Иван Барзаков: «Мы должны пробудиться от летаргического сна коммунизма»

Ученый и поэт Иван Барзаков на презентации своего сборника стихов «Бушующий в скорби» в г. Варна, Болгария. Фото с сайта theepochtimes.comУченый и поэт Иван Барзаков на презентации своего сборника стихов «Бушующий в скорби» в г. Варна, Болгария. Фото с сайта theepochtimes.com

Ещё будучи молодым человеком, профессор Иван Барзаков пытался бежать от коммунистического режима в Болгарии. Его последняя попытка побега увенчались успехом. На презентации своей книги «Бушующий в скорби», в Варне, ученый и поэт Иван Барзаков дал интервью «Великой Эпохе».

- Профессор Барзаков, расскажите нам о двух ваших попытках побега из коммунистической Болгарии.

И.Б.: В первый раз мне было 19 лет. Я сделал это на турецкой границе. Пройдя около 18 миль вглубь турецкой территории, я заболел и решил вернуться. Они [болгарская полиция] арестовали меня.

Я был избит, находясь в заключении, и переводился в различные отделения полиции. Однако мне не выдвинули обвинение в попытке к бегству. Мой второй побег, в 1976 году, оказался успешным. Я, в конечном счёте, попал в Америку, но это было не так легко и быстро, как люди могли бы подумать.

- Почему вы поехали в Америку? Вы добрались до Италии и могли остаться в любой европейской стране.

И.Б.: В то время я пересек границу на территории бывшей Югославии, а оттуда сразу же направился в Италию. История моего бегства достаточно интересна. Путешествуя по Югославии, я переночевал в Любляне, а потом поехал на автобусе до итальянской границы.

Я все спланировал заранее. Мне пришлось проплыть более чем три мили в Адриатическом море, чтобы достичь итальянских берегов. Это было 10 сентября 1976 г. У меня был с собой пакет с вазелином.

Я наивно думал, что если кто-то поймает меня, поскольку там рядом был санаторий для больных ревматизмом, я бы мог сказать, что я из санатория, и это моя мазь. Это бы, конечно, не сработало, но, слава богу, до этого не дошло.

Когда я плыл в Адриатическое море, разразилась буря. Я плыл в течение длительного времени и, наконец, понял, что заплыл дальше, чем планировал. Когда вышел на берег, я увидел, что еще в Югославии, у самой итальянской границы. Вооруженный итальянский пограничник встретил меня, и я подумал, что это конец.

Но все вышло иначе. Первую ночь я провел за решеткой, пока проверяли мою личность, потому что я не имел документов. Затем я был доставлен в итальянский лагерь беженцев, где можно было получить временный иммиграционный статус.

Я не мог остаться в Италии или переехать в другую европейскую страну в связи с необходимостью наличия семьи. В качестве политического беженца мне пришлось выбирать Канаду, Австралию или Соединенные Штаты. Я выбрал Америку. Я знал, что там будет труднее, однако лучше всего. Так я и сделал. В Соединенных Штатах я смог реализовать свои идеи.

- Как вы добились вашей цели? Вам понадобилась чья-то помощь?

И.Б.: Никто не помогал мне. Сначала я учился в Нью-Йорке и выиграл стипендию. Позже меня пригласили преподавать в Сан-Франциско, штат Калифорния. После моего исследования, я и группа ученых основали Институт обучения. Мои первые лекции прошли в Канаде, где я начал разрабатывать инновационные методы ускоренного обучения и глубокого постижения искусств, который я назвал «Aolia».

Америка всегда привлекала меня как страна для убежища. Это страна больших возможностей. Там не существует никакой дискриминации. Если кто-либо работает усердно, он имеет возможность добиться успеха быстрее, чем где-либо еще. Как разработчик системы, который читает лекции и проводит семинары по всему миру, я был приглашен выступить в одном из самых престижных клубов в Сан-Франциско.

- Вы часто посещаете Болгарию. Что вы думаете об этой стране, после прошедших 20 лет свободы от коммунистической идеологии?

И.Б.: Да, я очень часто бываю в Болгарии. С публикацией книги моих стихов, мне удалось побывать во многих городах. Однако наибольшее одобрение мне выказали в Варне.

