Король на корте

Фото Николая ЗуеваФото Николая ЗуеваРоссийского теннисиста Евгения Королева за глаза в шутку называют королем. А теперь будут называть и всерьез, потому что он на «Кубке Кремля» обыграл экс-первую ракетку мира Марата Сафина. Последнего любители тенниса больше никогда не увидят на этом международном турнире. Марат заявил, что в этом году завершает свою спортивную карьеру. С Евгением Королевым беседует наш корреспондент.

— С теннисом дружишь с первого класса?

— В четыре года меня привели в «Лужники» в абонементную группу. Потом попал к тренеру Ларисе Дмитриевне Преображенской, у которой начинала и моя сестра Аня Курникова. Она довольно часто звонила Ларисе Дмитриевне и делилась с ней всеми новостями. Жаль, что совсем недавно не стало Ларисы Дмитриевны.

— Анна недавно дала пресс-конференцию в ИТАР-ТАСС. Сейчас она — посол доброй воли по борьбе со СПИДом.

— Почему-то про Анну говорят, что она, мол, не выиграла ни одного турнира в одиночном разряде. Но в парном у нее немало побед в паре с Мартиной Хингис, другими игроками. О ней пишут, что она была чуть ли шоувумен на корте и заработала деньги не спортом, а рекламой. И никто не говорит, что то же самое делает сейчас Мария Шарапова. Правда, ей больше повезло в спортивном плане и у нее получилось так, что успехи на корте удачно чередуются с новыми спонсорскими контрактами. — Лариса Дмитриевна была тренером от Бога…

— И лучшим детским тренером в мире. В этом нет никакого преувеличения. Мало кто знает, что она сама в молодости здорово играла на корте. Сражалась даже против самого Николя Николаевича Озерова. А тот джентльменством на корте не отличался. Преображенской не раз приходилось уворачиваться от его пушечных ударов, когда она выходила к сетке. Однажды мэтра за это покритиковали. На что он ответил, мол, если выходишь играть на первенство Союза, то пощады не жди. А ведь у него действительно справа была «пушка». Сейчас мало кто так играет.

— А правда, что Преображенская до последних дней своей жизни тренировала детей на стадионе «Спартак», что в Сокольниках?

— Так оно и было. Она немного не дожила до своего восьмидесятилетия. Она поражает многих своим долголетием на корте. Более пятидесяти лет тренировала мальчишек и девчонок на знаменитых кортах Ширяево поля. Там делали первые шаги в теннисе Андрей Чесноков, Анна Курникова, Анастасия Мыскина и многие другие. Ширяевка до сих пор славится своими теннисными звездами. — Кто тебя тренирует?

— Мой тренер — папа, а зовут его тоже Евгений. Тренируюсь в Германии, мы живем под Мюнхеном лет восемь. Так что немецким владею в совершенстве. Тренируюсь там потому, что из Германии легче путешествовать, разъезжая по турнирам. В Европе для теннисистов условия созданы получше. Я пошел по примеру Николая Давыденко. Он ведь стал настоящий теннисным бойцом именно в Германии. Правда, его брат тренирует. Хотя и дома в Москве я часто бываю.

— Интересно, когда тебя загоняют в угол, ты не обороняешься, смягчая удар, а усиливаешь игру…

— Атака — моя стратегия. Как говорят — лучшая защита — нападение! Меня так учили с детства, папа меня так настраивал. Он профессиональный хоккеист, играл в ЦСКА. Отец любит повторять, что если не идет игра, все равно надо со всей силы бить по мячу и атаковать. Еще мне надо научиться играть так, чтобы после сильных ударов как можно чаще выходить к сетке. Это всегда ставит соперника в тупик, он начинает тоже рисковать и ошибается, а мне только этого и надо. — Тебя в шутку не называют земляным червем?

— Так называют игроков, которые предпочитают играть на глине. Земляными червями в полной мере можно назвать испанцев, ведь они тренируются на глине. Я же люблю хард — жесткое покрытие, как в спорткомплексе «Олимпийский». Но пока своих главных успехов добился на земле. Грунт мне нравится, здесь больше времени для подготовки сильного удара. На глине медленный отскок и всегда можно правильно подойти к мячу. Не нравится, что на грунте даже сильная подача становится более принимаемой. На то он и грунт.

