Почему множество граждан Китая подаёт заявления о выходе из коммунистической партии

На фоне конфронтаций, террористических актов, государственных переворотов и ядерных угроз, скандалов в ООН, ураганов, тайфунов, цунами и землетрясений в мире происходят ещё более беспрецедентные события, на наш взгляд, не меньшей значимости. Во всяком случае о подобном человечество никогда не слыхивало, а именно: люди толпами подают заявления о выходе из коммунистической партии Китая (КПК). На 16 марта, по сообщению вэбсайта «Великая Эпоха», было подано 300000 заявлений. В тот же день, в 11:30 по пекинскому времени, китайское официальное агенство «Синьхуа» объявило, что в сигналы многих телестанций страны были несанкционированно прерваны, и вместо них транслировались новости о выходе из рядов КПК. А количество поданных заявлений растёт ежедневно и давно превысило цифру 700 000. Стоит задуматься, что же будет дальше? Но давайте почитаем одно из таких заявлений:

«Как все честные китайцы, мы любим свою родину. Но любовь к родине не означает любовь к дьявольской коммунистической партии Китая (КПК). Сейчас, при полном сознании, мы заявляем: мы порываем все узы с юной пионерией, Красными охранниками, Лигой коммунистической молодёжи и коммунистической партией Китая. Мы объявляем все свои бывшие заявления, клятвы, рапорты о мыслях недействительными. Мы полностью порываем все свои связи с КПК и полностью, даже в мыслях, уничтожаем все отравляющие элементы коммунистической партии. Только таким образом мы можем стать сознательными китайцами.

Цуо Чуншэн (Cuo Chongsheng), Инь Ли (Yin Li), Чжан Юй (Zhang Yu) и т.д. (всего семь подписей).

Китай 7 марта 2005 года»

Как же произошло, что, казалось бы, незыблемое тоталитарное государство мог постичь подобный удар?

19 ноября прошлого года на страницах независимой газеты «Великая Эпоха», которая по-китайски называется «Дацзиюань», был опубликован цикл статей под заголовком: «Девять комментариев о коммунистической партии». Впервые в истории этот цикл даёт правдивое описание деяний коммунистической партии Китая с начала её существования до сегодняшнего дня. С присущей китайцам тщательностью и аккуратностью рисуют авторы уникальный портрет коммунистической партии Китая, и собирательный образ, изображённый на этом портрете, выглядит рельефно, выпукло, реально и зловеще.

До сего времени Китай остаётся страной с коммунистическим режимом, закрытой от правдивой и не подвергающейся цензуре информации. Система информационной блокады, позволяющая осуществлять полный контроль над всеми СМИ внутри страны, лишать граждан доступа к мировым СМИ, всегда была главным козырем в политической игре коммунистического правительства. Любая пресса, радио, телевидение на китайском языке в любой точке мира также оказались в подчинении у коммунистического правительства Китая. В Китае же была создана специальная система, которая занималась распространением лжи и клеветы, система «промывания мозгов» о любых неугодных правительству течениях, явлениях, личностях. Инакомыслящим режим наносил смертельный удар молниеносно и с варварской жестокостью.

А когда благодаря спутниковой связи появился доступ к программам независимой телевизионной станции «Новая династия Тан» из-за рубежа, коммунистические заправилы стали применять любые средства, включая подкуп и угрозы, для блокирования подобной информации. Вот почему после полувека зверского коммунистического режима в Китае люди не представляют себе, что можно иметь собственное мнение, и участие в политическом процессе — это не преступление, а право каждого гражданина, более того, многим страшно подумать, что будет, если коммунистической партии вдруг не станет. Как без неё существовать? Именно политика жёсткого контроля не только над жизнью, но над самим сознанием людей привела к тому, что ради этой партии многие готовы предать родных, отца, мать, даже пойти на смерть. Вспомните происходившее в Советском Союзе. Во время Великой Отечественной войны солдаты шли на смерть со словами: «За Родину, за Сталина!» на устах, а в это время в лагерях Гулага методично день за днём, час за часом уничтожались миллионы невинных людей. То же происходит сегодня в Китае. А вколачивается преданность такому правительству, такой партии кровью в течение долгих лет.