Один из посетителей на презентации моей книги так отразил нынешнюю ситуацию в Болгарии: «Нет изменений, но есть манипуляция», то есть, нет никаких реальных изменений, но вещами можно манипулировать, чтобы они выглядели по-другому, когда на деле они остаются такими же самыми.

Я чувствую большое отчаяние людей. Там были, и будут продолжать возникать трудности. То же самое происходило в Чешской Республике и Венгрии. Но в Болгарии я вижу нечто другое: замешательство.

Теперь с недавно избранным правительством, может быть, есть надежда, что что-то изменится. Но до сих пор я наблюдал лишь полное разочарование. Система полностью изменилась, но сохранилась структура. Те, кто был у власти в коммунистическую эпоху, вернулись к власти, опираясь на свои черные деньги. В отличие от прежних времен, люди могут свободно высказываться в газетах и на телевидении. Но теперь это экономическое рабство, а не политическое.

Моя книга называется «Бушующий в скорби» в связи с яростью, которую я ощущаю, когда я вижу, как молодые люди принимают наркотики и становится безнравственными. Я вижу, горе и отчаяние людей и не хочу мириться с этим.

- В чем с Вашей точки зрения причина отчаяния? Изменилось ли мышление людей, отягощенное годами коммунизма?

И.Б.: Причин несколько. Германия, к примеру, была полностью разрушена после Второй Мировой войны. Было уничтожено буквально всё. Ценой многих усилий при небольшой иностранной помощи Западная Германия выздоровела в течение очень короткого периода. Она возродилась как феникс.

В Чешской Республике было то же самое, что и в других бывших коммунистических странах в Европе.

Болгария сейчас занимает последнее место в Европейском Союзе, в то время как несколько лет назад оно было шестым. Этому нет внятного объяснения. Как могут люди не быть отчаявшимися?

- Правильно ли я понимаю, что болгары еще не очистили свой разум от своего коммунистического прошлого?

И.Б.: Можно сказать так.

Меня спрашивают, каков выход для Болгарии. Я не политик и не могу сказать, но я знаю, в чём роль писателя, драматурга, режиссера. Он должен понимать и писать всю правду о вещах, о горе.

Поэтому название книги, которую я представил, таково. Оно отражает не тоску, а гнев поэта.

Прошлое было кошмаром для Болгарии. Там существовал непрерывный набор в ряды сторонников режима и информаторов. Это большое преступление против болгарской нации и каждого отдельного человека. Это рабство.

- На протяжении многих лет вы жили и работали за границей. Какой вы видите сейчас ситуацию в Болгарии? Осознают ли болгары и понимают ли, чем они жили, и смогут ли они преодолеть свой старый образ мышления?

И.Б.: К сожалению, очень мало. Сейчас существует некоторые изменения, особенно среди молодых, которые спрашивают [старшее поколение]: «Как вы могли это терпеть?» Но если взглянуть на факты. Родители ничего не говорят своим детям, и учебники не пишут об этом. Молчание сохранялось в течение 20 лет.

Теперь, когда дети стали взрослыми они понимают, что их отец был арестован и заключен в тюрьму, а мать - политически преследована. Этот страх, это нежелание говорить о прошлом, проник очень глубоко. Он подобен раковой опухоли, которая должна быть решительно вырезана.

Мы должны пробудиться от этой летаргии. Видимо 20 лет недостаточно. Необходимо больше силы воли и оптимизма.

И в этом роль художников. Им нужно разжечь общественное мнение. В Болгарии, все должно измениться. Там должен быть закон и порядок. Но если люди живут в нищете, трудно требовать уважения к закону.

Нам следует больше читать стихи и жить с ними. Когда человек начинает ценить то, что питает душу, многое меняется.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Эпифани – «Королевский торт»
  • В Швеции объявлена охота на волков
  • В Конго началось извержение вулкана
  • На чай из угольного самовара приглашают в Петербурге. ВИДЕО
  • Дорожная милиция играет роль Деда Мороза и Снегурочки. ВИДЕО


  • Top