по отношению к полякам  Они старались закрыть это в архивах и стереть из памяти не только поляков. 

Мне нужна была большая смелость, чтобы открыть не один ключевой документ этого события, который в течение  десятков  лет бросало тень на польско-российские отношения.  Бывший Президент России Борис Ельцин говорил: «Наши отношения будут, наконец, очищены от отравлявшего их в течении многих лет чудовищной лжи».

В Польше мы хорошо помним визит Президента Ельцина в Варшавскую резиденцию в Катыни под крестом,  который увековечивает память жертв Катынского преступления. Преступные решения от высоких партийных и государственных инстанций Советского Союза от 5 марта 1940 года, в силу которых НКВД лишило жизни, по крайней мере, 21 тысячу  850 человек.

А в самом документе говорится о 25 тысячах 700-от  граждан республики Польша – документ остается документом, обвиняющим коммунистическую систему, которая совершила тягчайшие преступления, нарушив при этом международные правила. Это военные преступления и преступления против человечества.

Мы все восприняли как конец мучительного раздела в  истории польского народа. Мы считали, что выполнили исторический моральный долг, который передавался от поколения к поколению, и что теперь на наши отношения с Россией не будут ложиться тенью незавершенных вопросов  проблем из прошлого.

Это надежно укрепил факт бесспорного потепления после почти 10 лет в российских отношениях, который был укреплен ассоциацией «Премьер Польши». Строительство кладбищ – это очень важное дело, еще не поставлены все точки над И.

Поскольку польские  граждане, которые находились в тюрьмах НКВД на аннексированных Советским Союзом Восточных территориях Польши, Западной Украины и Белоруссии были убиты на основании преступного постановления от 5 марта 1940 года. Речь идет о судьбах, вставших на защиту Польши.

Мы смогли узнать только фамилии убитых поляков, но  не раскрыт белорусский список. Важно раскрытие белорусского списка и указание в них КГБ о прекращении дружественных отношений. В этом случае невозможно не вспомнить о Белоруссии.

Мы не видим внимания к «Катынскому делу» белорусских властей. Несмотря на то, что прошло более 15 лет с момента признания со стороны Советского Союза совершения этого преступления по отношению к гражданам республики Польша, в вопросе Военной Прокуратуры  в последние годы можно говорить о полном застое. При прекращении следствия возникли опасения.

Эти опасения обоснованы. Главная Военная Прокуратура РФ по «Катынскому делу» — диалог всегда приносил положительные результаты. Я упомянул общество «Мемориал», Александра Яковлева. Мы должны продолжить диалог, ведь только при ведении переговоров возможны результаты и прояснится «Катынское дело», будут раскрыты все фамилии. 

Российская военная прокуратура закрывает «Катынское дело». Нужно добиваться разъяснения судеб пострадавших по политическим мотивам. Это гуманный долг. Это государственное военное преступление.

Вашему вниманию предлагается  короткая историческая справка для ознакомления с так называемым «Катынским делом» (по материалам http://www.hrono.ru )

Катынь, Катынский лес — место массового расстрела и захоронения польских офицеров, попавших в плен к Красной армии в 1939 году, в 1941 году оказавшихся в руках германского вермахта и казненных немецкой айнзацкомандой на месте советского пионерского лагеря.

С января 1944 г. имя Бурденко оказалось в центре международного скандала, связанного с так называемым Катынским делом — расследованием трагической судьбы нескольких тысяч польских офицеров, могилы которых были обнаружены весной 1942 г. немецкими оккупантами в Катынском лесу под Смоленском.

После проведения раскопок и эксгумации трупов немецкие власти официально объявили виновниками преступления органы ОГПУ. Этот вывод немцев подтверждали сведения, полученные от местного населения.

Советское правительство отвергло это обвинение и уверенно заявило, что преступление в Катыни является делом рук немцев. После освобождения Смоленска от фашистов Сталин объявил о создании (во главе с Бурденко) «Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров».