И вдруг, точно гром средь ясного неба, цикл статей, не только разоблачающий звериную сущность этой партии, не соответствующей элементарным нормам человеческой морали, но воочию демонстрирующей, что эта партия противоречит самим принципам мироздания и представляет собой культ зла. Китаец, впервые в жизни читающий эти статьи, с предельной ясностью начинает понимать, что с глаз его неожиданно спала пелена, а в уме произошёл переворот. Но обратимся к истории и проследим, как всё начиналось.

Конец 19-го — начало 20-го столетия было для Китая временем военных событий: сначала вторжение в Пекин англо-французских союзнических сил, затем китайско-японская война и, наконец, на северо-востоке Китая война между Россией и Японией. Предпринятая представителем последней династии Цин, императором Цзай Тянь (1895 — 1908), попытка провести серию либеральных реформ в стране провалилась. Он был свергнут с престола консерваторами в результате их заговора с императрицей Цыси (Ехонала). Позднее Синьхайская революция свергла с престола и её, что привело к полному низвержению династии Цин, и в 1912 году была создана Китайская республика, первым временным президентом которой стал Сунь Ятсен. В том же году была создана националистическая партия Гоминьдан, которая с 1927 по 1949 годы была правящей партией в Китае. Испытывая внешние удары и внутринациональный кризис, Китай находился в тяжёлом положении. Многие интеллектуалы, пытаясь спасти страну от хаоса, старались найти методы оздоровления общества, после неоправдавшихся метаний они-то и обратили свои взоры на Россию.

Учреждённое на Дальнем Востоке в 1920 году Бюро Третьего Коминтерна срочно направило в Пекин своего представителя Г. Воровского, и 23 июля 1921 года при помощи дальневосточного Бюро Коминтерна коммунистическая партия Китая (КПК) была официально учреждена. Позвольте нам сделать здесь небольшое отступление от повествования о «судьбоносных» событиях тех лет и процитировать данное в «Девяти комментариях», на наш взгляд, небезынтересное объяснение слова «партия» с позиций китайского языка:

«Иероглиф «партия» или «член партии» несёт уничижительное значение. В «Беседах и суждениях» (Lunyu) Конфуций интерпретирует партию следующим образом: «Люди, которые объединяются для сокрытия своих неприглядных действий и образуют партию». Маленькие политические группы в китайской истории назывались «пэндан». В традиционной культуре Китая партия — синоним «группы негодяев» и ассоциируется с людьми, вовлеченными в сговор в эгоистичных целях».

Однако подытожим сказанное выше. Итак, слабый император, провалившиеся либеральные реформы, консервативные противники, переворот, революция, временный правитель и после длительной, кровопролитной гражданской войны до власти дорываются, наконец, коммунисты. Не напоминает ли это нам наше собственную страну? Иная история, иные традиции и обычаи? Но канва событий та же. Слабовольный, слабохарактерный интеллектуал Николай Второй, под нажимом отказавшийся от власти, Временное правительство с Керенским во главе, и наконец, страну возглавляет банда, извините, партия большевиков. За что убивали в России, за то убивали и в Китае. Чтобы держать народ в страхе и никто не смел выступать против партии, России требовался террор. Убивали от страха, убивали без страха, убивали, чтобы вселить страх, а по пути мучили, пытали, издевались… Нам-то это до боли знакомо. Помните Ахматову?

Это было, когда улыбался Только мёртвый, спокойствию рад, И ненужным привеском болтался Возле тюрем своих Ленинград. И когда, обезумев от муки, Шли уже осуждённых полки, И короткую песню разлуки Паровозные пели гудки, Звёзды смерти стояли над нами, И безвинная корчилась Русь Под кровавыми сапогами И под шинами чёрных марусь.

