Как относится мир к китайской политике «одного ребенка»? Хорошая ли это политика?


В статье от 8 декабря «Весьма неудобная правда, но мир нуждается в принятии политики Китая об «одном ребенке», которая появилась в «Financial post», в авторской колонке мать двоих детей Диана Фрэнсис утверждает, что принятие в Китае политики «одного ребенка» — единственный способ обратить вспять катастрофическую глобальную рождаемость.

Хваленая «интеллигентная» программа планирования семьи в Китае высмеивает своих противников, таких как лидеров фундаменталистских религий, делая вывод, что «те, кто не захочет контроля правительства над увеличением семьи, пусть ждет, когда рост населения окажется в два раза больше, чем пастбищ в пустыне».

Но аргументы Фрэнсис основаны на ложных предпосылках, она не понимает принудительной политики Китая в области планирования семьи, и не видит, что она является ужасающей.

Я была одним из нескольких экспертов, которые давали показание в Конгресс США Тому Лантосу 10 ноября 2009 о политике «одного ребенка». Протокол конгресса опубликован на сайте организации womensrightswithoutfrontiers.org.

Поддерживая вмешательство правительства в семейные планы, Фрэнсис не разобралась в этом достаточно. Если бы она прочитала материалы Конгресса, то она узнала бы, что политика Китая вызывает больше насилия над женщиной, чем любая другая официальная политика на Земле. Китай «управляет размерами семей через принудительные аборты, стерилизацию и детоубийство».

Когда мы говорим о «принудительных абортах», что мы имеем в виду? На рассмотрении 10 ноября мы выслушали показания Вуджань, которая стала жертвой политики одного ребенка в Китае. Вуджань рассказала о мучительных побегах от преследований, когда она «незаконно» забеременела. Так называемая «Матка — полиция» в Китае, ворвалась в ее укрытие и поволокла ее на принудительный аборт. Когда инъекция окситоцина не подействовала, они положили ее на операционный стол и почти созревший плод ребенка вырезали по кускам ножницами. Медсестра сказала, что ее аборт — один из 10 000 абортов в городе в этом году.

Является ли это «государственным контролем», о котором Фрэнсис так небрежно выступает от имени всех женщин мира?

При этом Фрэнсис не рассмотрела мнение противников принудительной политики абортов в Китае. 22 апреля этого года, Госсекретарь Хиллари Клинтон осудила искусственный аборт и стерилизацию в Китае, заявив, что они являются «абсолютно недопустимыми».

19 января этого года, другой сторонник абортов, Фелиса Гаер, директор Джекоб-Блостейновского Института продвижения прав человека, заявила: «Я — активный сторонник абортов, и я никогда не смущалась поднимать этот вопрос насилия и принуждения, связанного с популяционной политикой Китая». Потом она называла вынужденный аборт «пыткой». Такие оппоненты вряд ли могут быть характеризованы как «лидеры всемирных фундаменталистских религий».

На самом деле, не о «фундаменталистском» решении проблемы идут споры. Суть в определение статуса женщины в целом. Не столь важно, идет ли выбор за аборты или против него, сам статус женщины унижен.

В интервью с американским каналом «Fox News» после публикации своей статьи, Фрэнсис назвала себя «феминисткой». Как тогда она может защитить принудительный, репрессивный подход к популяционному контролю, вызывающий насилие над женщинами и девочками различными способами? Прежде всего, принудительный аборт — форма пытки, травмирующий женщину. Как мать двух детей, Фрэнсис должна была бы в состоянии понять это.

Фрэнсис может не знать, что в Китае из-за традиционного предпочтения рождения мальчиков, делают селективные аборты, и большинство из абортированных плодов — девочки, форма «gendercide» (форма систематического убийства). Из-за этого gendercide, в Китае сегодня на 37 миллионов больше мужчин, чем женщин. В свою очередь, этот gendercide является одной из основных движущих сил сексуальной эксплуатацией женщин и девочек в Азии.

Возможно, Фрэнсис узнает, что Китай имеет самый высокий уровень самоубийств среди женщин, чем в какой-либо другой стране мира. Около 500 женщин в день кончают с собой. Китай — единственная страна, где уровень самоубийств женщин выше, чем у мужчин. Я считаю, что это ненормально высокий уровень самоубийств среди женщин, вероятно, связанный с принудительным планированием семьи в Китае.

После столетия отстаивания женских прав, пугает, что женщина такого уровня Фрэнсис защищает политику Китая «одного ребенка», защищает систематическое насилие и репрессии, швыряет женские права назад в средневековье.

Реджи Литтледжон — президент организации «За безграничное Женское право».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Тибете произошло землетрясение
  • В Китае снова появилось отравленное меламином молоко
  • Почти все китайские миллионеры являются детьми чиновников компартии
  • Отчёт: в олимпийский год в Китае были вынесены приговоры около тысячи последователям Фалуньгун
  • День бракосочетания обернулся трагедией для 16 пар новобрачных в Центральном Китае


  • Top