Александр Дроздов: «Палачи, которые творили террор, были одновременно жертвами режима»


Ковалев Сергей Адамович, правозащитник.

Ковалев Сергей Адамович, правозащитник. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха

России отметили День памяти о жертвах сталинского режима, о людях, расстрелянных без суда и следствия, отправленных в лагеря и ссылки, лишенных гражданских прав. 30 октября очень небольшая группа людей в Москве вышла к памятнику на Лубянке почтить память о миллионах жертв репрессий, безвинно загубленных людей, так и не дождавшихся справедливости.

Президент страны Дмитрий Медведев заявил в своем блоге о том, что никакое развитие страны не может достигаться ценой человеческого горя и потерь и, что недопустимо оправдание сталинских репрессий под видом восстановления исторической справедливости. «Нельзя оправдать тех, кто уничтожал свой народ», — сказал президент.

Общественность страны отметила своевременность и значимость слов, сказанных президентом. Тем более, что они дают четкое определение и отношение к тем событиям.

В День памяти мы встретились с Александром Дроздовым, исполнительным директором Фонда Ельцина, чтобы вспомнить о тех событиях, когда впервые был принят закон «О реабилитации репрессированных народов». Это произошло 26 апреля 1991 года, когда Б.Н.Ельцин еще находился в должности председателя Верховного Совета РСФСР.

-Александр Алексеевич, расскажите, пожалуйста, как шла подготовка к подписанию этого Закона в 1991 году? Было ли это сделано сознательно, или кто-то помог Ельцину завершить то, что не было сделано Хрущевым, Брежневым?

А.Д.: Борис Николаевич шел к этому сознательно. Его семья вместе с народом, пережила и перенесла на себе все трудности нашего недавнего прошлого.

В 1930-е годы были репрессированы отец и дед первого президента России. Они остались живы, но прошли исправительные лагеря, где воспитывали трудом. Конечно, нелепо было направлять на перевоспитание трудом тех, кто веками был взращен в любви к земле, обучен множеству всяких крестьянских хитростей и ремесел.

Тем не менее, Ельцины в полной мере испытали на себе все тяготы курса на уничтожение крестьянства. Борис Ельцин вырос в лагерном бараке и не был бы Ельциным, если бы вдруг утратил память об этом. Хороший пример для тех, кто в чем-то сомневается — чувствовать свои корни. Потрясающее чутье первого президента — оттуда, из крестьянского прошлого его семьи. Это тот самый мостик между Россией новой и Россией навеки утраченной, оставшейся только в ощущениях, в исторической памяти народа.

Именно Ельцин и его соратники удержали Россию от бесславного ухода в небытие после развала Союза. Но Президент взял на себя вину за выпавшие на нашу долю невзгоды. Покаяние, которое Ельцин принес в день ухода из Кремля, шло изнутри, никем не подсказанное и не навязанное. Покаяние это было очень искренним и честным.

— Почему же люди не смогли дать правильную оценку поступкам Ельцина? Мы можем наблюдать, что отношение к Первому президенту в стране очень полярное.

А.Д.: Совершенно напрасно политтехнологи делают из Ельцина образ случайно забредшего в большую политику заурядного партаппаратчика, который взял и все развалил. Это рассчитано на невежественную и неподготовленную публику, короче говоря, на всех «дорогих телезрителей».

Система двигалась к закату, и когда стало ясно, что Горбачев не в состоянии удержать рычаги управления страной, на наше счастье появился Ельцин, который интуитивно уловил опасность момента и быстро осознал, что спасать надо не систему, не партию, а спасать надо страну.

По моему твердому убеждению, именно благодаря Борису Ельцину мы относительно благополучно пережили расставание России с союзными республиками, а это было весьма непросто.

Мы очень технологично и грамотно решили проблему с ядерным вооружением в пользу новой России, создав на долгосрочное будущее аргумент в мировой политике, с которым не поспоришь. Это особенно убедительно выглядело на фоне бессмысленной, доведенной до идиотизма, «миротворческой» политики Горбачева.

Если не вдаваться в детали, весь этот «бракоразводный процесс» очень деликатно и дипломатично был оформлен только благодаря Ельцину. Замечу, что нашему первому президенту от природы было дано чувство великодушного равенства со всеми: с президентами и рядовыми гражданами.

На мой взгляд, Ельцин был настоящим большим, широким человеком, уж, не знаю, насколько это укладывается в привычный миф о русском характере, но это был настоящий русский характер. Именно русский.

— Насколько справедливым было то, что жертвы репрессий были названы, а палачи ушли от наказания?

