Контрасты Старого Иерусалима

О субботней экскурсии, которая называлась «Символы старого города» и проходила по христианским и мусульманским местам.

Вы не представляете, как мне сегодня повезло. Я наконец-то переломила поговорку «сапожник без сапог» и первый раз за 19,5 лет пребывания в стране побывала в старом Иерусалиме именно в субботу. Спешу рассказать, что я там увидела и услышала.

Старый Иерусалим. Украшения - блеск арабского рынка. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха (The Epoch Times)Старый Иерусалим. Украшения — блеск арабского рынка. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Прежде всего, хочу отдать должное замечательному Дому Шмуэль, который многие годы организовывает разнообразнейшие экскурсии, культурные мероприятия, путешествия, курсы, короче, не оставляет нас скучать в этой жизни. И на сей раз, прочитав объявление об экскурсии «Символы старого города», я не задумываясь, прыгнула в такси (общественный транспорт в Иерусалиме по иудейским традициям не работает в субботу) и через 10 минут была возле Сионских ворот – место начала «похода» (думаю, что слово «экскурсия» не совсем подходит для осмотра Старого Иерусалима, так как чувствуешь себя в нём не столь туристом, сколь паломником).

Немного поискав группу и гида, нашла их возле здания, где по преданию состоялась пасхальная трапеза-расставание (Тайная Вечеря) Иисуса перед распятием.

Наш гид, Эльдад Брин, повествовал в маленький микрофон, компактно устроенный на его шее, и слышно его было с трудом. Сначала никто не понимал, откуда доносятся стоны, причитания, перемешанные с литургией. Я по невежеству подумала, что кто-то умер, но оказалось, что это паломники, скорее всего из Южной Америки, так проявляют свои религиозные чувства.

Честно говоря, меня такой религиозный экстаз заставил призадуматься. Мне хотелось поговорить об этом с окружающими, у которых тоже появилось непонятное выражение на лицах, но было неловко беспокоить незнакомых людей.

С гидом нам, несомненно, повезло. Он оказался знающим, корректным да еще и с голливудской внешностью. Я узнала массу интересных вещей: и о символе «петух», который три раза прокукарекав, известил о рождении Иисуса, поэтому он удостоился возвышаться на кресте церкви Дормицион; о символе «рыбы и рыбаки», как свидетелях чудес Иисуса и его учеников, называющих себя рыбаками; о «матери-птице», кормящей птенцов своею плотью, как абсолютный символ жертвенности. Я впервые увидела масонский символ, а он, как ни странно, красовался на прекрасно выполненных поручнях здания нынешней ортодоксальной еврейской ешивы (ешива – это еврейская религиозная школа, подготавливающая раввинов – прим. ред.).

Вообще Иерусалиму свойственно объединять в себе противоположности.

Мы познакомились со всеми видами крестов, которые только есть в Старом Иерусалиме. Эльдад задал правомерный вопрос: «Почему именно предмет пытки Иисуса стал символом христианства?» Наш гид пошутил в духе «черного юмора»: «Неужели какая-нибудь новая религия сделает своим главным символом электрическое кресло?»

Потом мы прошли по единственной сквозной, самой длинной улице Старого города, улице Кардо (название устное, условное) и оказались на смотровой площадке, не самой высокой, но удобной. (Кстати, все смотровые площадки в старом Иерусалиме – это крыши.) Эльдад подробно напомнил нам историю Краеугольного камня, над которым выстроен знаменитый золотой мусульманский Куббат ас-Сахра, центральный символ Иерусалима, и поделился с нами одним из взглядов на историю сооружения этого символа. Он до простоты банален: мусульманская Кубба (купол) – декларация в пику христианству, против их церквей и соборов, говорящая, что Бог один, Он не рожден и не порождал.

Да, история Храмовой горы не безобидна. Хотелось бы видеть Храмовую гору оплотом единства, как по приданию было в прошлые времена. Но прав Эль Мукдаси, географ и историк Х века н. э.: «Иерусалим – золотое блюдо, заполненное скорпионами».

По сути, длинное сказание о Старом городе базируется на одном единственном религиозном споре: какая из религий является истинной. Весь этот спор явно отражен в «святынях» Иерусалима. Я поставлю слово «святыни» в кавычки, потому что «святость» и «споры» не должны быть соединимыми понятиями. Но это в идеальном умозрении они не соединимы, а в Старом Иерусалиме все может быть. Одну такую несовместимость мы сегодня уже встретили – символ масонов на перилах ортодоксальной еврейской ешивы.

В фотографии, которые я нащелкала по ходу экскурсии, неожиданно попали типичные для Иерусалима контрасты. Я их не планировала, даже не замечала, но они зафиксировались в кадрах, потому что смесь контрастов – это лицо Старого города. Куда же это лицо спрячешь? Не от объектива – это уж точно.

«Святость сегодня» – это сложная тема, и я боюсь быть слишком категоричной.

Не случайно же в начале похода мы были свидетелями религиозного экстаза. Если он искренний, значит, еще сохранились люди на Земле, которые чувствуют «святость» этих мест.

Идем к Голгофе

Чтобы подойти к Голгофе, нужно пройти через рынок. Узкие, ступенчатые, яркие улочки, постоянные повороты, не туда повернешь – заблудишься. Сегодня заблудится на рынке не так страшно, как раньше, даже интересно.

О путнике заботились во все времена. Источников с водой в Старом Иерусалиме девять, они называются «сабиллы» и построены турками. Если разобраться в слове «сабил», переведя его с арабского на иврит, то получится «швиль» – тропа, или «для» – «бишвиль». Для кого источник с водой? Если начнем отвечать на этот вопрос, то углубимся в религиозные корни.

Источники с водой, выстроенные турками, украшены на арке символом – шестиконечной, как будто вращающейся, звездой. Шестиконечную звезду называют «звездой Давида», и она считается еврейским символом, но истоки ее происхождения в Индии, и сотни лет, вплоть до середины XIX век, она считалась символикой мусульман. Стоит разобраться в происхождении звезды Давида и с этой стороны.

На Голгофе

Здесь выстроен огромный Храмовый комплекс, который в эту субботу посетило огромное количество туристических групп из разных стран и говорящих на разных языках. Продвигались мы с трудом. На этот раз религиозного экстаза ни у кого не было, слышался общий гул людской речи, светило яркое осеннее израильское солнце.

На самом деле, в разнообразии служб ничего удивительного в наши времена не усматривается, мы привыкли жить отдельно, каждый в своей «службе». Сам Храм Голгофы – совсем не единое целое. Это место, где разные церкви завоевали себе участок возле могилы Господней (причем, их больше десятка) и выстроили себе в своем духе, стиле и согласно обрядам помещения для служб.

Но сам факт, что маленький пяточек Земли, который западная цивилизация считает центром мироздания, дробится и дробится, одновременно на нем строится и строится, при этом здесь радуются и стенают, и все это происходит с непрерывным увеличением контрастов.

Субботний поход по Старому Иерусалиму подошел к концу. Я немного устала, но не от физической ходьбы, скорее, от контрастов. Мы не посетили еврейский квартал, но там другая история, дополняющая лицо Старого города обратной стороной. Но это не субботний разговор для евреев.

Приезжайте, стоит посмотреть на Старый Иерусалим своими глазами и пройтись по нему своими ногами – незабываемое впечатление.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Дублин. Фотообзор
  • Проблемы загрязнения атмосферы готовятся решать в Дании. ВИДЕО
  • Синие розы создали японские генетики. ВИДЕО
  • Венеция — центр международного туризма. Фотообзор
  • Торжественные мессы в соляном храме


  • Top