— Кто тебе нравится из теннисистов?

— Раньше любил смотреть, как играл американец Пит Сампрас. Помню, как он играл на грунте в спорткомплексе «Олимпийский» на Кубок Дэвиса. Во время одного из розыгрышей он даже упал от того, что судороги свели ноги. И удивил меня тем, что после небольшого перерыва вновь вошел в игру и выиграл тот матч. Вот пример настоящего спортсмена. Из наших мне импонирует Марат Сафин. Жаль, что на этот раз ученик оказался сильнее кумира.

— Ты родня с Курниковой…

— Наши мамы — родные сестры. Когда я был еще маленький, во время теннисных трансляций всегда подходил к телевизору и смотрел, как Аня играла. Сейчас мы с ней мало общаемся. — Я помню тебя, когда ты играл в «Олимпийском» и тебе было восемь лет. Ты тогда больше волновался или сейчас?

— В детстве волновался больше. Сейчас уже пришла уверенность на корте. А это залог новых побед. — У тебя есть мечта?

— Выиграть «Кубок Дэвиса» в составе российской сборной.

— Женя, уже успел почувствовать бремя славы?

— Пока нет. И фан-клуба у меня нет. Мои главные болельщики — это папа и старший брат. Они обычно кричат во время игры «Жека, давай». — Германия — та страна, где хотел бы провести всю жизнь?

— Я хотел бы провести жизнь на теннисных турнирах. Не всю, конечно, хотя рассчитываю играть долго. Я не выбирал Германию в качестве места для жизни; так получилось, что сейчас мне удобнее жить там. Но в Москве я тоже бываю часто.

— У вас есть обязательства перед баварским клубом Postkeller Weiden?

— Нет, я просто тренируюсь в городке Вейден на границе с Чехией, в 180 километрах от Мюнхена. Когда я только начинал, в Москве не было хороших условий для тенниса. А в Германии меня, 10-летнего мальчишку, тепло приняли.

— Чего же по примеру сестры не подался в академию Ника Боллетьери во Флориде?

— Это только вопрос денег. У нас не было достаточных средств.

— Но идея отдать вас в теннис пришла вашим родителям именно после успехов Анны?

— Я по-любому бы в спорт пошел. Папа сначала меня хотел отвести в хоккейную секцию: он сам бывший хоккеист и достаточно успешно играл за «Динамо», знаком с Вячеславом Фетисовым. Но мне было всего четыре года, и мама сказала: «Нет, в хоккее ему нос или ноги обязательно сломают. Пусть лучше играет в теннис…»

— Это по совету Аллы Курниковой мама отвела тебя в теннисную школу на Ширяевом Поле к Ларисе Дмитриевне Преображенской?

— Нет, сначала была спортшкола в «Лужниках». А через год я действительно попал к Преображенской. Считаю, что лучше нее в Москве никто не ставил технику игры.

— Теннис не помешал получению среднего образования?

— Нет, в Германии я четыре года ходил в школу, а потом экстерном сдавал экзамены в Москве. Кроме того, у меня еще был репетитор по английскому языку. — Читаешь русские книги, смотришь фильмы?

— Не хватает времени. А читать надо как можно больше — это полезно во всех отношениях. Но я такой человек, что если за что-то берусь, то должен сделать это основательно. Поэтому читать на бегу или во время перелетов не могу. В самолетах предпочитаю слушать музыку, русский хард-рок.

— Несмотря на несостоявшуюся карьеру хоккеиста, сохранил любовь к этой игре…

— Болею за команду НХЛ «Коламбус».

— Тебя не раздражает, что журналисты часто спрашивают тебя о родстве с Курниковой?

— Сейчас спрашивают все реже — любители тенниса начинают ее забывать, ведь она несколько лет назад завершила спортивную карьеру. Мы все реже контактируем. Ведь она — не мой тренер и не мой спонсор. К чему так много разговоров о ней?

Фото Николая ЗуеваФото Николая Зуева

Фото Николая ЗуеваФото Николая Зуева


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Боевой гопак - украинское кун-фу
  • "Шахтер" разгромил "Тулузу". Фотообзор
  • Елена Исинбаева установила новый мировой рекорд
  • В Греции зажжен огонь зимней Олимпиады
  • В свободном полёте наши выиграли серебро и бронзу


  • Top