(А. Ахматова «Вступление» 1935 год)

Китай шёл тем же путём. Уникальная, цветущая пятитысячелетняя культура и традиции китайского народа были зачёркнуты росчерком кровавого пера коммунистов. » Представив фантазию «коммунистического рая» на земле как правду, — пишут авторы «Девяти комментариев», — коммунистическая партия подняла народ к борьбе за него:

«Весь мир насилья мы разрушим до оснаванья, а затем…»

Ну, до того, что должно было случиться «затем», не дошло ни в России, ни в Китае. А пока для удержания власти китайская компартия пускала в ход весь богатейший арсенал зла, «с таким успехом» оправдавший себя в российском эксперименте: обман, грабеж, подстрекательство, бандитизм, шпионаж, контроль и, конечно же, убийства, убийства, убийства…

Начнём со лжи. Говорить одно, а делать другое — обычное для коммунистической партии явление. Когда КПК нуждалась в рабочих, в крестьянах, в капиталистах, она наобещала всем им свободы, республиканское правление, имущество. А взяв власть в свои руки, поработила их всех и в конце концов превратила крестьян и рабочих в «неимущий пролетариат». Помните сталинские годы раскулачивания в России, когда конфисковали землю и у крестьянина отбирали последнюю коровёнку, последний кусок хлеба, а раскулаченных угоняли в Сибирь, на смерть? В Китае конфискация земли проходила примерно по тому же сценарию, а вот добычу необходимых средств для китайской Красной Армии изобретательная КПК раскрасила собственными красками, привнесла в неё свой колорит. Ход был бандитский, хотя называлось в те времена вполне революционно: «Подавление местных мироедов». Во время акции, возглавляемой, например, Ли Сяньнянем, Красная Армия похищала по одному человеку из клана каждой богатой семьи в западном районе провинции Хубэй. Заложников держали живыми, чтобы они могли быть выкуплены, могли вернуться к семьям для длительной денежно-кредитной поддержки армии. Многие возвращались, уже будучи на грани смерти. Многие погибли, не вернувшись.

После окончания войны с Японией в так называемой «войне освобождения» от власти Гоминьдана (1946-1949) использовалась самая примитивная, варварская тактика. Для взятия города Чанчунь в области Цзилинь, например, чтобы истощить пищевые запасы в городе, армии было приказано никого из него не выпускать. В течение двух месяцев блокады от голода и мороза в Чанчуне погибло почти 200 000 человек.

Китайцы часто вспоминают жестокую политику первого императора династии Цинь, предание огню книг Конфуция и закапывание живьем его последователей. Мао Цзэдун с откровенным цинизмом заявляет: «Кем же был Первый Император династии Цинь? Он уничтожил 460 последователей Конфуция, мы же репрессировали 46 000 интеллигентов…» Другой пример. С 1927 по 1936 год только в одной провинции Цзяньси население сократилось с 20 до 10 миллионов человек. А за последние 160 лет насильственной смертью в Китае погибло почти сто миллионов человек. Львиная доля этих смертей на совести КПК. Размах поистине коммунистический.

Взяв власть в свои руки, КПК вслед за Россией ( в России у колхозников не было паспартов до 1957 года, и они не могли уехать и жить в городе, их избавили от этого ярма лишь после смерти Сталина) превратила крестьян в людей второго сорта, им запрещалось покупать хлеб в государственных продовольственных магазинах; их детям не разрешалось учиться в городах. С этого времени 300 млн. 600 тыс. жителей, прописанных в китайских деревнях, потеряли все нормальные человеческие права.

Другое однотипное с Советской Россией явление, возникшее во время формирования нового китайского государства, было жестокое подавление религий. В 1950 году компартия Китая издала директиву о наложении запрета на религиозные организации и все религиозные формирования. Сохранившееся в 50-е годы уничтожили в 60-е. «1000 покрытых цветной глазурью рельефов Будд, — говорится в «Девяти комментариях», — украшали гору Долголетия в Летнем дворце в Пекине. После кампании «Отбросить четыре пережитка» (время Культурной революции) все они были повреждены». Древняя, самобытная культура Китая учила людей с уважением относиться к природному миру. «Человек следует Земле, Земля следует Небу, Небо следует Дао (Дао — Закон Вселенной, прим. автора), Дао следует естественности». В древности китайцы верили, что Человек, Небо и Земля растворяются друг в друге, существуют, опираясь друг на друга. В понятиях китайцев об астрономии, географии, календаре, медицине, художественных произведениях, даже в общественных структурах — везде существовали принципы естественной гармонии всего мироздания.

