Адвокат Евгений Архипов Фото: Ульяна КИМ/ Великая Эпоха
Адвокат Евгений Архипов Фото: Ульяна КИМ/ Великая Эпоха
Евгений Архипов, председатель Ассоциации адвокатов России за права
человека согласился
прокомментировать введение Федерального
закона Российской Федерации от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ о применении
домашнего ареста. Закон вступил в силу с 1 января 2010 года.

Евгений
Сергеевич, в

июле 2002 года уже вступил в действие новый
Уголовно-процессуальный кодекс, в котором домашнему аресту посвящена 107-я
статья. Почему оно было пересмотрено?

Е.А.: Принятие этого закона
направлено на так называемую либерализацию уголовного законодательства и
призвано освободить число заключенных под стражу.

Как многие из
нововведений в деятельности правоохранительных органов, они остаются только на
бумаге, так как при подготовке нововведений не учитывается механизм реализации.

Многие
представители правоохранительных органов и суд к нововведениям относятся, по
российской традиции, с опаской и неохотно идут на их реализацию. Это касается
также и такого вида наказаний, как домашний арест.

— Выходит,
правоохранительные органы не готовы к исполнению Закона?

Е.А.: Есть
опасность, что данный вид наказаний станется только на бумаге. Яркий пример –
домашний арест как мера пресечения во время следствия, когда применяется либо
подписка о невыезде, либо заключение под стражу.

Также отсутствуют
соответствующие специалисты. Они должны обладать определенной подготовкой,
уровнем технического оснащения.

В настоящее время
у судей нет выбора, как выносить решения, не применяя домашний арест. А вынося
решение о домашнем аресте – это будет выглядеть как условное осуждение,
идентичное самому же домашнему аресту.

— Законом
прописан надзорный орган для исполнения, это будет ныне действующий орган или
будет создана новая структура?

Е.А.: Скорее
всего, не будет создано отдельных органов, так как надзор за исполнением
наказания в виде условного лишения свободы осуществляет Федеральной службой
исполнения наказаний (ФСИН).

Не исключается
увеличение штата работников, что приведет к искусственному раздуванию
чиновничьего аппарата, а бремя содержания ляжет, как всегда, на
налогоплательщиков.

— Считаете ли
принятие Закона своевременным?

Е.А.: Думаю,
закон необходимо было принимать раньше, но прежде чем принимать закон, опять же,
необходимо было разработать механизм реализации его на практике, подготовиться
к принятию такого закона.

А пока мы
сталкиваемся с хорошей идеей, которая останется на бумаге, как например,
осталось на бумаге освобождение под залог. Это ставит под угрозу дискредитации
собственно институт домашнего ареста и гуманизацию законодательства, а
поставленная цель – сокращение численности лиц, содержащихся в местах лишения
свободы, не будет достигнута.

— Под какое основание подводится такой вид наказания?

Е.А.: Собственно основанием
является уголовный кодекс РФ. Судья, как и обычно, выносит приговор по
окончании производства по делу. Далее судья имеет право выносить приговор о домашнем
аресте за преступления небольшой и средней тяжести, когда предусмотрен срок
наказания не более пяти лет.

— Почему судам легче отправить человека в СИЗО?

Е.А.: В первую очередь —
из-за отсутствия практики применения домашнего ареста. Во вторую очередь — из
страха перед нововведением. Как правило, следствие выходит с ходатайством о
применении меры пресечения в виде заключения под стражу: 95% ходатайств
следствия удовлетворяются судом.

— Встречались ли вам случаи нарушения или неисполнения
Закона?

Е.А.: Пока невозможно
говорить об исполнении или нарушении, так как в России отсутствует практика
применения нового закона, вступившего в силу с 1 января 2010 года. Есть одно решение начала
года, но оно скорее носило показательный характер. В основном нарушении
касаются условно-досрочного освобождения или условного обсуждения: меняется
место жительства без уведомления, с нарушениями, нарушается общественный
порядок, продолжается совершение преступлений.

— Согласны ли
Вы с утверждением депутата Владимира Груздева, что закон позволит разгрузить не
только тюрьмы и изоляторы, но внесет и свой вклад в гуманизацию наказания, а
значит, принесет пользу обществу?

Е.А.: Главное в
данной ситуации, чтобы этот закон был реализован на практике, а пока ни одной
предпосылки к реализации нет. Скорее всего, мы увидим показательные процессы,
когда будет применен домашний арест, они будут освещены в СМИ, но массового
распространения не получат.
Со своей стороны
мы надеемся, что правительство учтет мнение, что механизм реализации должен был
выработан и это как-то изменит ситуацию.
.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях