Цензура в Китае: лучше разорвать сети


Сеть цензуры и контроля в Китае становится все шире и плотней.Рыбы, которая может проскользнуть становится все меньше. Фото: Аutorin/Великая Эпоха (The Epoch Times)Сеть цензуры и контроля в Китае становится все шире и плотней.Рыбы, которая может проскользнуть становится все меньше. Фото: Аutorin/Великая Эпоха (The Epoch Times)Мнение. Сложные отношения между кругом интеллектуалов и китайским коммунистическим режимом. Комментарий к участию Китая, как почетного гостя, на книжной ярмарке во Франкфурте-на-Майне (Германия) с 14 по 18 октября.

Фейерверк, вдвое больший, чем во время Олимпийских игр, военный парад, ликующие массы народа — интернациональный мир удивлен тому, как коммунистическая партия Китая праздновала 60-летие Китайской Народной Республики. Можно смотреть, открыв рот. Но в этот раз, по сравнению с прошлыми годами в китайских государственных СМИ можно было меньше увидеть, услышать и прочитать расписного самовосхваления. Кажется, что режим хочет показать: «Мы сильны и больше уверены в себе».

С другой стороны, помимо того, что Пекин был заполонен вооруженной полицией и тайной полицией, в каждом уголке Пекина миллионы «добровольцев» следили за порядком. Воодушевленные и мобилизованные правительством, они должны были бдительно вести наблюдение. Снова изданы новые правила контроля Интернета. Популярные интернет-форумы «Тянья» или «Кайди» еще больше отслеживаются и все меньше комментариев достигают сети или вообще публикуются. Как только чуть дольше используется антицензурная программа прорыва блокады интернета, такой как FreeGate, то перед пользователем появляется черный экран и начинается преследование Интернет-полицией. Не делает ли все это ощутимо заметней страхи коммунистического режима?

Сети раскидываются шире и плотней

Уже годами китайский режим усиленно старается раскинуть пошире сети и потуже затянуть петли. Когда говорят о государственных делах, китайский народ уже давно упражняется в самодисциплине молчания и маскировки. Задачей режима является извращение исторических данных и укрепление фальсифицированных. Контролем и цензурой мнений и информации изолируются друг от друга разные группы людей. Этот метод идентичен с тем, который применялся во времена Мао: когда люди изолированы в своих группах, они не в состоянии связаться между собой и организоваться для противостояния коммунистической партии.

Каждый, кто немного знаком с актуальным положением в Китае, сразу понимает, что такое празднование 60-летия захвата власти компартией, вызвано обострением всякого рода неразрешимых конфликтов. Было надо подтвердить свою способность и правомочность правления страной. Так как народ не может напрямую критиковать режим, он может только иронизировать и высмеивать фильм «Великое творение построения государства». Там сыграли роли многие китайские артисты, у которых теперь иностранные паспорта.

Хотя сарказм и насмешки народа это не свобода мнения. Свобода мнения и другие гражданские права не станут реальностью от терпеливого ожидания. Наоборот, молчаливое, терпеливое ожидание приводит к тому, что сети режима становятся все шире и плотней.

Умные рыбы выскальзывают из сетей

Вспомним метафору «Рыба и сети» русского писателя Александра Исаевича Солженицына, лауреата Нобелевской премии. Он указал этой метафорой на меняющиеся зависимые отношения между кругом интеллектуалов и советским режимом. Советская коммунистическая партия с одной стороны укрепляла сети, с другой стороны она плела сети так, что умные рыбы проскальзывали сквозь новые петли. Если им это удавалось, они становились гордыми и самодовольными и оставляли свое намерение сокрушить всю сеть.

Эта метафора также отражает развитие отношений кругов интеллектуалов и китайским режимом, после бойни на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года. Мне также удалось с большими хлопотами издать в Китае книгу «Китай в ловушке модернизации» и некоторые статьи. Это как раз относилось к «выскользнуть из сети». В то время иностранные СМИ радовались этому и называли это «весной Пекина». Хотя в то время мне было ясно, что книга и статьи были только ускользнувшими рыбами, но у меня была большая надежда, что все больше рыб будут выскальзывать, дырки в сети от этого станут больше, и однажды в сети образуется большая прореха.

Настоящая свобода это только пожелание

Действительная ситуация в последующие годы показывала все яснее: старания некоторых рыб проскользнуть сквозь сети не могут сокрушить сеть. Как только некоторым рыбам удавалось проскользнуть, петли уменьшались, и рыбы, которая могла выскользнуть, становилось все меньше. Чаяние, что режим однажды станет либеральней и подарит народу свободу слова и мнения, уже давно утратилось.

