Странное партнерство на Всемирном медиа-саммите в Китае

Ни для кого не секрет, что иностранные СМИ лелеют сладкие мечты о проникновении на китайский рынок. Тем временем, китайские власти недавно воплотили свою программу по легитимизации на мировой арене своего режима в ходе Всемирного саммита СМИ в Пекине.

Агентство «Синьхуа» — рупор коммунистической партии Китая, сотрудничала с такими спонсорами, как мировые ветераны СМИ «Рейтерс», «Ассошиэйтед Пресс», Агентство Франс-Пресс, ИТАР-ТАСС, Kyodo News, News Corporation, US Cable News International, Би-Би-Си и Google. По данным «Синьхуа» в саммите приняло участие свыше 100 международных средствах массовой информации и более 40 отечественных СМИ.

Многие политические идеи китайского режима, согласованные на саммите мировой прессы, полностью отличаются от тех, которые есть у западных магнатов СМИ. Через поддержку китайского саммита они надеются на возможности валютного рынка. С 1990 годов иностранные СМИ мечтали захватить китайский рынок.

За последние 20 лет эти мечты много раз возникали и разбивалась вдребезги о различные установки китайских властей. Грезы воскрешались вновь, словно феникс. Сейчас западные СМИ неосознанно оказались опьяненными своей мечтой.

Встречи на высшем уровне имеют чрезвычайно большое значение для Пекина. Китайское правительство известно своим контролем над СМИ: агентство «Синьхуа», «Жэньминь жибао», и Центральным телевидение Китая (CCTV) — всего лишь рупоры партии.

Когда нет каких-то важных событий, эти компании беспристрастно выполняют самые основные функции средств массовой информации, сообщая о финансах, рыночных тенденциях, социальных событиях, жизни и путешествиях.

Но эти рупоры непременно проявляют свое истинное лицо при освещении событий национального масштаба, таких как Олимпийские игры, внутренние столкновения этнических групп в Тибете и Синьцзяне или что-либо, связанное с политикой и социальной стабильностью. Их показное, клоунское поведение являет собой яркий контраст с западными СМИ.

Агентству «Синьхуа», как средству массовой информации, не хватает достоинства. Оно хорошо осведомлено о том, как его воспринимают международные партнеры, а также о своей репутации изгоя в средствах массовой информации.

Хотя международные средства массовой информации являются одним из организаторов саммита, их занимали совсем другие вопросы. Уместно заметить, что эти две стороны образовали странное партнёрство.

Китайский режим использовал саммит для демонстрации своей невоенной силы (мягкой власти), и «Синьхуа» в качестве принимающей стороны, теперь имеет возможность подтвердить имеющийся статус и намеревается заявить о себе, как медиа-лидере в мире. Использование слова «саммит» не случайно, оно содержит в себе намек на нечто мощное и лучшее. Для китайского правительства, саммит «Большой восьмерки» — это собрание лидеров мировых держав, а саммит мировых средств массовой информации — это встреча ведущих СМИ этих мировых держав.

По словам «Синьхуа», «основной целью Всемирного медиа-саммита является сотрудничество и развитие». Эта цель почти идентична задачам саммита «Большой восьмерки». Уровень активности был выше, чем на Мировой ассамблее китайскоязычных СМИ, состоявшейся несколько лет назад.

Мировая ассамблея китайскоязычных СМИ было просто собранием объединенных китайских правительственных агентств, прямо или косвенно поддерживающих китайский режим. Среди участников Мирового медиа-саммита, в свою очередь, присутствовали СМИ ведущих стран, включая Англию, США, Францию, Россию и Японию.

Статус совместного участия этих игроков в десятки раз выше, чем участников Ассамблеи китайскоязычных СМИ. Их участие указывает, что имидж мягкой власти Китая достиг уровня США.

