Норд-Ост: о чем нельзя забыть


Норд-Ост: о чем нельзя забыть. Освобождение заложников обернулось новой трагедией: при штурме с применением специального газа, состав которого до сих пор засекречен, погибли 130 человек. Фото: YURI KADOBNOV/AFP/Getty ImagesНорд-Ост: о чем нельзя забыть. Освобождение заложников обернулось новой трагедией: при штурме с применением специального газа, состав которого до сих пор засекречен, погибли 130 человек. Фото: YURI KADOBNOV/AFP/Getty Images26 октября исполняется семь лет со дня захвата заложников в Москве в театральном центре на Дубровке. Группа из 40 террористов удерживала в течение трех дней около 800 человек — в основном зрителей и актеров мюзикла «Норд-Ост». Освобождение заложников обернулось новой трагедией: при штурме с применением специального газа, состав которого до сих пор засекречен, погибли 130 человек.

Российские власти признали операцию по освобождению заложников успешной и отрицают свою вину в гибели людей.

За прошедшие семь лет название некогда успешного музыкального спектакля «Норд-Ост» ни с чем, кроме террористического акта, в России не ассоциируется — разве что с именем общественной организации, объединившей пострадавших в ходе событий 23-26 октября 2002 года. Ее лидер Татьяна Карпова говорит, что надежды на расследование дела о гибели людей у их родственников за эти годы почти не осталось:

— Мы за семь лет приобрели такой опыт беззакония и бесправия у нас в стране, что, конечно, ни во что не верим. Я уверена, что нам ясного ответа никогда никто не даст, кто бы ни стоял во главе государства. Теперь мы уверены — не то что на сто, на тысячу процентов! — что это яркие политические игры нашего государства, нашего правительства. И «Норд-Ост», и потом Беслан, ставший продолжением, вторым актом этой игры. Никто нам не назовет виновных. Мы просто сами их знаем. Глава нашего государства, который стоял у руля — это господин Путин, который давал команды, чтобы пустили газ-убийцу. И абсолютно полная вина всех, кто возглавлял штабы.

Виновные не найдены?

Татьяна Карпова говорит, что отношение к обеспечению безопасности российских граждан в государстве не изменилось. Но российские власти искали виновных в трагедии на Дубровке — разумеется, не в своих рядах. По делу «Норд-Оста» в свое время прозвучали практически все известные чеченские фамилии, которые в России и до, и после этого упоминались в связи с самыми страшными терактами. Но следствие, по сути, располагало только предположениями. И на сегодняшний день от них мало что осталось. Рассказывает главный редактор сайта «Агентура.ру» Андрей Солдатов:

— Согласно материалам уголовного дела, летом 2002 года Шамиль Басаев с неустановленными лицами спланировал захват заложников и создал преступное сообщество, в которое входило не менее 52 человек. Это информация следствия. И по той же самой информации, лидерами этой группы были два человека — Руслан Эльмурзаев и Асланбек Хасханов. Хасханов присутствовал на встрече, получил деньги, около 20 тысяч. Было еще несколько важных лиц. Ну, и был, конечно, Мовсар Саламов, более известный как Бараев. Дело в том, что из всех перечисленных людей в живых остался только Хасханов, который был отдан под суд. Но на первом же заседании суда он впал, что называется, в реактивное состояние, стал кричать, что он лев, спустившийся с гор, поэтому не может считаться достоверным источником информации о том, как на самом деле планировался захват.

И последнее, наиболее противоречивое имя — Ханпаши Теркибаев. Это имя появилось благодаря интервью, которое он дал Анне Политковской в апреле 2003 года. В нем он говорил некоторые странные вещи, в том числе, что он то ли был, то ли не был во время захвата внутри театра, что он вхож в некоторые «высокие кабинеты». Но вся эта информация вызывает большие сомнения просто в силу того, что его никто не допросил, а через полгода он таинственным образом погиб в ДТП. Нет никаких вариантов, каким образом можно было бы установить истину.

Андрей Солдатов говорит, что попытки расследовать это дело не вывели на заказчиков и финансистов теракта. Но все-таки защитники прав жертв «Норд-Оста» считают своей главной целью не дать забыть о событиях семилетней давности. Для жертв «Норд-Оста» актуальны судьба уголовного дела о гибели людей, гражданские иски по поводу мародерства при освобождении заложников и перспектива рассмотрения их жалобы на российское государство в Страсбургском суде.

В настоящее время рассмотрение дела в Страсбургском суде приостановлено в связи с тем, что основные подозреваемые по данному делу находятся в розыске. В ответ на запрос Страсбургского суда представитель российского государства представил меморандум, который свидетельствует о том, что власти полностью слагают с себя ответственность и за гибель людей, и за недостаточно прозрачное расследование обстоятельств трагедии.

Вопрос об ответственности за события в театральном центре на Дубровке и спустя семь лет после теракта остается ключевым. И вопрос о моральной ответственности властей стоит тем острее, чем меньше надежды предать суду виновных.

Для Бориса Немцова истинное отношение власти к «Норд-Осту» стало очевидным уже во время самих событий. Он был одним из тех, кого захватчики хотели видеть переговорщиком, поэтому лично беседовал с тогдашним президентом Владимиром Путиным по поводу происходящего в театральном центре:

— Самое главное, пожалуй, было его решение осуществить штурм без должной подготовки к спасению людей. И вот это простить я ему не могу. Действительно, «Альфа» осуществила штурм, используя при этом усыпляющий газ. Итогом стала смерть 130 заложников. Как потом выяснилось, Путин не особо думал о спасении людей, ему надо было показать, что он крутой и что он может расправиться с террористами. Мы провели расследование обстоятельств этой трагедии и выяснили, что почти всех людей можно было спасти, но это не было главной задачей Путина, поскольку он человек достаточно, видимо, жестокий. Первая неправильно оказанная помощь, неправильная эвакуация людей привели к тому, что они просто задохнулись. Второй момент — он постоянно думал о пиаре. Собственно, этого не скрывал и глава его администрации, и ему крайне не хотелось, чтобы кто-то, кроме него, зарабатывал политические очки. Вот это было абсолютно отвратительно, но это факт. Именно поэтому он активно выступал против того, чтобы Лужков и я ходили к террористам.

Именно развязка событий в театральном центре на Дубровке, по мнению Бориса Немцова, изменила отношение многих к российским властям и лично к президенту Путину. День штурма стал датой ежегодной акции памяти, которую проводит общественная организация «Норд-Ост». В этом году уже в седьмой раз десятки и даже сотни людей придут 26 октября в 10 утра к театральному центру на Дубровке в Москве.

Источник: Радио Свобода


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • РФ отменила повышение экспортных пошлин на необработанную древесину в обмен на строительство газопровода Nord Stream
  • Обстрел автомашины Макшарипа Аушева велся с трех сторон
  • Из-за ОРВИ в Благовещенске закрыты все школы
  • «Адмиралтейская игла» - конкурс молодых дизайнеров пройдет в Санкт-Петербурге
  • Гохран продает золотой запас для спасения алмазных промышленников

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top