Интересно, что многие в Китае, под влиянием систематического «промывания мозгов», которое проводится контролируемыми партией СМИ, ошибочно ставят в заслугу компартии КПК экономическое развитие страны за последние 20 лет. Они считают, что КПК принесла какую-то пользу стране. На самом деле рост экономики был достигнут только благодаря тому, что «путы КПК были немного ослаблены. Эти результаты никак не связаны с заслугами КПК. Но КПК не только выдает эти успехи за свои, но и требует от народа признательности за это. КПК надеется, что люди будут верить, что без нее эти достижения не были бы возможны. Всем известно, что некоммунистические страны уже давно достигли еще большего экономического роста.» (Девять комментариев). Далее в «Комментариях» говорится: «Огромный потенциальный рынок», который так привлекателен для иностранных инвесторов — результат роста покупательной способности 1 млрд. 300 млн. китайцев. КПК не только обратила эти кредиты в свои преимущества, но превратила их в оружие для противостояния западным странам, чтобы заставить их действовать по правилам игры КПК… за период с 1980 по 1990 годы в Китае произошло опустынивание территорий практически с нуля до 1000-2460 кв. километров. В этом бурном движении «перераспределения земли» за последние несколько лет китайское сельское хозяйство потеряло 6 666 667 га. В 7 крупных реках Китая около 40,9% воды уже непригодно не только для питья человека, но и скота. Около 75% озер загрязнены различной степенью минерализации. Никогда конфликт между природой и человеком в Китае не был столь острым, как сегодня. Народ Китая, обманутый внешним блеском быстрого развития, богатыми домами, не замечает неизбежной угрозы природных бедствий. Обязательно придет время, и природа отомстит людям — для китайского народа последствия будут разрушительными «.

В России в период сталинских чисток 30-х годов коммунистическая партия во главе с вождём всех народов уничтожала миллионы граждан своей страны, огласив их шпионами, предателями, врагами народа. С беспрецедентным цинизмом верхние эшелоны власти в каждую волость спускали «развёрстки» с точным количеством людей, которых следовало уничтожить. Отправленные в дикие норы Гулага, на грани смерти, вынужденные работать в страшных условиях ни в чём не повинные не могли себе представить, что были подвергнуты этой судьбе самой верхушкой партийной власти. Погибая от рук своих палачей, они писали письма Сталину, веруя в его непогрешимость, умоляя его защитить их. Не пройдёт и двух десятилетий, и Борис Пастернак напишет об этом времени:

Душа моя печальница о всех в кругу моём! Ты стала усыпальницей замученных живьём. Тела их бальзамируя, им посвящая стих, Рыдающею лирою оплакивая их, Ты в наше время шкурное за совесть и за страх Стоишь могильной урною, покоящей их прах.

Б. Пастернак, 1956 год

Интересные сведения о политике убийств всех коммунистических партий приводиятся в «Девяти комментариях»:

«Сталин говорил: «Один человек умер — это беда, миллион человек погибло — это цифра». Когда Ли Цзинцюань сказали, сколько людей погибло в Синьчуань от голода, он ответил так, словно ничего особенного не произошло: «В какой династии не погибали?» А Мао Цзэдун заявлял: «Если бороться, то неизбежно есть жертвы; люди погибают, и это часто бывает». Таково отношение коммунистов к человеческой жизни. Поэтому от сталинских репрессий погибло 20 миллионов человек, что составило 1/10 часть населения бывшего СССР; китайская компартия репрессировала 80 миллионов человек, это тоже составило почти 1/10 часть населения Китая; «красные кхмеры» в Камбоджи погубили 2 миллиона человек, что составило 1/4 часть населения; в настоящее время в Северной Корее более миллиона человек погибло от голода. Все это кровавые долги компартии.

Еретические религии убивают людей и их кровью совершают жертвоприношения. Компартия с момента своего появления постоянно убивала людей. Она тоже приносила жертву своему еретическому учению «классовой борьбы», «боевой линии» «.

