Так когда же СССР вступил во вторую мировую войну? Скрепленные кровью


image} СССР вступил во Вторую мировую войну не в 1941 году, а в 1939-м, на стороне Германии, после того как был подписан пакт Молотова—Риббентропа и секретный протокол к нему.

Когда СССР вступил во Вторую мировую войну? Очень бы хотелось ответить на этот вопрос четко и ясно, как в советской школе: 22 июня 1941 года. Да еще добавить, чтобы пятерку поставили: в качестве жертвы агрессии немецко-фашистских захватчиков. Но — не получается.

Фрагмент карты из Географического атласа СССР для средней школы, подписанного к печати 18/I — 1941 г. — 5/II — 1941 г. и изданного тиражом 200 000 экз. Польши на карте уже нет. Она поделена между СССР и Германией. Нет и Варшавы — только Краков, где располагалось германское генерал-губернаторство, управлявшее «Областью государственных интересов Германии» (обведена красным)

После подписания 23 августа 1939 года с гитлеровской Германией договора о ненападении — пакта Молотова—Риббентропа и Секретного дополнительного протокола (о разделе Европы, и прежде всего Польши) СССР уже готовился к войне и отнюдь не в качестве жертвы. А когда 1 сентября 1939 года со вторжения в Польшу немецких войск Вторая мировая началась, Советский Союз стал активно помогать агрессору.

Радиостанция в Минске работала в качестве маяка для наводки немецких самолетов на цели в Польше. Нарушая международную блокаду, СССР продавал Германии стратегическое сырье, иногда даже покупая его у других стран.

И, наконец, 17 сентября 1939 года Красная Армия вошла в Польшу — вовсе не для того чтобы помочь отразить гитлеровскую агрессию, как раз наоборот — в соответствие с пактом Молотова—Риббентропа и Секретным дополнительным протоколом и в нарушение договора о ненападении с Польшей, заключенного в 1932 г. и продленного в 1934-м.

Но еще до 17 сентября сталинский режим оказывал военную помощь Гитлеру. Вот что выяснил историк Сергей Случ (см., к сожалению, мало известный широкому читателю журнал «Отечественная история», № 5, 6, 2000 г.).

Главное командование военно-морского флота Германии «буквально с первых же дней войны (начало сентября 1939 года. — О.Х.) решило использовать преимущества, вытекающие из «благожелательного нейтралитета» СССР, и, подключив МИД, заручилось согласием советского руководства для использования Мурманского порта в качестве перевалочного пункта для германских грузов, направляемых далее по железной дороге в Ленинград, откуда они, в свою очередь, отправлялись в порты Третьего рейха (см. телеграмму замруководителя политико-экономического отдела МИД К. Клоудиса германскому посольству в Москве, 6 сентября 1939 г. // ADAP, D, BD. VIII, Dok. 15, S. 12.).

Антибританское взаимодействие двух держав на море особенно убедительно проявилось в истории с «базой Норд» на Кольском полуострове. Кригсмарине была предоставлена бухта Западная Лица, в которой ВМФ рейха «мог делать то, что он хочет, и ему разрешено осуществлять любые намерения, которые он сочтет необходимыми» (KTB SKL, Teil A, Bd. 2 S. 136, запись от 17 октября 1939 года).

При этом был санкционирован заход в эту бухту германских военных кораблей всех типов. Решение о ее предоставлении было связано с опасениями Кремля по поводу «недостаточной изоляции» Мурманска от посторонних глаз и являлось, несомненно, «актом истинно воюющей стороны» (Philbin T. R. Op. Cit. P. 82).

Как видим, не только взаимная неприязнь к Польше, но и к Великобритании объединяла два тоталитарных режима. И во Вторую мировую войну Советский Союз вступил даже не 17 сентября, когда Красная Армия перешла границы Польши и брала в плен польских военнослужащих, а несколько раньше — когда вступил во взаимодействие с военно-морским флотом Германии «против Англии».

И все же первые выстрелы во Второй мировой войне СССР сделал в Польше. Они стали непосредственным следствием Секретного дополнительного протокола к пакту Молотова-Риббенторопа.
Сам протокол и некоторые последовавшие за ним документы мы публикуем по книге доктора исторических наук Юрия Фельштинского «Оглашению подлежит: СССР — Германия 1939—1941 (Документы и материалы)». (М., Московский рабочий, 1991 г.).
В предисловии к книге ее составитель пишет: «В основу сборника положены два вида источников. Первым являются дипломатические документы германского министерства иностранных дел. В 1948 году они были изданы на немецком и английском языках Государственным департаментом США. Все дипломатические документы, используемые в данном сборнике, заимствованы из этой публикации американского правительства. В дополнение к этому в сборник включены некоторые материалы, опубликованные в газете «Правда». Они <…> иллюстрируют открыто пронацистскую политику, которую вело в тот период Советское правительство… Переводы всех документов сделаны составителем».

