Террористы-смертники – современный способ решать проблемы?


Террористы-смертники – современный способ решать проблемы? . Фото: CARL DE SOUZA/AFP/Getty ImagesТеррористы-смертники – современный способ решать проблемы? . Фото: CARL DE SOUZA/AFP/Getty ImagesМнение. Среди неожиданных последствий того, что мы все называем глобализацией, стоит отметить распространение по всему миру таких явлений, которые раньше случались крайне редко и носили единичный характер, например самоубийств. При этом я не имею в виду вызвавшую тревогу в обществе серию самоубийств среди сотрудников компании France Telecom, которую недавно освещали международные СМИ.

Я также не говорю о высоком проценте самоубийств во Франции в целом, который почти вдвое выше, чем в Италии и в Англии, и на 40 процентов превышает подобный показатель в Германии и в США. Оба этих факта видимо все же объясняются особыми обстоятельствами, даже если те и не лежат на поверхности. France Telecom, конечно, не единственная крупная компания, в которой идет процесс реструктуризации и частичной приватизации. Франция тоже не производит впечатления страны, где социальные преобразования имеют иной характер, чем у соседей.

Говоря об «пошлых» самоубийствах, я подразумеваю не тех, кто лишает себя жизни в состоянии депрессии. Я имею в виду способность этого явления быстро распространяться, так как сказать, становиться популярным. Несколько десятилетий назад, любому итальянцу моего поколения, ходившему в то время в школу, приходилось слышать об одном символическом эпизоде, полном героизма, жертвенности и чувства долга перед родиной.

От патриотизма до терроризма

Во время осады Турина в 1706 году со стороны французов, пьемонтский шахтер Пьетро Микка взорвал себя с помощью большого количества взрывчатки, чтобы перекрыть проход вражеским солдатам в подземные ходы, которые вели внутрь крепости. В последствие в честь Пьетро Микки был основан музей, воздвигнуты различные памятники и названы десятки улиц. Однако современным молодым людям, возможно, его имя покажется уже менее знакомым.

Случаи сознательного лишения себя жизни в честь высшего патриотического идеала, как в истории с Пьетро Микка, или в честь гуманистического или религиозного идеалов – по определению должны быть исключительными. Действительно ни в итальянском, ни в одном другом индоевропейском языке нет определенного названия этим явлениям.

Сегодня же мы называем людей, совершающих подобные действия, камикадзе. Так называли японских пилотов, которые бросали свои самолеты, нагруженные взрывчаткой, на американские военные корабли. В японской традиции реально существует самоубийство с целью преподать урок. Самым известным и зрелищным самоубийством последних лет было самоубийство писателя Юкио Мисимы, который в знак протеста против эпохи и государства, недостойных славы, публично принял смерть на балконе государственного учреждения перед собравшейся по такому случаю толпой.

Сегодня везде можно встретить камикадзе самого разного толка: от участников нападения на американские башни близнецы до молодых палестинцев, от иракских суннитов до афганских или пакистанских талибов, от турецких курдов до российских чеченцев и других бесконечных героев-борцов ни за что. Тысячи Пьетро Микка, которые взлетают на воздух вместе с взрывчаткой, дабы мнимые французы не подошли к некой условной крепости.

Глобальный инструмент политической борьбы

Как мне кажется, крайним проявлением тенденции «пошлых» самоубийств стало произошедшее несколько дней назад самоубийство в провинции Белуджистан и последовавшая за этим событием полемика. Цель этой новой смерти, как мы знаем, интерпретируется по-разному. Некоторые считают ее неожиданным эффектным актом протеста против давнего притеснения населения Белуджистана со стороны Ирана. Есть такие, кто усмотрел в этой смерти реакцию на политические разногласия в Иране после последних парламентских выборов, считая тем самым само собой разумеющимся, что самоубийство сегодня может быть инструментом политической борьбы.

Еще более слабую версию предлагают иранские власти: по их мнению, самоубийство было спланировано американскими спецслужбами (или возможно пакистанскими спецслужбами по указанию американских). Это было сделано в рамках противостояния между Ираном и Западом. В таком случае террорист-самоубийца был нанят для выполнения определенного задания, то есть был приобретен необходимый товар на рынке услуг потенциальных самоубийц.

Террористические акты и пролитое ими море крови – это тот путь, который современные люди выбрали, чтобы продолжать прошлые войны и чтобы выражать свою потребность в насилии. Самым необъяснимым и вызывающим беспокойство фактом во всем этом является то, с какой легкостью удается завербовать будущих террористов-смертников.

Источник: inosmi.ru


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Писатели в России: гордость или балласт?..
  • Опрос: как российское правительство справляется с кризисом
  • Интервью. Всемирный опрос "Global Q & A": " Когда Вам было шесть лет, кем Вы хотели стать, когда вырастите?"
  • Станция Курская московского метро о Ленине и Сталине, а еще о том, о чем умалчивают ее стены
  • Мнение автомобилистов в России осталось за бортом


  • Top