В 1966 году там началась Великая Культурная революция, инициированная Мао Цзэдуном. То была акция красного террора, длившаяся десять страшных лет до самой его смерти. В «Девяти комментариях» говорится: «В древности в Китае говорили: «Если человек был твоим учителем хотя бы один день, он всю жизнь будет твоим отцом». А 8-го мая 1966 года, во время Культурной революции (когда врагом был объявлен каждый интеллегентный, культурный человек) ученицы школы при Пекинском педагогическом университете надели учительнице Бянь Чжоуюнь колпак, облили её чернилами, били совком и водили по улицам; они повесили на неё черную доску, заставили сидеть на коленях, избивали ее палками с гвоздями, обливали кипятком и т.д. Такими издевательствами они замучили учительницу до смерти.» Такими случаями изобилует то страшное для Китая время. В докладе Комитета ЦК КНР сказано: «В мае 1984 года ЦК КПК путем расследований, которые продолжались 2 года 7 месяцев, были получены новые статические данные, связанные с Культурной революцией: 4 млн.200 тыс. человек было арестовано; более 1 728 000 человек умерли неестественной смертью; более 135 000 человек как реакционеры были приговорены к смертной казни; в вооруженной борьбе погибло более 237 000 человек, более 7 030 000 человек парализовано; более 71 200 семей полностью распались». Доказательством тому, что за спиной разгулявшихся негодяев-хунвейбинов стояла КПК, были массовые приёмы в партию тех бандитов, которые «хорошо вели себя» во время убийств.

Но компартия Китая никогда не ограничивала себя рубежами собственного государства, она ещё и «экспортировала» террор в страны друзей. Глава камбоджийских красных кхмеров Пол Пот (под руководством которого было уничтожено 2 миллиона человек в Камбоджи) находился в тесной связи с руководством КПК и получал от него как установки, так и большие денежные субсидии. Китай по сей день не дает возможности международному сообществу судить красных кхмеров, чтобы скрыть свою роль в этом страшном геноциде. Кроме красных кхмеров, коммунистические партии Индонезии, Филиппин, Малайзии, Вьетнама, Бирмы, Лаоса и Непала — все поддерживаются КПК.

Главным методом компартии Китая был и остаётся метод террора и убийств. Чтобы избежать политический кризис, 4 июня 1989 г компартия уничтожила студентов, выступивших на площади Таньаньмэнь в Пекине с требованием демократических свобод. Так вопрос о свободах был «разрешен». Но в нашей памяти навсегда останутся эти кровавые события в центре Пекина, запечатлённые кинокамерами и позднее транслировавшиеся по телевидению во всех западных странах. Экономические свободы последних лет в этой стране создали у некоторых ложное представление о том, что сущность компартии Китая за последнее время якобы изменилась. «Девять комментариев», приводя веские и точные аргументы, доказывают, что это далеко не так. Умело скрывая свою истинную сущность, коммунистическая партия с помощью западных инвестиций экспортирует свою идеологию в свободное западное общество, подкупает политиков, СМИ, компании и различные общественные группировки.

Одним из ярчайших примеров неизменной зверской сущности коммунистической партии является ситуация, сложившаяся сегодня в Китае с «Фалуньгун». Духовное учение «Фалуньгун» или «Фалунь Дафа»- древнейшая система самосовершенствования души и тела, основными принципами которого являются: Истина, Доброта и Терпение. С того самого момента, когда в 1992 году это учение было впервые публично представлено в Китае господином Ли Хунчжи, оно приобрело необыкновенную популярность. И немудрено, в гнусном мире обмана, шкурничества, страха, в мире убийств и угроз, созданном компартией, впервые прозвучали слова кристальной чистоты и силы, слова, призывавшие к Доброте и Правде. Более того, то были не просто слова. Начавшие заниматься по этой системе самосовершенствования обнаружили её необыкновенный эффект: люди стали избавляться от неизлечимых, а порой и смертельных заболеваний. Практикующие Фалуньгун изучали книгу господина Ли Хунчжи «Чжуань Фалунь», в парках и садах выполяли элегантные упражнения, и слава об этом необыкновенном учении передавалась из уст в уста.

Вначале необыкновенная популярность Фалуньгун не тревожила КПК. Но вот число практикующих в стране стало исчисляться не тысячами, а миллионами, десятками миллионов. Бывшего главу компартии Цзяня Цземиня возмутило то, что люди восхищались и питали уважение к Ли Хунчжи и его учению, а не к партии. Их количество превысило число членов компартии. Более того, в коммунистическую партию не верил никто, в неё вступали, желая получить какую-либо выгоду: занять повыше положение, получить побольше денег, получше квартиру. А в учение Ли Хунчжи верили, к нему обращались с вопросами, проявляли искреннее желание заниматься Фалуньгун.