Обратите внимание на телеграммы, печатавшиеся в советских газетах, которыми обменивались временные союзники и победители Сталин, Гитлер и Риббентроп в декабре 1939-го. Их вряд ли покажут нашим школьникам в ближайшие годы, и даже отличники так и не смогут правильно ответить на вопрос, когда же Советский Союз вступил во Вторую мировую войну.

Секретный дополнительный протокол

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату.

В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии.

С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете. Москва, 23 августа 1939 года По уполномочию За Правительство Германии И. Риббентроп Правительство СССР В. Молотов Запись беседы Риббентропа со Сталиным и Молотовым Государственная тайна Канцелярия имперского министра иностранных дел, 24 августа 1939 г.

Запись беседы, состоявшейся в ночь с 23 на 24 августа между имперским министром иностранных дел, с одной стороны, и господами Сталиным и Председателем Совета Народных Комиссаров Молотовым, с другой стороны

Тосты

В ходе беседы господин Сталин неожиданно предложил тост за фюрера: «Я знаю, как сильно германская нация любит своего Вождя, и поэтому мне хочется выпить за его здоровье».

Господин Молотов выпил за здоровье имперского министра иностранных дел и посла графа фон Шуленбурга.

Господин Молотов поднял бокал за Сталина, отметив, что именно Сталин своей речью в марте этого года, которую в Германии правильно поняли, полностью изменил политические отношения.

Господа Молотов и Сталин повторно выпили за Пакт о ненападении, за новую эру в германо-русских отношениях и за германскую нацию.

Имперский министр иностранных дел, в свою очередь, предложил тост за господина Сталина, за советское правительство и за благоприятное развитие отношений между Германией и Советским Союзом.

При прощании господин Сталин обратился к имперскому министру иностранных дел со следующими словами: «Советское правительство относится к новому пакту очень серьезно. Он может дать свое честное слово, что Советский Союз никогда не предаст своего партнера».

Генке, Москва, 24 августа 1939 г.

Риббентроп — послу Шуленбургу

Телеграмма

Берлин, 3 сентября 1939 — 18 час. 50 мин. Получена в Москве 4 сентября 1939 — 0 час. 30 мин.

Москва

Телеграмма № 253 от 3 сентября Очень срочно! Лично послу. Совершенно секретно! Главе посольства или его представителю лично. Секретно! Должно быть расшифровано лично им! Совершеннейше секретно!

Мы безусловно надеемся окончательно разбить польскую армию в течение нескольких недель. Затем мы удержим под военной оккупацией районы, которые, как было установлено в Москве, входят в германскую сферу интересов. Однако понятно, что по военным соображениям нам придется затем действовать против тех польских военных сил, которые к тому времени будут находиться на польских территориях, входящих в русскую сферу интересов.

Пожалуйста, обсудите это с Молотовым немедленно и посмотрите, не посчитает ли Советский Союз желательным, чтобы русская армия выступила в подходящий момент против польских сил в русской сфере интересов и, со своей стороны, оккупировала эту территорию. По нашим соображениям, это не только помогло бы нам, но также в соответствии с московскими соглашениями было бы и в советских интересах <…>.

Посол Шуленбург — в МИД Германии

Телеграмма

Москва, 20 сентября 1939 — 2 час. 23 мин. Получена 20 сентября — 4 час. 55 мин.

Телеграмма № 395 от 19 сентября 1939 г.

Совершенно секретно! Молотов заявил мне сегодня, что советское правительство считает, что теперь для него, как и для правительства Германии, созрел момент для окончательного определения структуры польских территорий. В связи с этим Молотов дал понять, что первоначальное намерение, которое вынашивалось советским правительством и лично Сталиным, — допустить существование остатка Польши — теперь уступило место намерению разделить Польшу по линии Писса — Нарев — Висла — Сан.

Советское правительство желает немедленно начать переговоры по этому вопросу и провести их в Москве, поскольку такие переговоры с советской стороны обязаны вести лица, наделенные высшей властью, не могущие покинуть Советский Союз. Прошу телеграфных инструкций. Шуленбург

Телеграммы, напечатанные в советских газетах в декабре 1939 г.

Господину Иосифу Сталину Москва Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза. Адольф Гитлер

Господину Иосифу Сталину Москва Памятуя об исторических часах в Кремле, положивших начало решающему повороту в отношениях между обоими великими народами и тем самым создавших основу для длительной дружбы между ними, прошу Вас принять ко дню Вашего шестидесятилетия мои самые теплые поздравления. Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел

Главе Германского государства господину Адольфу Гитлеру Берлин Прошу Вас принять мою признательность за поздравления и благодарность за Ваши добрые пожелания в отношении народов Советского Союза. И. Сталин

Министру иностранных дел Германии господину Иоахиму фон Риббентропу Берлин Благодарю Вас, господин министр, за поздравления. Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной. И. Сталин

Читайте в следующем номере документы, рассекреченные Службой безопасности Украины. Они свидетельствуют о расстреле НКВД пленных польских офицеров под Харьковом и о попытках власти СССР скрыть захоронение — «Преступление, залитое щелочью»

Олег Хлебников

Источник: Всероссийская Гражданская Сеть


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top