«Росатом» требует 4,3 миллиарда долларов на реализацию отсталой и опасной плутониевой технологии


«Росатом» требует 4,3 миллиарда долларов на реализацию отсталой и опасной плутониевой технологии. Фото: Taylor S. Kennedy/Getty Images «Росатом» требует 4,3 миллиарда долларов на реализацию отсталой и опасной плутониевой технологии. Фото: Taylor S. Kennedy/Getty Images В рамках федеральной целевой программы по развитию ядерных технологий нового поколения, планируется финансировать реактор, строящийся уже 25 лет, а также увеличить нагрузку на предельно изношенные ядерные предприятия, информирует редакцию «Великой Эпохи» пресс-служба организации «Экозащита!».

21 января на заседании российского правительства рассматривается федеральная целевая программа (ФЦП) по ядерным технологиям нового поколения на 2010-2015 годы и на перспективу до 2020 года. Разработавший программу «Росатом» запрашивает 128,3 млрд руб. ($ 4,3 млрд), из которых бюджет должен выделить не менее 110 млрд руб. ($ 3,7 млрд). Между тем, предлагаемая к финансированию в рамках этой программы гражданская плутониевая технология — неудачная разработка в возрасте около 40 лет, а не инновационная технология следующего поколения.

В частности, снова запрашиваются средства на завершение энергоблока БН-800 на Белоярской АЭС, который строится уже свыше 25 лет. За последние 40 лет ни в одной стране мира, включая СССР, плутониевые технологии не удалось довести до стадии экономически-оправданного промышленного применения. На сегодняшний день в мире не осталось ни одного коммерческого бридерного реактора, за исключением БН-600 (спроектирован в 1963 году) на Белоярской АЭС, ресурс которого в скором времени будет выработан, а история эксплуатации характеризуется пожарами и прочими серьезными инцидентами. В отношении быстрых реакторов до сих пор не решен ряд технических вопросов, в частности плохо изучена реактивность натрия.

Большая часть затрат в ФЦП предназначена для развития реакторов на быстрых нейтронах (БН) и создания инфраструктуры по производству МОКС-топлива (смешанное оксидное уран-плутониевое топливо), которое может быть использовано в быстрых реакторах, также называемых «бридерами». В соответствие с нынешними планам госкорпорации, к 2014 году должно быть налажено производство МОКСа с использованием плутония, высвобождающегося из ядерного оружия в соответствие с российско-американскими договоренностями об утилизации 68 тонн этого материала. История всех участвующих в этой программе предприятий полна крупных инцидентов, включая утечки радиации в окружающую среду. Очередная реинкарнация плутониевой программы повышает риск новых аварий и радиоактивного загрязнения окружающей среды.

До сих пор нигде в мире не случалось настолько опасных экспериментов в связи с тем, что оружейный плутоний слишком дорог, чтобы производство на его основе электроэнергии стало бы экономически оправданным. Попытки использовать плутониевое топливо в бридерных реакторах ограничивались использованием т.н. реакторного плутония с иным изотопным составом.

Кроме того, реализация плутониевой программы «Росатома» ведет к тому, что топливо с оружейным плутонием выходит из-под контроля военной промышленности и попадает на менее охраняемые гражданские атомные станции. В рамках этой программы также придется транспортировать оружейный материал на тысячи километров, учитывая удаленность различных объектов, вовлекаемых в производство и использование МОКСа. Во время транспортировок ядерный материал наиболее уязвим с точки зрения краж и терактов.

«Плутониевая программа «Росатома» не готова к промышленному применению и несет в себе риск новых ядерных аварий и плутониевого загрязнения окружающей среды. Различные виды радиоактивных отходов, которые появятся в результате использования МОКС-топлива, будут более опасными. Технология не выдерживает никакой критики как экономически, так и с точки зрения ядерного нераспространения – утилизации оружейного плутония. Не смотря на то, что изотопный состав плутония после использования в гражданском реакторе изменится — материал все еще будет годен к использованию в ядерном оружии», — говорит Владимир Сливяк, сопредседатель группы «Экозащита!».

 


Хотите немного узнать об истории, как раньше определяли размер ущерба? Первым государственным органом, создавшим и наработавшим практику определения стоимости ущерба, возникшего в результате пожара или залива, безусловно, является РФЦСЭ Минюста РФ, который до недавнего времени назывался ВНИИСЭ Минюста СССР. Данная ситуация сохранялась до принятия Госдумой ряда законов и подзаконных актов об оценочной деятельности и выхода на сцену общественно-экономической жизни страны такой фигуры как «Оценщик» и «Оценочная фирма».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Лидер террористической группировки «Торонто 18» приговорен к пожизненному заключению. ВИДЕО
  • Комментарии Конфуция о тщеславии и достоинстве
  • Вода Ганлан - вода, перелитая тысячу раз
  • Озвучена зарплата наших космонавтов
  • Фальшивомонетчики любят тысячу


  • Top