События 2009 года не дают покоя лидерам компартии Китая

Бросая вызов тирании: сторонник иранской опозиции во время столкновений со спецслужбами в Тегеране, 27 декабря 2009 года. Фото: Amir Sadeghi/AFP/Getty Images  Бросая вызов тирании: сторонник иранской опозиции во время столкновений со спецслужбами в Тегеране, 27 декабря 2009 года. Фото: Amir Sadeghi/AFP/Getty Images На восточном берегу Тихого океана январь - это начало нового года, на западном - конец старого года. Это дает нам хорошую возможность оглянуться назад и одновременно посмотреть вперед.

2009 год был очень тяжелым для сторонников антикоммунистического движения. Новый демократичный президент Барак Обама отказался почти от всего, что сделали его предшественники, кроме «контактов» с китайской коммунистической партией. В то же время новая республиканская оппозиция потеряла возможность вспомнить свое антикоммунистическое прошлое после назначения Обамой губернатора штата Юта, республиканца Джона Хантсмена послом в Китае.

Всю оставшуюся часть года в Вашингтоне не обращали никакого внимания на коммунистический режим в Китае - не то, что это плохо, но могло бы быть гораздо лучше. Спикер палаты представителей конгресса США Ненси Пелози особенно разочаровала, храня молчание по этому вопросу, тогда как это было самое время для нее повлиять на дебаты в столице.

На самом деле ситуация ухудшилась. То, что началось как дисскуссия о глобальном потеплении, перешло в руки ведущих обозревателей, тоскующих по тирании. Том Фридман бесстыдно изливался по вопросу о «корректном обучении» китайской компартии. Канадская писательница Диана Фрэнсис пошла еще дальше, по существу, одобрив отвратительную политику Китая по сокращению рождаемости ("one child" policy), сделавшую Чжуннаньхай (имеется ввиду высшее руководство КНР) печально известным всему миру.

А между тем, коммунистический режим снова на марше. Пекин радовался опубликованию хороших экономических показателей (были ли они истинными - это тема для следующей статьи). Все больше мировых лидеров, кажется, намереваются делать то, что они хотят. Их главный союзник на Среднем Востоке - Иран - близок к приобретению ядерного оружия. Его бывшие союзники из Талибана влияли на ход событий в Афганистане.

Смотря глубже

На поверхностный взгляд, год был очень хорошим для компартии Китая.

В то время, как американская элита рассыпалась в похвалах коммунистическому режиму, американский народ сохранял настороженность по отношению к нему. К концу года всем стало понятно, что « мирные преобразования », провозглашенные компартией, - это просто фикция.

Между тем, всему миру стала известна причина, побуждающая власти Ирана настойчиво добиваться «бомбы», - это иранский народ. Продолжающееся иранское сопротивление тирании вдохновляет мир, но также говорит о слабости диктатуры.

Около десяти лет назад историк Джон Левис Гаддис напомнил нам, что угнетенные имеют силу заставить своих угнетателей тратить финансовый и политический капитал на поддержание режима. Тегеран должен быть тратить огромные суммы на это. Мы наблюдали такой эффект в Лебаноне, где продемократическое движение 14 марта одержало пиррову победу на национальных выборах. Похожая ситуация была в Ираке, где предыдущее иранское вмешательство окончилось неудачей из-за острой ситуации внутри страны.

Так как противоамериканская политика компартии Китая проводилась в широких масштабах в Тегеране - частично потому, что муллы хотели приписать себе заслуги и не беспокоить коммунистический режим - неустойчивость в Иране означает неустойчивость в Чжуннаньхай. Более того, власти в Китае сильно обеспокоены конвульсиями Ирана. Они боятся, что их народ тоже восстанет.

Даже в Тайване ситуация для режима ухудшилась. Пока дружественный компартии Гоминьдан правил, ничего не опасаясь, в течение всего года, избиратели острова проголосовали за антикоммунистический демократический блок на местных выборах в прошлом месяце.

Президент Ма Инцзю был популярен среди тех, кто хотел добиться коммунистического будущего для Китайской Республики, и он стал ее лидером.

Чего же мы можем ожидать в будущем? Трудно сказать, но я думаю, что надо наблюдать за Ираном. Сопротивление иранского народа не даст покоя Пекину и Тегерану. В то же время, погоня Ирана за ядерным оружием, разжигаемая стремлением покорить весь мир и заставить его принять репрессирование иранского народа, приведет к большим проблемам для компартии Китая.

Конечно, если иранский народ свергнет диктатуру мулл, это ударит по всем тираниям в мире, особенно по компартии Китая.

*****

Д. Ж. МакГюир - один из основателей China e-Lobby и автор книги «Дракон в темноте: как и почему коммунистический Китай помогает нашим врагам в войне против террора».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Осторожно: "ножки Буша"!
  • Вспоминая свою историю
  • Россияне о СМИ: Средства массовой обманизации
  • Президенту МОК: Открытое письмо инициативной группы СНК «Матвеевка», Московской области
  • На Кавказе нужны гласные судебные процессы, а не уничтожение главарей


  • Top