Саммит проходил в Большом народном зале, где китайское правительство проводит ежегодный съезд Народного политического консультативного совета Китая и Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Место проведения придаёт важность саммиту, делает неприкрытый реверанс в сторону китайского народа и подчеркивает, что иностранные средства массовой информации в Китае играют роль «политических консультантов» под руководством режима.

В десятой главе моей книги «Туман цензуры: контроль над СМИ в Китае», я проанализировал возможность для проникновения в китайскую медиа-индустрию. Я говорил, что позволить иностранным средствам массовой информации проникнуть на китайский рынок — это похоже на аллегорию из басен Эзопа. Крестьянин погонял осла, размахивая стеблем перед носом осла. Китайские власти играют роль крестьянина, а некоторые зарубежные СМИ похожи на осла, привлекаемого стеблем — разрешением выйти на китайский рынок средств массовой информации.

Наиболее известным ослом является медиа-магнат Руперт Мердок, генеральный директор компании News Corporation, а также спонсор саммита. Его опыт в Китае был подробно изложен в книге «Приключения Руперта в Китае: как Мердок упустил счастливый случай и нашел жену», написанной его бывшим помощником, австралийский журналистом Брюсом Довером. Книга описывает, как Мердок пытался проникнуть на китайский рынок, пресмыкаясь перед Пекином и продавая свою совесть, чтобы построить бизнес-империю.

В 2005 году, когда мировые средства массовой информации хором пели похвалы Китаю, они считали, что такие действия откроют им путь на китайский рынок. Но эта заветная мечта была разрушена, когда, в августе шесть правительственных ведомств, в том числе центральный отдел пропаганды, министерство культуры, радио, кино и телевидение, главное управление по делам печати и публикаций разослали «Руководство по усилению контроля над культурным импортом». С тех пор прошло несколько лет без прослушивания глупых хоров иностранной прессы.

Сворачивание переговоров не означает, что мечта умерла. 22 июля этого года Китай опубликовал «План содействия культурной индустрии», утвержденный стать одиннадцатым крупнейшим планом развития отрасли после разработки в текстильной и легкой промышленности. Его целью является возрождение и направление будущего развития китайской культурной индустрии.

Некоторые люди считают, что этот план привлечет больше социального капитала и иностранного капитала для культурной индустрии Китая. Таким образом, многие иностранные медиа-группы рассматривают его как возможность, и начали фантазировать о том, как средства массовой информации промышленно развитых стран могут содействовать свободе прессы в Китае.

Эти крупные зарубежные СМИ поступились своей репутацией и присоединились к давнему медиа-изгою, информационному агентству «Синьхуа» на беспрецедентном саммите мировых СМИ. Их единственной целью является открытие рынка средств массовой информации в Китае. Что касается того, будет ли это содействовать свободе средств массовой информации в Китае, им известно, что подобные перспективы нереальны.

То с чем журналисты сталкиваются в Китае, доказывает, что свобода средств массовой информации в Китае далека от реальности. Один из участников, например, Google, хорошо знает, как сотрудничать и выполнять требования китайского режима, чтобы усилить контроль над Интернетом.

Было бы справедливо сказать, что Мировой саммит СМИ представляет собой шоу, поставленное совместно как китайским правительством, так и западными СМИ. Благодаря этим усилиям по улучшению имиджа, китайские власти получают возможность задействовать в своей игре мягкую силу. В свою очередь западные средства массовой информации, бесплатно игравшие роль второстепенных персонажей на этой встрече, тешат надежды выйти на китайский рынок СМИ.

Первоначально опубликовано в журнале «Human Rights in China», выходящем раз в две недели на китайском языке.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские мечи. Часть первая
  • Компартия Китая подвергла цензуре единственное интервью Обамы китайскому изданию
  • Китайского адвоката приговорили к семи годам тюрьмы за защиту последователей Фалуньгун
  • Китайская кухня: Рецепт "Ароматные жареные луковые кольца"
  • Китайская кухня: рецепт "Жареный рис с овощами по-шанхайски"


  • Top