И хотя практикующие никогда не занимались политикой, 20 июля 1999 года Цзянь Цземинь начал репрессии против Фалуньгун. Для его уничтожения был создан мощный государственный аппарат подавления, сродни гитлеровскому, во главе которого стоял «610-й Офис» — организация, названная на Западе «китайским гестапо». Размеры и зверство кампании против Фалуньгун были умышленно скрыты от внешнего мира. Однако, сознавая необыкновенную популярность этого учения внутри страны, Цзянь Цземинь решил оклеветать Фалуньгун, выбить из-под ног почву, чтобы люди отвернулись от «Истины, Доброты и Терпения».

В ход пошла старая тактика Геббельса: «Чем невероятней ложь, тем больше шансов, что в неё поверят». На площади Тяньаньмэнь было грубо инсценировано ложное самосожжение. Пять человек, не занимавшихся Фалуньгун, пошли на сговор с правительством и стали главными действующими лицами и жертвами этого мерзкого представления, заявив, что они практикующие и приносят себя в жертву во имя Фалуньгун. Подобные утверждения звучат нелепо, так как одним из принципов Фалуньгун является запрет на убийство и самоубийство.

Существует масса доказательств тому, что случай с «самосожжением» был грубой фабрикацией, изготовленной режимом Цзяня Цземиня с тем, чтобы настроить общественное мнение в Китае против Фалуньгун. Покадровый просмотр плёнки с видеозаписью, изготовленной по указанию партийного руководства, наглядно демонстрирует, что одна из пятерых самосожженцев, Лю Чуньлин, погибла не от огня, а от удара офицера полиции. У другого участника драмы, несмотря на то, что его показывают в обгоревшей одежде, причёска и стоявшая меж ног пластиковая бутылка оказались нетронутыми огнём. Не менее странным кажется то, что те, кто, по утверждению властей, были готовы отдать жизнь ради Фалуньгун, сразу после неудавшейся попытки самосожжения моментально изменили свою точку зрения и принялись повторять ложь о том, во что так самозабенно должны были верить.

Преследование Фалуньгун в Китае привело к обратному эффекту: его популярность в мире неизмеримо выросла. Теперь этим видом самосовершенствования занимаются в 60-ти странах мира. Главная книга Фалуньгун «Чжуань Фалунь» переведена уже на 30 языков, а в Австралии, например, она стала одним из самых популярных произведений 2004 года.

В Китае же репрессии продолжаются, и точное число жертв неизвестно по сей день. Размеры газетной статьи не позволяют нам описать чудовищные документальные сведения, доходящие сегодня до свободного мира из китайских тюрем, центров «промывания мозгов», лагерей принудительного труда и психиатрических лечебниц, приведённые в «Девяти комментариях». Мы можем только сказать, что все самые изощрённые пытки, применявшиеся в сталинские времена в подвалах Лубянки, в «Матросской тишине» и других советских тюрьмах или пытки в гитлеровских застенках гестапо можно поставить в один ряд с тем, что происходит сегодня в Китае.

Вот почему, прочитав не подвергавшуюся цензуре истинную историю компартии Китая в цикле статей о коммунистической партии, люди почувствовали силу слова правды, были ошеломлены и начали подавать заявления о выходе из партии, а события эти получили такой резонанс. Интересно отметить, что когда мы начали работу над этой статьёй, по сведениям вэбсайта «Великая Эпоха», для выхода из партии было подано 440,443 заявления. На 12 часов дня 10 апреля этих заявлений уже 777,288.

Хочется надеяться, что, вопреки коварности партии зла, усилия этих отважных людей приведут их страну к лучшему будущему.

Нина Мельцер, США


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Владимир Буковский свидетельствует. Часть 1.
  • От марксиста Николая Елизарова до антикоммуниста Цзян Цзинго - о бывшем свердловчанине, ставшем президентом Тайваня
  • Можно предположить, что новое человеческое общество должно подойти к возрождению таких видов государственных устройства как монархия…
  • От марксиста Николая Елизарова до антикоммуниста Цзян Цзинго - о бывшем свердловчанине, ставшем президентом Тайваня
  • Терновый венец, пронзенный мечом. (часть первая)


  • Top