А.Д.: Нельзя умалять того, что было сделано Хрущевым на ХХ съезде КПСС, хотя начатое важнейшее дело осталось не завершенным. Но и этого оказалось достаточно, чтобы партия спустя годы взяла реванш над очередным оболганным ею «кукурузником», своим же собственным лидером.

Неожиданный поступок Хрущева радикально повлиял на мировое коммунистическое движение, моментально поляризовались его полюса. «Китайские ревизионисты» также как и «советские отступники от единственно верного учения», поздние и уже бесполезные споры с «еврокоммунистами» — это все оттуда, из 1956 года. В том, что Хрущев не пошел дальше, я вижу его попытку вывести, как ему казалось, здоровую номенклатуру из-под удара. Ну, и Борис Николаевич вполне по-христиански поступил с партаппаратом.

Хрущев определил главных виновников репрессий в лице Сталина, клики Берия, «кровавых чекистов». Предъявить полный счет он, конечно, побоялся. Хватило того, что он лишил партийную номенклатуру партминимума, то есть денежного довольствия, которое раздавалось в конвертах помимо зарплаты. Она ему и этого не простила.

А при Брежневе вообще начался такой «ползучий Ренессанс», когда страна задышала уже нео-сталинизмом. Даже я, несмотря на свой возраст, какие-то проявления улавливал тогда. Вот, помню, в кино люди вдруг вставали в зале, когда на экране появлялся Сталин, и начинали аплодировать. Все это казалось довольно странным после официально осужденного культа личности. Или в студенчестве была у меня случайная встреча со «сталинистом», у которого на квартире все было завешано портретами Сталина. Были даже иконы с ликом вождя. И все это втайне…

Эта половинчатость, свойственная русскому характеру, и проявилась в подходе к эпохе сталинизма, к жертвам и палачам. С одной стороны не до конца реабилитировали тех, кто был незаконно репрессирован, с другой стороны — по-прежнему поклоняемся тем, кто вершил кровавые расправы над собственным народом.

— Именно потому, что в сталинский террор был вовлечен весь советский народ, трудно определить степень вины каждого. То есть получается, виноваты все?

А.Д.: Да, хотя, на мой взгляд, и те и другие были жертвами. Палачи, которые творили террор, одновременно стали позже жертвами режима. Я бы предложил молиться за них за всех. Но нельзя простить режим, нельзя простить ПАРТИЮ за чудовищные, истребительные технологии и практики.

Да, Советский Союз в Великой отечественной войне спас Европу от фашизма, но свой народ от сталинского террора не уберег. В этом и есть самая большая вина Системы. Поэтому наверно не случайно в начале войны в плену у немецкой армии оказались несколько миллионов советских людей, которых Сталин сходу и без разбору записал в предатели Родины. То есть поставил знак равенства между своим режимом и Отечеством.

— Можно ли в таком случае говорить о божьем суде? Каждому воздастся по своему деянию?

А.Д.: Влияние церкви на отношение людей к сталинским репрессиям заметно растет. Патриарх Кирилл был, как всегда выдержан в своих высказываниях относительно сталинского периода, но, тем не менее, четко и ясно дал ему негативную оценку. Владыка Илларион сделал это более жестко, говоря, что все испытания в войне были отпущены нам за грехи наши во времена сталинского режима.

— Да, но спасет ли нас всеобщее покаяние?

А.Д.: Меня стал раздражать этот почти уже штамп, его бездумное повторение. Ни у кого не хватает мужества признаться в прошлых ошибках.

Страна, конечно, устала здорово и запуталась. Покаяние, конечно же, должно состояться, но я не вижу пока, в какой форме это может быть. И кто-то должен подать пример. КТО?

Стоит задуматься о пророчестве Максимилиана Волошина. В 1918 году он написал о том, что «С Россией кончено…» и предъявил в своем стихотворении «М!Р» обвинение русским в том, что «…и Родину народ сам вытащил на гноище как падаль».

А вот последние строчки этого стихотворения:

«О господи, разверзни, расточи!

Пошли на нас огнь, язвы и бичи.

Германцев с Запада, монгол с Востока,

Отдай нас в рабство вновь и навсегда,

Чтобы искупить смиренно и глубоко

Иудин грех до страшного суда!»


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Воры угнали фургон, в котором находился лев
  • Стране необходима по-настоящему новая милиция
  • Удвоения ВВП не будет
  • Борьба за власть на книжной ярмарке во Франкфурте
  • МВД России получило в День милиции подарок - обращение А.Дымовского


  • Top