Среди членов комиссии были митрополит Николай1 и писатель А.Н. Толстой. В официальном сообщении от 24 января 1944 г. Комиссия Бурденко категорически заявила, что польские офицеры стали жертвами террора, совершенного фашистами. Однако ряд польских исследователей и представителей Международного Красного креста не согласились с этими выводами.

Они утверждали, что в Катынском лесу в 1940 г. были расстреляны польские офицеры, интернированные в СССР после вступления 17 сентября 1939 г. частей Красной Армии на территорию Польши.

В феврале 1952 г. специальная комиссия конгресса США занялась расследованием обстоятельств Катынского преступления. Комиссия направила материалы расследования в Международный суд в Гааге. Однако Советский Союз отказался с ним сотрудничать (Lidova demo-kracie. 1990. 31 sprna).

А митрополит Николай в опубликованном им послании, в частности, заявил: «Правящие круги США в своем безудержном стремлении клеветать на мою Родину выступили с новой чудовищной провокацией… Во мне как участнике расследования Катынского преступления закипает жгучее чувство протеста против такой отвратительной провокации…

Преступник, пытающийся приписать свое злодеяние другому, — предел нравственного падения человека. <…> Провокаторам не удастся опорочить великую миролюбивую державу, мою Родину, знаменосца мира во всем мире! Правда сильнее лжи! Позор да падет на головы тех, кто прибегает к таким приемам клеветнической провокации!» (Abraham P. Pruvodce duchovnimi a politickymi Deji-nami Ruska XX. Stoleti. Praha, 1993. С 130).

Руководство Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) и польское правительство до 1956 г. безоговорочно поддерживали версию Комиссии Бурденко.В 1991 г. группа советских историков представила в ЦК КПСС архивные документы, свидетельствующие о расстреле польских офицеров советскими властями. Приведем фрагменты одного документа.

«Особая папка. Совершенно секретно. Товарищу Хрущеву Н.С. В Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, помещиков и т. п. и т. п. лиц бывшей буржуазной Польши.

Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21 857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6311 человек и 7305 были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии…

Для советских органов все эти дела не представляют ни оперативного интереса, ни исторической ценности. Вряд ли они могут представлять действительный интерес для наших польских друзей. Наоборот, какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми нежелательными для нашего государства последствиями…

Исходя из изложенного представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции… Председатель КГБ при СМ СССР А. Шелепин 3 марта 1959 года».

Непосредственно приговор о расстреле более 20 тысяч офицеров польской армии был вынесен Особым совещанием НКВД СССР на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б) в апреле 1940 г. Завершение дела по уничтожению более 20 тысяч человек отметили в Москве.

26 октября 1940 г. появился секретный приказ за подписью Берии о награждении работников НКВД за успешное выполнение специального задания месячным окладом. В списке значилось 143 фамилии. Офицеры госбезопасности, надзиратели, шоферы (Тайны истории / Сост. И.Н. Кузнецов. Минск, 1998. С. 209-210).

В материалах советской комиссии имеется свидетельство смертельно больного Бурденко. В 1946 г. он рассказал своему другу Ольшанскому, бывшему профессору Воронежского университета, уехавшему из СССР на Запад, следующее: «Выполняя личное распоряжение Сталина, я отправился в Катынь, где как раз вскрыли могилы…

Все тела были погребены 4 года назад. Смерть наступила в 1940 году… Для меня как для врача это очевидный факт, который невозможно поставить под сомнение. Наши товарищи из НКВД совершили большую ошибку» (Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии. М., 1992. С. 127).

Бурденко Николай Нилович (1876-1946). Хирург, один из основоположников нейрохирургии в СССР; государственный и общественный деятель. Академик АН СССР (1939). Главный хирург Красной Армии (1941-1946), генерал-полковник медицинской службы (1944).

Первый президент Академии медицинских наук (1944-1946). Почетный член Международного общества хирургов, Лондонского королевского общества. Член ВЦИК СССР. Депутат ВС СССР (1937-1946). Герой Социалистического труда (1943). Лауреат Сталинской премии (1941).


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top