В те годы интеллектуалы считали удачей, если их критические произведения были опубликованы. Например, книга «Проблески света ветра и облаков» (风 云侧记) Юань Ина, многолетнего журналиста «Народной газеты» партийного издания КПК. Юань очень осведомлен в политических вопросах. Он был уверен, что его книга политически безопасна, так как многие вещи уже были описаны в других книгах. 13 ноября 2006 года китайский премьер-министр Вэнь Цзябао, в беседе с писателями и художниками пообещал, что в рамках Конституции будет предоставлена свобода исследований. В действительности же в то время компартия как раз строго контролировала СМИ и арестовывала критиков коммунистического режима. Хотя Юань Ин знал об этом, он все равно был в восторге от этого ложного обещания, он писал: «Речь премьер-министра Вэня укрепила интеллектуалов и художников и добавила им смелости». Еще до того, как это было опубликовано, его книга была оштампована компартией, которой он прослужил половину своей жизни, как «выдача государственных тайн» и запрещена — следующая злая шутка.

Я привела этот пример с Юань Ином не потому, что хотела его критиковать. Я хочу этим сказать: диктаторский режим, власть которого держится на лжи, ни в каком случае не может осуществить свободу мнения «выскальзыванием из сети». Одновременно с книгой Юань Ина были запрещены еще восемь книг. К ним относится книга Чзан Ихэ «Прошлое не проходит, как дым», историческая книга «Случаи перемен» Сяо Цзяня (沧桑, 作者晓剑), серия книг «Серия ностальгии десятилетия» Куан Чэня (年代怀旧丛书, 编者 旷晨) и книга «Мир СМИ» Чжу Хуасяна (新闻界, 作者朱华祥). В настоящее время в Китае эскалируют социальные конфликты, и политическая борьба внутри компартии становится напряженнее и острее. Все равно, ведут ли себя массы как дисциплинированные марионетки, коммунистический режим, одержимый боязнью потери власти, становится все более нервным и чувствительным. Черный список запрещенных тем становится все длиннее.

То, что трехлетний голод с 1959 по 1962 годы в Китае показал непригодность политики Мао, эта человеческая катастрофа, признано во всем мире. Но любая литература об этом строжайше запрещена. В июне 2009 года Ли Шихуа, учитель на пенсии, написал репортаж «Общее надгробие — история одной китайской семьи». Там автор документирует лично пережитое в политических кампаниях, со времени захвата власти, но особенно период голода и страдания его семьи и людей рядом. Эта книга была запрещена, закрыт и Интернет-блог автора. Еще одна книга, запрещенная цензурой «Размышления о цивилизации Китая» Сяо Цзяньшена — многолетнего редактора «Ежедневной газеты Хунаня». Эта книга была издана Издательством Социальных наук Китая, продажа в книжных магазинах, однако, была запрещена. Ведомство цензуры увидело опасность, что «местами содержание может отражать настоящую ситуацию политической власти».

Порвать сети

Не сложно контролировать мнения в изолированном обществе, потому, что для этого есть уже подоплека: например, отсталая возможность распространения информации, одурачивание масс и обожествленное почитание политической власти. Китайское общество было именно таким во времена Мао. Но в теперешнее время массы не так глупы, как тогда, Интернет затрудняет возможность контроля, и претензии коммунистов на власть разрушаются. Настоящий результат контроля и цензуры очень далек от того, который бы удовлетворил коммунистический режим.

Но китайским интеллектуалам нужно осознать, что проскальзывание через сеть не приведет к разрушению сети. Некоторые из них сейчас пробуют смягчить речи и приукрасить их маскировочной краской, чтобы их произведения вообще могли быть опубликованы. Эти методы только дают возможность выскользнуть некоторым умным рыбам. Имеющим смысл способом было бы объединение, для того, чтобы разорвать сети. Конечно, за это надо платить свою цену — свобода не бесплатна.

Версия на немецком


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские власти продолжают препятствовать работе корреспондентов в «чувствительных районах»
  • Четыре самых крупных преступления китайской компартии против своего народа
  • Китайского правозащитника приговорили к 10 годам тюрьмы
  • Как китайские «нестабильные элементы» провели праздник 60-летия правления компартии
  • Отзывы читателей о книге “Девять комментариев о коммунистической партии»


  • Top